Сюжеты

Как мужчина мужчину

Этот материал вышел в № 122 от 1 ноября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Андрей Колесниковспециально для «Новой»

 

Минувшая неделя была отмечена единодушным объяснением в любви Владимиру Путину со стороны властителей, соответственно, дум. Кто-то делал это с почти солдатской прямотой, как Рамзан Кадыров, иные, как Никита Михалков, косвенно, методом...

Минувшая неделя была отмечена единодушным объяснением в любви Владимиру Путину со стороны властителей, соответственно, дум. Кто-то делал это с почти солдатской прямотой, как Рамзан Кадыров, иные, как Никита Михалков, косвенно, методом представления публике интеллектуального послания городу и миру. Правда, помимо манифеста просвещенного консерватизма был еще один, он назывался «Третий Рим. Суверенная модернизация», и писали его «православные эксперты». Но поскольку в погоне за славой его авторы не поставили под текстом фамилию известного человека, документ не был замечен публикой.

В отличие от выдающегося российского кинорежиссера видный чеченский политик не призывал в союзники Пушкина А.С. с его письмом Чаадаеву (не путать с Чадаевым из «Единой России») и признанием в любви к собственной истории, какой бы она ни была. Он сказал то, что сказал: «Мой идол — Владимир Путин. Я хотел бы, чтобы он был президентом до конца его жизни. Я очень люблю его, как только мужчина может любить мужчину. Он человек слова, он принес мир в Чечню. Мы были в руках бандитов, алкоголик Борис Ельцин бомбил нас. Те, кто критикует Путина, нелюди, они мои личные враги. До тех пор пока Путин поддерживает меня, я могу делать все. Аллах акбар!»

Никита Михалков тоже может делать все — на своей «территории». Единственное, чего он не может, это баллотироваться в президенты РФ. Поэтому его манифест, посвященный доказательству того, что Россия — не Гондурас (но и не Бразилия, динамично развивающаяся, заметим попутно), можно считать подношением той власти, которая от Бога. Правда, судя по всему, не от Аллаха. То есть Михалков написал предвыборную платформу кандидата в президенты Российской Федерации Путина В.В.

Кадыров заканчивает свою словесную манифестацию словами: «Аллах акбар!». Михалков — словами: «И да поможет нам Бог!». На самом деле их бог — премьер-министр.

Выглядит все это несколько архаично. Но гораздо более серьезной проблемой, чем стиль чинопочитания, исповедуемый властителями дум, является идеологический тренд, заданный манифестами разного рода. В предвыборный год, как прогнозировала подруга Эллочки-людоедки Фима Собак, будут носить «длинное и широкое» — рассуждения о мистической душе русского народа и его особом пути. Для которого в науке уже найдено определение — догоняющее развитие. По сути дела, речь идет о втором, дополненном и переработанном, издании предвыборной речи Владимира Путина в «Лужниках», где он уязвил одновременно либералов и коммунистов. Именно в этом контексте — предвыборном, — вероятно, и следует изучать проявления не знающей границ подлинно мужской любви к Путину и просвещенному консерватизму, осененному именем Константина Победоносцева.

Он, Победоносцев, единственный государственный деятель, которого Михалков в своем манифесте процитировал дважды. Символом «реакции» обер-прокурор Синода стал еще в большевистской историографии. Но, надо сказать, вполне заслуженно. Например, он известен своим крайне неприязненным отношением к великой судебной реформе 1860-х годов в целом и к независимости судов и суду присяжных в частности. Учитывая профессиональный интерес Дмитрия Медведева к судебной реформе, обращение к наследию Победоносцева смотрится особенно пикантно. К тому же, по мнению Михалкова, реформы подрывают «корневое бытие нации». А модернизация, если она и нужна, то сугубо консервативная.

Режиссер этого не обязан знать, но классический пример консервативной модернизации — это сталинская индустриализация с широким использованием бесплатного человеческого материала. Этим и заканчивается любой, даже вегетарианский, консерватизм по-русски.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera