Сюжеты

Броненосец «Зеленин»

Покушение на кремлевскую кухню

Этот материал вышел в № 116 от 18 октября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Способы политического самоубийства в России многообразны. Можно прилюдно щелкнуть себя пальцем по горлу, намекая на известную слабость президента, — и невдолге к твоему парламенту подгонят танки. Можно накануне выборов подловить...

Способы политического самоубийства в России многообразны. Можно прилюдно щелкнуть себя пальцем по горлу, намекая на известную слабость президента, — и невдолге к твоему парламенту подгонят танки. Можно накануне выборов подловить заединщиков с коробкой из-под ксерокса — и вот ты уже не Главный Охранник. Можно вступить в полемику с гарантом, написав идейно ущербную статью для официоза, — и вот ты уже не мэр. Тебе больше не доверяют.

Однако даже на фоне трагических подвигов Хасбулатова, Коржакова, Лужкова поступок тверского губернатора Дмитрия Зеленина выделяется каким-то особым, отчаянным цинизмом. Ибо он покусился на святое — на кремлевскую кухню. На самого шеф-повара, самозабвенно готовящего острые блюда.

При этом, вступая в противоборство с высшим начальством, губернатор нашел незатертые слова и неожиданную метафору. А также самый современный из методов передачи обличительной информации — «Твиттер». И в этом своем «Твиттере» рассказал народу всю правду о том, как его накормили в Кремле на приеме, устроенном в честь президента Германии и его супруги.

Метафору он обнаружил в своем блюде. Она имела вид слегка извивающегося червя, каковым при ближайшем рассмотрении и оказалась. «Такое случается в Александровском зале. Вместе с говядиной подают салат с живыми дождевыми червями», — написал потрясенный Зеленин и выставил на обозрение публики тайно сделанную фотографию. Действительно, у края тарелки, словно наклюкавшийся гость, вяло шевелился рожденный ползать.

Натурально, случился скандал, по степени драматизма не уступающий самым ярким событиям страшных девяностых и счастливых нулевых годов. Иные из независимых экспертов даже вспомнили бунт на броненосце «Потемкин», начавшийся с таких вот червей в пище и обернувшийся предательским выстрелом «Авроры». Следуя этой исторической логике, в ближайшие дни надо было ожидать бунта губернаторов в Кремле, бессмысленного и беспощадного. Воображению рисовались грубые мужские лица, перекошенные рты, грохочущие миски — в общем, полный Эйзенштейн.

Власть в Кремле скоро осознала опасность, таящуюся в микроблоге. Ответ последовал скорый и суровый. И слово «увольнение» в нем прозвучало сразу — из уст президентского помощника Приходько, который пожалел о том, что губернаторов нельзя, согласно закону, отправлять на покой за «слабоумие». Чуть позже судьбой земляного червя озаботились такие серьезные организации, как ФСО и управление делами президента.

Служба секьюрити начала детальную проверку причин возможного проникновения наживки в режимную зону. Пресс-секретарь управделами Хреков, подробнейшим образом изучив фотографию в «Твиттере», пришел к выводу, что «она не соответствует ни месту проведения, ни сервировке стола на данном протокольном мероприятии». В заключение г-н Хреков также пригрозил бунтующему губернатору страшными карами «в соответствии с действующим законодательством». Хотя в действующем законодательстве не так-то просто найти статью, карающую за создание революционной ситуации с применением «Твиттера» и живой землеройки.

О том, что ожидает смутьяна, думать зябко. Хасбулатов нескоро вышел из узилища. Коржаков до сих пор пробавляется письменными и устными мемуарами, в которых сводит счеты с покойным президентом, — и все как-то неудачно. Лужкова ждут на Триумфальной площади — дальше вроде некуда. И хотя губернатор Зеленин, осознав ошибку, удалил запись из «Твиттера», участь его представляется незавидной. Земляной, иначе дождевой, червь, зверь из подкласса малощетинковых, продолжает свое победоносное шествие по интернету, клонированный в тысячах копий. И на всех он запечатлен в той же развратно-пьяной позе, как бы говоря: «Вот, граждане, дожили! Уже и в Кремле салатики с душком» — что является злостной клеветой на власть и ее кухню, а также на весь губернаторский корпус, ни о каких бунтах не помышляющий.

Отчего же так подставился единоросс Зеленин — политик молодой, перспективный, богатый идеями и личным состоянием, которое завистники оценивают в цифру, приближающуюся к миллиарду у.е.? Опыт подсказывает, что политическим суицидом у нас увлекаются лидеры, которым уже указали на дверь. Тот же Лужков вступил в яростную полемику с Медведевым после того, как глава президентской администрации попросил его очистить кабинет в течение недели. Зеленин попал в «зону риска» в конце сентября, когда Международный институт политической экспертизы и фонд «Петербургская политика» выставили ему троечку. Причем эту оценку могли еще уточнить в Кремле — и не в лучшую сторону. И он, вероятно, решил из этой зоны уйти — самостоятельно, шумно, чтобы помнили.

Если это так, то способ, каким самоубился тверской губернатор, следует признать самым оригинальным из всех, какие до сих пор практиковались. Заморить напоследок червячка в Александровском зале — это, согласитесь, поступок десятилетия. Сами мы не тверские, но можем от души посочувствовать, как бы сказать, избирателям Зеленина, ежели им вот-вот предстоит осиротеть. Потеря нешуточная.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera