Сюжеты

Беспросветная победа

«Единая Россия» предсказуемо выиграла выборы, но не очень понимает, что ее ждет

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 119 от 25 октября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр ЛитойНовая газета

Единый день голосований, состоявшийся в «день трех десяток», предсказуемо завершился победой «Единой России». Как и все последние. За «всего-то» 44% голосов в Новосибирске своих постов оперативно лишилось руководство местной ЕР. «То, что...

Единый день голосований, состоявшийся в «день трех десяток», предсказуемо завершился победой «Единой России». Как и все последние. За «всего-то» 44% голосов в Новосибирске своих постов оперативно лишилось руководство местной ЕР. «То, что «Единая Россия» укрепила свои позиции, говорит о положительном восприятии гражданами того, что было сделано за последнее время», — считает беспартийный лидер партии премьер Владимир Путин. Другие партийные лидеры также оптимистично говорят о собственной успешности, но вряд ли эти слова отражают их истинные мысли и чувства.

В конце 2009 года было заявлено, что у ЕР появилась идеология — «российский консерватизм», парадоксально жаждущий при этом модернизировать страну. Скоро закончится 2010 год, а ЕР продолжает оставаться странной структурой с пестрым составом, большим властным и денежным ресурсом и массой разнонаправленных внутренних движений без четкой идейной позиции.

Раньше ЕР худо-бедно, но справлялась с ролью приводного механизма, двигающего в жизнь инициативы вертикали власти. Пока во главе вертикали всецело стоял Владимир Путин. «У народа с Путиным прямые коммуникации», — без иронии даже сейчас говорит Павел Данилин, шеф-редактор портала Kreml.org, член политсовета «Молодой гвардии» и один из главных мозговых работников ЕР.

Но постепенно обострялась «тандемизация»: сейчас и Владимир Путин, и Дмитрий Медведев работают на публику. Езда на машине и мотоцикле, управление самолетом, уроки фитнеса от Терминатора, распитие безалкогольного пива с рок-музыкантами — каждый выбирает то, что ему ближе.

Никто не знает, чем дело кончится, кто и когда сделает выбор между Путиным и Медедевым. ЕР от такой туманности страдает больше всех: любому обслуживающему персоналу было бы тяжело и неприятно угадывать, who is их начальник.

И все помнят, как в 90-х «партии власти» при необходимости списывались в утиль. К тому же Дмитрий Медведев — не член ЕР. Справоросс Геннадий Гудков, один из немногих ярких думцев, организовал «Россию, вперед!», которая при желании заинтересованных лиц вполне может стать альтернативным провластным центром.

Гудковская инициатива пока не выглядит конкурентом ЕР: российских властителей устраивает, что мишка с триколором получает от 50 процентов и выше в каждый единый день. Но единороссы воспринимают ее крайне нервно. Превращаться в гвардейцев кардинала, противостоящих мушкетерам короля, совершенно не вписывалось в единоросовские планы. ЕР продекларировала создание своей «России, вперед!», но пока связно не может объяснить, что это объединение будет делать.

Считается, что «Единая Россия» — это еще и структура, занимающаяся наймом большей части региональных начальников. «Раньше губернатор отвечал перед «всем народом», якобы его выбравшим. То есть ни перед кем конкретно. Теперь же он вынужден держать ответ перед главой государства и перед партией, доминирующей в региональном парламенте. Уровень ответственности вырос на два порядка», — даже сейчас говорит Данилин.

В случае с Юрием Лужковым, не только мэром крупнейшего города страны, но и одним из создателей ЕР, с партией, по крайней мере публично, президент не посоветовался. Ни один руководящий работник единороссов не осмелился что-либо возразить Медведеву, хотя президент не потрудился особо конкретизировать, в чем именно перед ним провинился крупнейший партиец. Более того, партия власти, чтобы обошлось без новых конфузов, пошла на унизительное и сервильное согласование с президентом списка кандидатов в мэры, которые она ему же и подала.

Узнаем ли мы когда-нибудь, как проходило это согласование? Кто кому кого на самом деле предлагал: ЕР президенту или президент ЕР?

Страх единороссов перед Дмитрием Анатольевичем, похоже, зашкаливает. «Партия создавалась при активном участии Владимира Путина и Дмитрия Медведева и поэтому вполне логично, что создателями партии считают именно их (Путина и Медведева), а не Юрия Михайловича (Лужкова)», — заявил руководитель общественного совета президиума генерального совета «Единой России» Алексей Чеснаков.

Заместитель руководителя администрации президента Владислав Сурков попытался как-то сгладить ситуацию, назвав Сергея Собянина «стопроцентным единороссом» и «топ-менеджером «Единой России»».

И пример может стать заразительным. Губернатор Тверской области Дмитрий Зеленин — также от ЕР. Когда его предложили уволить за съемку червячка в салате на кремлевском приеме, единороссы почему-то не встали в пикеты в поддержку своего человека.

То, что партийные функционеры занимают различные посты в структурах исполнительной власти, принято во всем мире. Но когда с одной партией, к тому же не прошедшей через подлинные соревновательные выборы, связано подавляющее большинство всех руководителей — от министров до глав сельских поселений, от мэров до сенаторов, — мало какая партия сможет переварить столько власти. Не распасться на кланы, занятые мелочными интрижками и дележкой ресурсов.

Плачевное состояние партийной системы страны — во многом заслуга ЕР. Когда до упора усложняли критерии, по которым какое-либо объединение имеет право называться официальной партией, в этом была какая-то, хоть и выморочная, но логика: чтобы были парламентские и непарламентские партии, чтобы они между собой как-то боролись, но их было легко контролировать. Перед любым политиком стоял бы выбор — или играть по правилам, или оказываться на задворках, если не в тюрьме.

Но использование административного ресурса на выборах, проблемы при согласовании митингов, репрессии против активистов — во многом с единороссовской подачи этому подвергаются и официальные партии. Можно посмотреть на пропаганду ЕР: что «системную» «Справедливую Россию», что «несистемную» «Солидарность» в ней мочат с совершенно одинаковым остервенением.

Получается, что, если политик хочет быть против «Единой России», дабы не обременять себя договоренностями, ему проще быть в «несистемной» оппозиции, чем в зарегистрированной партии. И задуманный механизм не работает: в гудковской «Вперед, России!» неспроста фигурирует персона нон-грата Владимир Рыжков. В ситуации с отставкой Лужкова в числе немногих явных победителей — совершенно неприемлемый Борис Немцов. Такие не выгодные ЕР темы, как Триумфальная площадь, Химкинский лес, — в числе главных обсуждаемых вопросов политической повестки.

«Слабость системных партий в конечном итоге бьет и по ЕР тоже», — признает Алексей Чадаев, руководитель политического департамента «Единой России». Потому что «неспособность системной оппозиции агрегировать присутствующие в обществе протестные настроения приводит к появлению ниш для «внепартийной» политики».

«Либеральный» единоросс Владимир Плигин надеется, что возможность на выборах в Годсуму включать до десяти человек в общефедеральную часть списка поможет партиям «стать более узнаваемыми». То есть хоть тушкой, хоть чучелом.

Данилин сокрушается, что на последних выборах «только ЕР выставила своих кандидатов практически по всем разыгрываемым позициям. Остальные партии все вместе не набрали кандидатов даже на треть».

Если выборы не сильно интересуют даже официальные партии, значит, основные политические баталии перемещаются в явно ненужную ЕР сторону. «Запрос на обновление уже интегрально сильнее, чем запрос на стабильность», — признает Чадаев.

У репрессивного механизма, укатывавшего на единороссовском пути всё общественное пространство, также несколько повредился руль. С одной стороны, например, ФСБ передумала запрещать журналистам писать о терроризме, уже отпустили из СИЗО двух молодых людей, которых в августе отправили за решетку по подозрению в нападении на химкинскую администрацию. Зато Дума приняла в первом чтении законопроект, по которому программа партии в «Российской газете» будет публиковаться не после учредительного съезда, а лишь после официальной регистрации партии. А ФСБ также добилась странного права профилактировать граждан своими «предупреждениями». Чудовищные случаи властного произвола могут сейчас уживаться на одной ленте новостей с вполне разумными шагами в сторону демократизации.

В любом случае ЕР, конечно, не распустят. Ведь даже кремлевские молодежки, которые власти не первый год считают неэффективными, пока не прикрыли. И даже после скандалов с освещением пожаров не хватило политической воли провести чистку в их рядах. Наоборот, недавно «Молодая гвардия» провела помпезный митинг, празднуя победу взрослых «медведей», опять расщедрившихся на сколько-то мелких постов для своих воспитанников.

ЕР принципиально больше и важнее, чем все нашистские структуры вместе взятые. Ведь на них опирается гарантированное парламентское большинство, позволяющее принимать любые, выгодные исполнительной власти законы. Назначение успешного политика-единоросса Вячеслава Володина руководителем аппарата правительства, как уже писала «Новая», послужит укреплению путинского плацдарма в правительстве накануне выборов. И станет еще одной попыткой укрепить положение партии власти во властной вертикали.

Так что какой-то работой партийцев от власти еще долго могут обеспечивать. Но это пока жива «вертикаль». А что дальше?

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera