Сюжеты

Стружка

Журналиста Ярцеву завтра могут определить в психиатрическую клинику, потому что она решила бороться за экологию

Этот материал вышел в № 111 от 6 октября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Баррикады экологического фронта уже стали неотъемлемой частью российского пейзажа: видные политические деятели, звёзды эстрады и кино, писатели и художники – все так или иначе отмечаются около чего-нибудь «зеленого». Многие слышали, а...

Баррикады экологического фронта уже стали неотъемлемой частью российского пейзажа: видные политические деятели, звёзды эстрады и кино, писатели и художники – все так или иначе отмечаются около чего-нибудь «зеленого». Многие слышали, а кто-то даже участвовал в «Часе Земли», «Дне без Машин» и прочих светлых акциях. Только далеко не все так прекрасно, когда дело борьбы за чистый воздух и прозрачную воду напрямую касается денег. В этом случае, как показывает практика того же Химкинского леса, порыв души может обернуться делом неблагодарным, а порой и опасным. Вот, как в случае с Галиной Ярцевой – редактором независимой новгородской газеты «Русский караван», попытавшей отстоять право 5000 тысяч людей, живущих в непосредственной близости от предприятия, выбросы которого, мягко говоря, не полезны, дышать не через тряпочку. Столь понятный любому нормальному человеку порыв завтра может привести журналиста в «желтый дом». Причем и завтра, и «желтый дом» - вовсе не фигуры речи.

Несколько дней назад в редакцию «Новой» поступило письмо от адвоката Галины Валентиновны, Егора Мыльникова, который подробно описывает ситуацию, как в Ветхом Завете – от кого что пошло. Началось все в 2008 году, когда к Галине обратился житель поселка Подберезье Нижегородской области господин Шумилкин с просьбой помочь ему в тяжбе против ООО «Флайдерер», которое занимается производством очень нужных народному хозяйству древесно-стружечных плит. Господин Шумилкин ничего не имеет против народного хозяйства, просто он проживает в непосредственной близости от завода и благодаря этому, как он сам утверждает, обзавелся острой формой астмы. Врачи, которые тоже ничего не имеют против прогресса, все же подтвердили: болезнь явилась следствием воздействия содержащегося в воздухе формальдегида. Примерно в тот же период врачами-педиатрами Новгородской области был отмечен резкий всплеск детских заболеваний, по симптомам похожих на токсикоз. Правда, к чести борца с норвежской семгой и молдавско-грузинским вином, местное отделение ведомства главного санитарного врача Онищенко задокументировало: показатели выброса вредных веществ не превышают норму.

По просьбе господина Шумилкина несколько раз проводилась экологическая проверка предприятия, которая, опять же, не выявила никаких отклонений от нормы – ну, бывает... Хотя бы потому, что проверяльщики приезжали не ранее, чем через две недели после подачи заявления, а Подберезье – поселение маленькое: кто-нибудь руководству о том мог и сболтнуть… А потом: проверяющие – тоже люди, они ночью спят, а проверяют днем, когда в заявлениях упоминалась почему-то ночная активность завода… Короче, господин Шумилкин ни в какую не хотел верить местным экспертам, и требовал проведения независимой экспертизы. Тут – заковыка: для того необходимо было исковое заявление, поданное в суд. Но – где суд, а где господин Шумиликн? И для помощи в этом нелёгком деле потенциальный истец обратился к журналисту Ярцевой.

Ярцева помогла – и в мае 2008 года в Новгородском областном суде ими было подано ходатайство о назначении экологической экспертизы. А где в Новгороде эксперты? Только там, где указал Роспотребнадзор, - в «Центре гигиены и эпидемиологии». Эксперты вновь потрудились на славу и ничего дурного в воздухе не обнаружили – особенно, касательно астмы. Однако случилась неприятность: для проведения сличительных замеров было привлечены сотрудники иного, не местного, учреждения – «Центра гигиены и эпидемиологии» из Тихвина Ленинградской области. Наверное, тем, кто проводил эти сличительные замеры, никто не объяснил, что воздух в Подберезье ничем не угрожает заявителю Шумилкину, и потому суточный мониторинг выбросов завода показал: содержание формальдегида в воздухе превышает допустимую среднесуточную норму в 3,6 раза, а максимальную разовую и вовсе - в 10. Проверка эта проводилась в присутствии жителей Подберезья, которым тихвинские сотрудники рассказывали о результатах прямо в режиме он-лайн, в подтверждении чего имеется диктофонная запись.

Но диктофонная запись, как и протокол «чужаков»-исследователей – это такая вещь, на которую в Новгородской области чихать хотели. И следственные органы в этом вопросе не отстают. Причем тут следователи? Просто гражданин Шумилкин, измученный астмой в острой форме, подал заявление в областной следственный комитет – уже после того, как на Подберезье наслали третью, «правильную» комиссию. Господин Шумилкин требовал возбуждения уголовного дела по статье 303 УК РФ - «фальсификация доказательств».

Очень смешной этот господин Шумилкин, потому что к-терапевту-не-ходи понятно, что никто даже проверку проводить по такому ничтожному поводу не будет. И не провели. К радости судьи по гражданским делам, которая постановила: в иске к ООО «Файдерер» отказать.

Но почему-то вся эта история больше всего возбудила не ООО, а судебного пристава Лобанова. Его заявление было рассмотрено самым что ни на есть оперативным образом. Пристав Лобанов сетовал на журналиста Ярцеву, которая освещала данную тяжбу в своей газете. И наосвещалась на статью 297 УК РФ - «неуважение к суду». Пристав утверждал, что Ярцева во время судебного заседания позволила себе нелицеприятные высказывания в адрес судьи Андриец Е.В. А вдогонку следственным органом поступила еще и жалоба от оскорбленного представителя ООО «Флайдерер» - Казанцева А.В., который уверял, что четвертая власть в лице Ярцевой нахамила ещё и ему.

Адвокат Галины и она сама считают, что иски эти – липовые, причина их - ответ на принципиальную позицию газеты. На мнение подозреваемой в совершении уголовного преступления, конечно, можно было бы и не обращать внимания, если бы не вердикт присяжных – а дело дошло-таки до суда: Ярцева не виновна - решили двенадцать федеральных судей весной 2010 года.

И тут, как вы понимаете, начались последствия: якобы оскорбленного судью, рассматривавшую дело по иску к заводу «Флайдерер», сняли с должности, а на оправдательный приговор сторона обвинения написала протест. И летом 2010 года Верховный Суд отменил оправдательный приговор (наверное, потому что верховные судьи никогда не жили в Подберезье) и направиля дело на новое рассмотрение. Но суд присяжных – тонкое дело, на него особо рассчитывать не приходится, и прокуратура решила проверить Галину Ярцеву на предмет вменяемости. Ну, действительно, только психолого-психиатрическая экспертиза может установить, с чего это журналист так упирается.

Прокуратура посчитала странным, что журналист Ярцева плакала в зале суда и подозревала присутствующих в заговоре. Знаете, женщины, когда их хотят ни за что посадить в тюрьму, иногда склонны плакать… Практика, показывает, что даже и мужчины. А что касается заговора, то подобное суждение возникло в голове гособвинителей после того, как подсудимая предположила: уголовное дело носит заказной характер и имеет целью воспрепятствовать её профессиональной деятельности на посту главного редактора газеты.

Слушайте, ну какие могут быть заказные дела в России? И потому проведение судебной психолого-психиатрической экспертизы суд поручил Новгородскому психоневрологическому диспансеру под руководством главного врача – Яковлева В.Н., являющегося отцом заместителя прокурора Великого Новгорода Яковлева Н.В., имевшего непосредственное отношение к обвинительному заключению в отношении Ярцевой.

Случайность, конечно. Думается, ни у кого не возникает сомнений в том, что в этом медицинском заведении по отношению к журналистке возникнет какое-то предвзятое отношение, способное вылиться в «нужный» диагноз…

Смешная история? А вот теперь – стоп! 7 октября 2010 года журналиста Ярцеву могут признать невменяемой. Да, ее адвокат всеми силами пытается опротестовать назначение экспертизы, но, к сожалению, пока безуспешно. Ведь что такое жизнь больного астмой господина Шумилкина, на ту беду свалившегося на совестливого редактора, и сам редактор местной газеты, по сравнении с иностранным инвестором в лице завода по производству стружек?

Еще раз – завтра журналист Ярцева может оказаться в психиатрической больнице просто потому, что исполняла свой долг.

И что делать?

Комментарии

Первый заместитель прокурора Николай Яковлев, сын главного врача В.Н. Яковлева, отказался от каких либо комментариев, ссылаясь на то, что он лишь направил дело в областную прокуратуру и никакого отношения к нему уже не имеет.

Прокурор Великого Новгорода Рядткин Вячеслав Александрович отказался без объяснения причин и лишь рекомендовал обратиться в пресс-службу, все попытки связаться с которой потерпели неудачу.

Следователь по делу Ярцевой, Свердлов Сергей Борисович, от комментариев отказался.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera