Сюжеты

Презумпция бессилия

Этот материал вышел в № 116 от 18 октября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Вопрос: «Ходить или не ходить на митинги?» — для меня самой очень серьезный. Можно ведь начать упрекать того, кто зовет друзей и знакомых на улицу, в экстремизме и прочем неконструктивном противостоянии существующей власти. Но я для себя...

Вопрос: «Ходить или не ходить на митинги?» — для меня самой очень серьезный. Можно ведь начать упрекать того, кто зовет друзей и знакомых на улицу, в экстремизме и прочем неконструктивном противостоянии существующей власти. Но я для себя ответила на этот вопрос. Я считаю, что участие в митингах — это наиболее убедительный и доступный способ в наших условиях выразить собственное мнение. Естественно, я говорю только о себе самой. Но и для меня существуют но. Назовем их оговорками.

Первая: я бы сама стала убеждать людей ходить только на разрешенные митинги. Из чисто мещанского опасения получить по башке дубинкой. Если такая вероятность существует, а, по словам премьер-министра, очень даже существует, то кого-то уговаривать пойти и получить дубинкой мне кажется неправильным.

Довольно противное ощущение в связи с этим возникло у меня, когда я пришла на Триумфальную в какое-то из 31-х. Было совершенно очевидно, что моего инвалидного кресла стражи порядка боятся больше, чем десятка молодых крепких парней. Повредить меня под вспышки фотоаппаратов было нельзя, не то что избить десяток-другой сограждан. Меня вежливо оттесняли, почти с ласковым шипением рекомендовали снять значок, а боковым зрением я видела, как ребят грубо запихивают в автозак. Вот и уговаривай после такого. Сам вроде ничем не рискуешь.

Вторая: надо новичков убеждать прийти на митинг с конкретными требованиями. «Вааще» против произвола или «вааще» за свободу граждан собрать тяжело. Вот конкретно за Химкинский лес или конкретно за выборы мэра — раскачать можно. А тут в ход идет стопроцентная отговорка — все равно ничего не получится, без меня решат, они все равно не договорятся. Я слышу это буквально со всех сторон. Такая презумция бессилия, индульгенция, которую выписывает сам себе ленивый и на все согласный гражданин. Есть еще другие оправдания. У них, тех, кто ходит на митинги, там клуб, они пообщаться ходят или все там просто пиарятся.

Потому и клуб, что ты остался дома, хочется сказать. Злобно.

С завистью вспоминаю картинки французских или итальянских демонстраций. Десятки и сотни тысяч человек. Скажете, у них конкретные экономические требования, например они протестуют против повышения пенсионного возраста. Но такие же количества людей собирались, когда во Франции во второй тур президентских выбор вышел Ле Пен и французам стало стыдно за свое безмолвие в первом туре. У нас это невозможно, скажете. Но если вы так говорите, то у вас, граждане, амнезия. Кто жил в Москве в конце 1980-х — начале 1990-х, тот помнит, какие массы людей собирались в Лужниках, на Манежной площади и т.д. Впрочем, тогда можно было собираться и под абстрактные лозунги о свободе. Так сильно достало происходящее и так страстно хотелось перемен.

Сейчас перемен хотят далеко не все. Поспокойнее, постабильнее — мы заслужили это за бурные предшествующие годы. Но только нужно уловить в самом себе момент, когда нежелание отстаивать собственные права объясняется не отсутствием их нарушений, а собственной ленью, конформизмом и безволием.

Помните монетизацию льгот и пенсионеров, перекрывавших Ленинградское шоссе? Вот уж власти испугались насмерть! С тех пор пенсии индексируют в первую очередь, а министр финансов Кудрин громко рыдает, видя долю пенсионных расходов в бюджете. А теперь представьте такую ситуацию: очень скоро поколение пенсионеров сменится, и на смену современным, которые и на выборы ходят, и на митинг могут выйти, придут мои ровесники, ленивые и аморфные. Тогдашнему Кудрину послабление выйдет: требований не предъявляют, значит, об этих людях можно и забыть, потому как человек, не высказывающий претензий, безусловно, создает иллюзию того, что он всем доволен.

Можно ли высказать свои требования как-то по-другому? Без того, чтобы одеваться, красить физиономию и тащиться на улицу? Так, нормально, дома на диване. Или в уютной «жежешечке». Но в «жежешечке»-то как раз получается. Но очень редко. И далеко не у всех. А других способов прокричать тихонько и из дома я не знаю.

Сейчас действительно все неплохо, точнее большинству неплохо. Но это не означает, что так будет всегда. А настаивать на уважении к себе стоит всегда. Но только сначала требуется самому знать свои собственные права и научиться их отстаивать. То есть уважать себя.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera