Сюжеты

Кедр в поле не растет

Создателям «Сколкова», к сведению: «Силиконовая долина» в России уже есть и работает

Этот материал вышел в № 111 от 6 октября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Позабавил девиз молодежной Школы инноваторов при технопарке новосибирского Академгородка: «Встань, проснись, иди и делай». Именно в такой последовательности. Только в молодости утренний сон так крепок, что сначала, действительно, встаешь,...

Позабавил девиз молодежной Школы инноваторов при технопарке новосибирского Академгородка: «Встань, проснись, иди и делай». Именно в такой последовательности. Только в молодости утренний сон так крепок, что сначала, действительно, встаешь, а потом уже просыпаешься под душем или за чашкой кофе. И — пора в технопарк.

Школяры и менторы

Аспирант Института систем информатики Андрей Дунаев пришел в Школу инноваторов с идеей создания новой глобальной информационной сети, в которой не будет места анонимам. Вся передаваемая в ней информация должна нести на себе несмываемый «отпечаток» владельца, его персональный код. Кроме того, предлагаемая Андреем программная платформа радикально упростит процедуру обмена данными между пользователями IT-устройств — информация напрямую пойдет от передающего к принимающему, без создания копий в недрах сети.

Для того чтобы объяснить суть своего предложения, Дунаев рисует на доске двух маленьких человечков, которые желают общаться, а между ними большого дядю в шляпе. Это посредник, провайдер. Он в принципе может исказить передаваемую информацию, передать ее не по адресу, воспользоваться ею по своему усмотрению. Так вот, Андрей знает, как ненадежного дядю в шляпе либо вообще убрать, исключить из процесса, либо принципиально повысить его надежность.

Как умею, изображаю понимание и произношу первое, что приходит в голову:

— Боюсь, что посредник, он же дядя в шляпе, будет сильно недоволен…

— Любой настоящей инновацией кто-то бывает недоволен, и в первую очередь прежний монополист. Но прогресс невозможно остановить, — говорит технопарковский ментор Дунаева, опытный предприниматель и метаконсультант Алексей Орехов.

К разговору присоединяется давний партнер Орехова Виталий Калашников:

— У меня был только один вопрос к Андрею, когда он впервые нам показал свою идею: «Ты под каким кайфом все это придумал?» Парень настолько нестандартно мыслит, что поначалу его затея в голове не укладывается.

Андрей со своими менторами плотно «пахали» два летних месяца, превращая сырую идею в проект. Теперь дружно уверяют меня, что аналогов разработки в мире нет. Можно начинать искать потенциальных заказчиков — допустим, банкиров, озабоченных проблемой конфиденциальности документооборота, или сообщества творческих людей, желающих защитить свое авторство и самостоятельно управлять распространением своих произведений.

— Вы надеетесь сделать эту штуку в России? — коварно интересуюсь я.

— Почему нет? — пожимает плечами Андрей. — Не смотрите на меня жалостливо, я не идиот, у меня просто характер позитивный. Вся моя университетская группа давно в США, ребята программируют в «Майкрософте» и считают, что отлично устроились. Но я не хочу работать на чужую корпорацию — хочу создать собственную в России. Хочу работать в России и на равных общаться с теми же американцами, немцами, финнами. У нас в Школе инноваторов был один проект на тему создания искусственного интеллекта — и ребятам даже не пришло в голову, что можно взять и написать одному из основателей этого направления американцу Джеффу Хокинсу, задать свои вопросы. Без нормального общения с лидерами трудно создать продукт мирового уровня.

«Я подарила технопарку фортепьяно»

…Технопарк в новосибирском Академгородке новый, с иголочки. В первой в его истории молодежной Школе инноваторов отзанимались свыше 90 человек из числа студентов, начинающих предпринимателей и научных сотрудников Сибирского отделения РАН. На стадию серьезного обсуждения вышли около 30 проектов из области информационных технологий, приборостроения, фармакологии, синтеза новых материалов. Много это или мало?

— Ситуация драматическая, — считает Алексей Орехов. — «Экономика знаний» в развитых странах создается усилиями малых и средних фирм, число которых растет в геометрической прогрессии. У нас картина иная. На данный момент резидентами новосибирского технопарка стали 60 успешных инновационных компаний, образовавшихся в 90-е годы и к настоящему времени достигших многомиллионного оборота. А новых наукоемких предприятий и в Академгородке, и вообще в стране — единицы. Мне кажется, одна из причин такого положения в том, что у нас недостаточно развита инновационная «среда обитания». Вы вот знаете, что невозможно вырастить кедровое дерево в чистом поле? Маленькому кедру поначалу нужны «няньки» — старшие товарищи, которые его прикроют от солнца и ветра, подадут пример правильной жизни. А у нас кто поднялся в основном за те же 90-е годы? «Красные директора», сырьевые олигархи, торгаши-импортеры да чиновники. Они могут материально поддержать «кедрят», если захотят или их заставят, но пример инноваторской жизни дать не могут. Для этого как раз и нужны технопарки и такие вот молодежные школы.

Настя Близнюк, представитель компании «Оракл» в Новосибирске и по совместительству основатель фонда местного сообщества «Академгородок», при упоминании о Школе инноваторов тяжело вздыхает:

— Первая презентация проектов меня расстроила донельзя. Ребята усвоили некий шаблон, и было очень нелегко объяснить, что презентация лишь тогда бывает удачной, когда соответствует личности человека. Одному, скажем, по характеру подходит цветная мультипликация, а другому — сухие черно-белые таблицы. Встал вопрос, как заставить наших школяров раскрыться по-человечески. Я объясняла ребятам, что самыми плодотворными в бизнесе бывают неформальные контакты, что всем людям, а не только инновационным предпринимателям, необходимо нормальное человеческое сообщество. Сейчас в России очень этого не хватает, но уже и молодежь начинает понимать, что индивидуальный успех — это слишком мало для счастья. Я подарила технопарку фортепьяно, потому что очень хочу, чтобы у этого дома была душа…

Люди, интегрируйтесь!

«Люди, интегрируйтесь!» — призывал академгорожан Настин отец Герман Безносов, бессменный «министр странных дел» легендарного клуба «Под интегралом». Тогда же, во время «оттепели» 60-х, в Академгородке по инициативе молодых ученых возникло Научно-производственное объединение «Факел» — прообраз нынешнего технопарка. Объединение получало солидную прибыль, выполняя научно-технические заказы на подрядной основе.

В своей содержательной части технопарк новосибирского Академгородка — тоже «инициатива снизу» — его постепенно наполняют смыслом лидеры высокотехнологичных компаний. Строго говоря, они неплохо поживали и без всякого технопарка, но начали «интегрироваться» ради более высокой цели: успешные предприниматели хотят превратить Академгородок в фабрику инноваций, заметный в мире центр «экономики знаний».

Поначалу научная общественность Академгородка настороженно отнеслась к затее бизнесменов. Звучали даже призывы «изгнать торгующих из храма науки».

— Это все от непонимания сути инновационной деятельности, — считает идеологический лидер технопарка, основатель приборостроительной компании «Унискан» Андрей Брызгалов. — Ученым кажется, что их прикладные идеи и якобы готовые к внедрению разработки — это и есть инновации. На самом деле инновация — это новый товар, хорошо продаваемый за счет своей уникальности, сохраняемой какой-то период времени. Появились удачные конкуренты — кончился период инновационности изделия. Академическая наука к инновационной деятельности имеет лишь то отношение, что найденное учеными супероригинальное решение может продлить период уникальности нового товара. Сами по себе превратить свою идею в товар научные сотрудники, как правило, не могут. Это обязанность инновационных менеджеров, которых мы начали готовить на базе технопарка. Еще одна его задача — создать современную инфраструктуру для инновационной деятельности, чтобы именно в новосибирский технопарк стремились покупатели и заказчики инноваций. Проблема в том, что пока в России нет спроса на отечественные инновации.

Звучит убедительно, только ребят из Школы инноваторов жалко. Не хочется верить, что их изобретения если и пригодятся, то исключительно за границей. А ведь некоторые проекты новосибирцев необходимы стране как воздух, причем в буквальном смысле слова. Этим летом москвичи задыхались от смога, а помочь им смогли бы эффективные бытовые воздухоочистители, использующие технологию фотохимического разложения вредных веществ. Прибор, пока существующий в одном экземпляре, производит «питьевой воздух» высшего качества. Есть бизнес-план, есть даже первые заказы — нет первоначального капитала…

Комментарий

Академик РАН Виктор Полтерович:

— Я только что из Новосибирска, где выступил с докладами перед участниками Международной молодежной экономической школы и на одном из круглых столов инновационного форума «Интерра». Порадовался задору молодых сибиряков, жаждущих «славу добыть» — себе и России — в сражении за инновации.

Порадовался и одновременно огорчился. Потому что подавляющему большинству придется испытать горечь поражения. Причина проста: для российского бизнеса внедрять принципиально новые технологии — слишком дорогое удовольствие, гораздо дешевле и эффективнее осваивать проверенные западные достижения.

Результатом кампании, направленной на достижение недостижимых целей, скорее всего, будут потемкинские деревни. Мне кажется, старшее поколение должно помочь молодым профессионалам избежать разочарований. Перед молодежью следует ставить разрешимые задачи, одна из наиболее насущных — повысить производительность труда во всех отраслях экономики. Сейчас она составляет менее трети от показателей передовых стран, и это обстоятельство закрывает нам дорогу в «экономику знаний». Не столь важно, будет ли рост производительности достигнут за счет внедрения чего-то «принципиально нового» или путем заимствования уже освоенного за рубежом.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera