Сюжеты

Япона-мама как кузькина мать

Целое поколение японцев выросло в условиях экономии

Этот материал вышел в The New York Times (22.10.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

В подготовке материала участвовал Стив Лор Немногим странам в современной истории довелось пережить такие кардинальные экономические перемены, как Японии. Именно здесь случилось первое в Азии грандиозное экономическое чудо, и в 80-е годы...

В подготовке материала участвовал Стив Лор

Немногим странам в современной истории довелось пережить такие кардинальные экономические перемены, как Японии. Именно здесь случилось первое в Азии грандиозное экономическое чудо, и в 80-е годы на гребне безудержного спекулятивного роста фондового рынка и рынка недвижимости Япония первой из азиатских стран бросила вызов экономическому превосходству Запада над Востоком.

Однако в итоге «пузырь» лопнул, и Япония оказалась ввергнута в медленную, но неуклонную стагнацию. На протяжении жизни уже целого поколения страна не может вырваться из ловушки низкого экономического роста, дефляции и разъедающего экономику снижения цен.

Теперь, когда уже Соединенные Штаты и другие страны Запада столкнулись с проблемой гигантских долгов и с последствиями лопнувшего «пузыря» на рынке недвижимости, западные экономисты заговорили о японизации, то есть о скатывании в ту же дефляционную ловушку рухнувшего спроса. Потребители боятся тратить деньги, корпорации боятся инвестировать, банки боятся выдавать кредиты. В  результате складывается губительный самораскручивающийся цикл: по мере дальнейшего снижения цен и сокращения рабочих мест потребители начинают еще крепче держаться за свои кошельки, компании еще больше сокращают расходы и откладывают расширение.

«США, Великобритания, Испания и Ирландия сегодня переживают то же самое, что Япония переживала примерно десять лет назад», — говорит старший экономист компании Nomura Securities Ричард Ку.

Дефляция прокатилась по японскому обществу тяжелым катком, посеяв напряженность в отношениях между поколениями и породив к жизни новую культуру, для которой характерны пессимизм, фатализм и заниженные ожидания. Япония во многих отношениях остается процветающей страной, однако ее будущее выглядит мрачно.

Японцам младше 40 лет трудно даже вообразить, что в 80-е годы могущественная «корпорация «Япония», казалось, грозила отправить в небытие целые отрасли американской промышленности, начиная от автостроения и заканчивая производством суперкомпьютеров.

Сегодняшний размер японской экономики не превышает уровня 1991 года: ее ВВП равен $5,7 трлн по сегодняшнему обменному курсу. За тот же период размер американской экономики удвоился и достиг $14,7 трлн, а в этом году Китай потеснил Японию с места второй экономики мира.

Потери компаний и частных вкладчиков за эти годы на фондовом рынке измеряются триллионами долларов. К сегодняшнему дню японский фондовый рынок по сравнению с 1989 годом сократился в 4 раза, цены на жилье скатились на уровень 1983 года, а перспективы на будущее выглядят более чем блеклыми, если принять во внимание, что японский государственный аппарат является самым большим в мире, население страны сокращается, а бедность и количество самоубийств растут.

Но, возможно, самым заметным результатом десятилетий экономической стагнации стал кризис уверенности в своих силах. Некогда граничившая с наглостью, сегодня она сменилась страхом перед завтрашним днем и почти удушающей атмосферой всеобщего безразличия. Япония напоминает улитку, спрятавшуюся в свою раковину.

Казавшиеся когда-то неудержимыми японские производители сегодня уступают лидерство в одной отрасли за другой более активным конкурентам из Южной Кореи и Китая. Японские потребители, некогда позволявшие себе на денек слетать в магазины Нью-Йорка или Парижа, сегодня сидят дома и экономят на черный день.

Бережливость превратилась в характерную черту молодого поколения японцев. Они отказываются от покупок таких дорогих товаров, как автомобили и телевизоры, и реже отправляются учиться за границу.

Более всего царящий в Японии пессимизм заметен среди молодых мужчин, которых повсеместно дразнят «травоядными» за нежелание прикладывать лишние силы для того, чтобы добиться успеха на службе или даже в любви. «Раньше японцев называли рабочими лошадками, — говорит бывший директор химического гиганта Showa Denko Мицуо Охаши. — Однако похоже, что японская лошадка выдохлась».

Классическое объяснение отрицательного влияния дефляции на экономику состоит в том, что она снижает стимул для компаний и частных лиц тратить деньги. В условиях снижения цен рационально выжидать. Однако длительная дефляция, которую переживает Япония, породила неверие в будущее и страх принятия рискованных решений. На практике это означает нежелание тратить деньги и делать инвестиции, что, в свою очередь, способствует снижению покупательского спроса и еще большему снижению цен.

«Утверждается новый здравый смысл, согласно которому покупать или брать в долг нерационально и даже попросту глупо», — поясняет профессор токийского университета Васеда, специалист по психологии дефляции Казухиса Такемура.

По мнению экономистов, дефляция — самоподдерживающийся процесс. Она подталкивает компании и частных лиц сокращать расходы и продавать собственность, вместо того чтобы покупать новые товары и инвестировать.

«Дефляция — враг риска, без которого капиталистическая экономика не может расти, — говорит экономист из токийского университета Кийо Шумпей Такемори. — Вместо созидательного разрушения мы видим деструктивное разрушение».

Продавцы всеми силами пытаются завлечь затаившихся покупателей. Часто это принимает форму ценовых войн, в результате которых спираль дефляции раскручивается все сильнее. Распродажи в Японии теперь бывают на все, включая организацию брачных церемоний. Они теперь обходятся японцам в одну десятую того, сколько на них тратили всего десять лет назад.

Впрочем, похоже, после долгих лет самоуспокоенности Япония начинает осознавать проблему. Но многие японцы уже упустили свое время. 24-летняя Юкари Хигаки рассказывает, что экономит каждую иену, покупает одежду только в самых дешевых магазинах, не обедает в кафе и не ездит отдыхать за границу. По ее словам, хотя ее поколение и выросло в достатке, но над ней и ее сверстниками всегда висел призрак страха перед завтрашним днем.

Президент Японского института изучения потребительского рынка Хисаказу Мацуда называет молодое поколение японцев «тратоненавистниками». По его оценке, к тому времени, как это поколение достигнет рубежа 60 лет, его экономность обойдется Японии в $420 млрд несовершенного потребления. «Этим ребятам тратить деньги кажется просто глупостью», — сетует он.

Юкари Хигаки называет свое поколение «поколением выживания».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera