Сюжеты

Зайти на чай к талибам

Этот материал вышел в The New York Times (08.10.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Они надеялись на чай, а не на перестрелку. Но вечером того дня подразделение морских пехотинцев, среди которых было три женщины, попало под обстрел со стороны близлежащего поселка. Все немедленно попадали на землю, заползли в укрытие и...

Они надеялись на чай, а не на перестрелку.

Но вечером того дня подразделение морских пехотинцев, среди которых было три женщины, попало под обстрел со стороны близлежащего поселка. Все немедленно попадали на землю, заползли в укрытие и направили свои винтовки в сторону поля, засеянного хлопком и кукурузой.

В бинокли им было видно, как афганец вел беспорядочную стрельбу из-за глиняной стены, а вокруг него стояли пятеро или шестеро детей. Открывать ответный огонь было нельзя, потому что могли пострадать дети, поэтому пришлось дождаться, пока стрелок уберется восвояси, и отправиться обратно на свою базу. В результате столкновения никто не пострадал.

«В первый момент в таких ситуациях всегда хочется воскликнуть: «О боже, в меня стреляют!» — признается 20-летняя младший капрал Стефания Робертсон. С тех пор как ее подразделение было направлено в Марджу, перестрелки превратились для нее в повседневность. — Но ты просто делаешь то, что положено. Нельзя сказать, что успокаиваешься, но просто… — она делает паузу, подыскивая подходящие слова, для того чтобы описать свою реакцию на то, что многих просто привело бы в ужас. — Просто тело само помнит, что ему делать».

Младший капрал Робертсон прибыла в Афганистан шесть месяцев назад вместе с тридцатью девятью другими женщинами, служившими, как и она, в подразделении морской пехоты, постоянно расквартированном на базе Пендлтон в Калифорнии. С недавнего времени Пентагон в порядке эксперимента начал прикомандировывать к укомплектованным мужчинами частям «женские боевые подразделения». Их задачей является налаживание контактов с афганскими женщинами, поскольку в силу местных обычаев мужчины контактировать с ними не могут.

Все женщины, принимающие участие в операции, согласились на это добровольно. Предполагалось, что они будут заходить в дома к пуштунским женщинам, пить с ними чай, определять, какая помощь им необходима, собирать разведданные, а также помогать открывать новые больницы и школы. Именно этим они и занимались, и по мере того как близится завершение их семимесячного пребывания в Южном Афганистане, крепнет впечатление, что «чайный» эксперимент оказался успешным. Но этим женщинам, оказавшимся к военным действиям ближе, чем любым другим служащим в Афганистане женщинам-военнослужащим, довелось не только пить чай, но и применять оружие и участвовать в реальных схватках, более жестоких, чем кто-либо ожидал.

Несколько месяцев спустя после завершения широкомасштабной наступательной операции против боевиков «Талибана» ситуация в районе Марджа заметно улучшилась. Но все же этот район остается одним из самых опасных в Афганистане, и женщинам-военнослужащим невольно приходится ежедневно нарушать инструкции, ограничивающие участие женщин в боевых действиях. Им довелось открывать ответный огонь и отражать атаки, их забрасывали самодельными гранатами и обстреливали из гранатометов.

Ни одна из сорока женщин не получила серьезных ранений, но их товарищи погибали на их глазах. Одна из женщин, 22-летняя капрал Эйника Коут, в начале сентября, принимая участие в патрулировании на юге Марджи, следовала в полутора метрах позади младшего капрала Росса Карвера, когда того сразила пуля, выпущенная снайпером-боевиком. Через неделю, во время состоявшейся в Мардже панихиды, Эйника Коут сказала, что никогда больше не вызовется участвовать в таком задании.

«Дело не в тяжелых условиях и не в заданиях, а в этом, — говорит она, показывая рукой на мемориальную экспозицию, состоящую из ботинок, оружия и солдатских медальонов, принадлежавших погибшим морским пехотинцам. И тихо продолжает: — Я все же женщина, и мне не по силам видеть, как гибнут люди».

Командир женского подразделения, 27-летняя капитан Эмили Несланд, считает, что жертвы и потери были не напрасными: «Своей работой здесь я буду гордиться всю оставшуюся жизнь».

Но капитан Несланд считает абсурдной позицию командования относительно неучастия женщин в боевых действиях — в то время, когда члены ее подразделения почти ежедневно попадают под обстрелы во время пешего патрулирования.

«Действующие инструкции об участии женщин в боевых действиях устарели и неприменимы в войне, которую нам приходится вести», — написала она в письме, которое разослала своим родителям, друзьям, а также корреспондентам газет. Она с трудом нашла в себе силы примириться с тем, что Корпус морской пехоты не готов допустить женщин к службе в пехотных частях.

Труднее всего женщинам пришлось во время сентябрьской операции по зачистке деревни Систани, опорного пункта «Талибана» на самом западе района Марджа. Прежде морские пехотинцы здесь не появлялись, и теперь им вместе с подразделениями афганской армии было поручено обыскать деревню накануне парламентских выборов. Женщины-солдаты должны были следовать за мужчинами и вступать в контакт с афганскими женщинами.

Афганки шли на контакт осторожно, но были настроены дружелюбно. Большинство из них говорили, что их мужья в это время работают на полях. Но морские пехотинцы подозревали, что некоторые из этих мужей либо боевики, либо оказывают поддержку боевикам, и предпочли избежать встречи с американскими военными.

Именно в тот вечер, когда морские пехотинцы уже возвращались на базу, и произошел инцидент с боевиком, открывшим по ним стрельбу из-за спин детей. «Выстрелить и убежать — это все, на что они способны», — говорит младший капрал Робертсон.

Скоро женщины вернутся в США, а в конце сентября на смену им в провинцию Гельманд с базы Пендлтон уже прибыла новая группа из 45 женщин-военнослужащих. Прежняя группа уже познакомила новый женский контингент с теми пуштунскими женщинами, с которыми им удалось наладить связь. Можно надеяться, что эти контакты будут развиваться.

«Хоть немного изменить чью-то жизнь — это огромное дело, — говорит капитан Несланд. — А если в результате в один прекрасный день местным женщинам больше не придется носить паранджи, будет вообще прекрасно. И если теперь, когда их избивают, им есть кому пожаловаться, это тоже очень хорошо. Уверена, что они будут вспоминать нас добрым словом».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera