Сюжеты

Евгений Евтушенко. «Можно все еще спасти»

Новые стихи для «Новой»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 110 от 4 октября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Культура

 

Мандельштам называл поэзию «ворованным воздухом». За этим определением очень многое. Но есть и частности. Что, как не «ворованный воздух», воспоминания о прежней любви или даже влюбленности, которые, став стихами, воскрешают это...

Мандельштам называл поэзию «ворованным воздухом». За этим определением очень многое. Но есть и частности. Что, как не «ворованный воздух», воспоминания о прежней любви или даже влюбленности, которые, став стихами, воскрешают это удивительное состояние? Пусть на мгновение. Вернее, ровно на то время, в течение которого эти стихи писались, а потом еще — когда читались.

Таким «ворованным воздухом» насыщена присланная в нашу газету подборка новых стихов по-прежнему молодого поэта Евгения Евтушенко, пару лет назад отметившего свой семидесятипятилетний юбилей.

Но не только любовь – еще и такие забытые многими сейчас чувства, как жалость и сострадание, живут в новых стихах поэта.

А теперь о грустном. В Переделкине кто-то постоянно срывает указатели, показывающие дорогу к музею-галерее Евгения Евтушенко. Для тех, кто хочет посетить это уникальное место, публикуем карту проезда к музею-галерее от платформы Переделкин.

«Коля» в Оклахоме

Герой чешского фильма «Коля» — холостяк-музыкант, вынужденный играть в крематории диссидент, неосторожно согласился за деньги на фальшивый брак с русской женщиной и на следующий день оказался с брошенным ею сыном Колей лет пяти. Однако, в конце концов, он полюбил его как своего единственного ребенка, но тут возникла мама, вышедшая замуж в ФРГ, и забрала сына.

Этот добрый фильм во многом изменил к лучшему отношение чехов к русским туристам, которых они после появления на улицах Праги не приглашенных ими танков бойкотировали нежеланием с ними разговаривать.

Доброе искусство — всюду свойское.
И для знатоков, и — простофиль.
Поняла Америка ковбойская
очень чешский, очень русский фильм.

Улыбались. Плакали. Все верили —
будет Коля счастлив на земле,
И хотя я не был паном Свераком,
почему-то руку жали мне.

Все же меньше мрачного, чем светлого.
В Оклахоме, посреди степей,
дырочка в носке у пана Сверака,
сделала ты людям жизнь светлей.

Скука — лицемером быть в истории,
ну а смака жизни не понять,
веселей смычком и в крематории
юбку деликатно приподнять.

Сколько душ политикой калечится!
Все бы стало на земле не так,
если Президентом Человечества
был бы этот пражский холостяк.

Ключики сверкали вроде лучиков.
Но бессмертна хитрость палачей —
приспособить к звону честных ключиков
звон своих тюремщицких ключей.

Потому все тот же Евтушенко я,
что надежду вижу и в тоске,
сквозь живую дырочку волшебную
в беззащитно холостом носке.


2006

Снегурочка

Никакого признака беспорядка я не увидел в том, что старенькая правозащитница, которой лет за восемьдесят (да простит она меня,если я преувеличил), вышла 31 декабря прошлого года с грустным юмором, надев костюм Снегурочки, чтобы обратить внимание на свой плакатик с цифрой тридцать один. Он, этот плакатик, напоминал всего-навсего о номере статьи Конституции, разрешающей слишком часто не разрешавшиеся московскими властями митинги, не носившие никакого агрессивного характера. А это даже и митингом-то назвать было нельзя, потому что старушка просто стояла, как молчаливый укор, не перекрывая никакого движения и ничегошеньки не говорила. И вдруг по чьему-то приказу появились ражие молодцы и начали грубо вырывать плакатик из рук старушки, и на все это было так стыдно глядеть тогда и потом, когда это повторяли много раз на иностранных телеэкранах, и мне наивно задавали вопрос: «А что означает эта цифра – 31? Почему  ее у вас нельзя показывать?»

Не задуматься ли нам над самими собой и в этом случае, чтобы не помогать  не любить нас и бояться? А разве всем нормальным людям не хочется, чтобы их любили, а не боялись?

Питомцы культур-мультурочки,
лбы бритые против седин,
так ржали, в зубах сжав окурочки,
увидев подобие дурочки –
старушку в костюме Снегурочки
с плакатиком «31».

Давнишняя правозащитница,
была бы другой – шла домой.
Но все и Господь ей засчитывает,
и седенький Пушкин зимой.

Пришла в декабре тридцать первого
с плакатиком этим в руках,
кота позабывшая верного,
и в целых  сначала очках.

Потом они жалобно хрустнули
от злости родных сапогов.
Такие дела наши русские –
и в бабушках ищем врагов.

Все это по телику видели
с плакатиком «31»
Австралия, Франция, Индия
и даже английская Queen.

Глаза намозолили им уже,
наш стыд отложив на потом.
Но как можно думать об имидже
и бить по нему – долотом?

Как будто бы это боярыня
Морозова в грозных санях,
откуда такое  бояние,
да и у кого-то синяк?

Россия, ведь ты же могучая –
ну что мы себе так вредим,
Снегурочке руки выкручивая
с плакатиком «31»?

Ну разве тут пахнет заговором?,
Чего так пужают народ?
На родине Пушкина, Сахарова
старушкам грубить не идет.

Посмешище  во всепланетии!
Придумают – Бог упаси! –
чтоб тридцатиоднолетие
не праздновали на Руси.

Столицу – пусть стоит недешево –
мы пересоорудим,
чтоб здания ни одинешенького
под номером «31»!

А кто-то заявит, наверное,
крамолу и в этом узря:
«Пора отменить тридцать первые
все числа календаря!»

Неужто все силой доказывается –
не разумом — в нашей стране,
и тридцать второе декабрьское
взамен вкалендарят в стране!

Не знаю, что будет на Родине
и что вообще  на земле,
и сколько еще новогодий мне
достанется – лишь бы в семье.
И нам воссоздаст новый Суриков,
который так необходим,
старушку-Снегурочку в сумерках
с плакатиком «31»!

Декабрь 2009 – сентябрь 2010

Нежнинка

Чем вы в жизни нежней,
тем вы людям нужней,
а когда вы проститесь негаданно с ней,
то последняя ваша нежнинка
охладит чью-то злобу,
                         присев хоть кому-то на лоб,
среди множества лбы раскаляющих злоб.

2010

* * *
Дорасту ли до растенья,
до соснового ствола,
свою душу дораздену
перед всеми догола?

Или в этом есть бесстыдство,
или вовсе нет стыда,
и так глупо следопытство,
если в тайну — ни следа?


2010

А вы и не догадываетесь

Письмо без подписи

Я Вас люблю, а Вы и не догадываетесь,
и Вам не догадаться — вот беда.
И в этом вечно будет недоказанность,
и будет недосказанность всегда.

Я Вас люблю, а Вы и не догадываетесь,
а спросите — я вряд ли дам ответ.
Да, впрочем, Вы мне тоже
не докладываетесь,
Вы любите кого-то или нет.

Я Вас люблю, а Вы и не догадываетесь,
что я скрываю под недобротой,
и до того порою я докатываюсь,
что всем кажусь насмешницей крутой.

Я Вас люблю, а Вы и не догадываетесь.
Открытости боюсь я, как огня.
Уж слишком много злых людей
докапывается,
какие есть секреты у меня.
Мы делаем нечаянно все гадости.
За радости свои не ждем суда.
Вот почему я не хочу догадываться,
и Вам не догадаться никогда.


2010

Поможем Богу,
милый мой…

Женская молитва

Нас друг для друга создал Бог,
а мы ему неблагодарны.
Мы не жестоки, не коварны,
но слишком ждем, чтоб он помог.

А Бог чего-то ждет от нас,
но мы ему не помогаем,
чтобы тебя со мной он спас,
и покаяний избегаем.

Поможем Богу, милый мой,
в нас вновь ему не обмануться,
и, как в последнее «Домой»,
в любовь — ну хоть ползком вернуться.

Еще любовь — она жива
в тебе, во мне, а не в могиле,
хотя ее похоронили
всех сплетен лживые слова.

Какой поссорил нас навет,
чья это зависть, бессердечность?
Когда мы любим не навек,
мы этим обижаем вечность.

2009

Можно все еще спасти

Сплетни могут все смести,
как недобрый ветер,
можно все еще спасти,
если им не верить.

Можно все еще спасти.
Мы друг другом жили.
Ты меня не отпусти
в руки, мне чужие.

Можно все еще спасти.
Как на льду, все тонко.
Ты любовь перекрести,
будто бы ребенка.

Соблазняют нас пути,
скользкие, как змеи.
Можно все еще спасти,
если быть умнее.

Равнодушием не мсти.
Нас разрушит злоба.
Можно все еще спасти,
если живы оба.


2009

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera