Сюжеты

Плата за билет

Этот материал вышел в № 122 от 1 ноября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Пропорция выпускников западных бизнес-школ, открывающих свой бизнес в первые пять лет после окончания школы, варьируется от 2 до 8%. Среди объяснений такого ограниченного «духа предпринимательства» на Западе можно найти утверждение, что...

Пропорция выпускников западных бизнес-школ, открывающих свой бизнес в первые пять лет после окончания школы, варьируется от 2 до 8%. Среди объяснений такого ограниченного «духа предпринимательства» на Западе можно найти утверждение, что современное бизнес-образование получило уклон в управленческое образование. Одна из амбиций школы управления «Сколково» состоит в том, чтобы треть МВА (готовящего магистра делового администрирования. — Ред.) класса становилась предпринимателями, готовыми начать свой бизнес сразу после выпуска из школы.

Конечно, предпринимательство и инновации тоже бывают разные. Я бы не сказал, что для появления шлагбаумов на озерах во время жары требуется меньше предпринимательства, чем для появления приспособлений на автобусах для людей на инвалидных колясках. И разница здесь даже не в том, что обязательный курс по «Бизнес-этике», как в большинстве западных бизнес-школ, пока не вошел в программу школы «Сколково». Возможно, основное отличие — в специфике бизнеса, инноваций и предпринимательства в быстроразвивающихся экономиках. Тогда получается, что не «приспособление» к западным стандартам необходимо, а собственная парадигма в подготовке предпринимателей для российского рынка; требуются бизнес-школы и центры инноваций, заточенные на отечественный успех.

Если понятие «успех» для российской бизнес-элиты сводится к «чистой прибыли», значит, действительно будет непросто выпускнику из INSEAD создать успешный стартап где-нибудь в Перми. Может быть, именно жесткие, фокусированные на прибыль менеджеры требуются сейчас в российских компаниях. И гораздо меньше нужна им сегодня западная экспертиза по созданию фирм в калифорнийских долинах.

Рубен Варданян видит целью возглавляемой им бизнес-школы «Сколково» изменение самой сути бизнес-образования. Он способен адекватно оценить, какие предприниматели и бизнес-лидеры требуются сегодня стране. Флагман школы «Сколково» — программа MBA — основана на сочетании трех измерений: лидерство, предпринимательство и быстроразвивающиеся рынки.

Заявив себя как стартап, не похожий на существующие, в том числе ведущие мировые бизнес-школы, «Сколково» создает сегодня феерическое шоу, нечто подобное «Цирку Солнца», где люди готовы платить за билет в несколько раз больше обычной стоимости, когда им обещают какое-нибудь уникальное действо.

Пока блогеры упиваются мыслями о том, что «Сколково» «мертвый» проект, — он остается живым и здоровым. Утверждающие, что за элитными заборами «Сколкова» строят иную, нежели во всей России, жизнь, просто ошибаются. Школа «Сколково» не только встает на ноги, но и формирует ценности, причем именно те, которые близки российскому бизнесу.

Одна треть студентов приехала учиться по программе «Сколкова» МВА из других стран. Американцы и европейцы едут в Москву, чтобы познать предпринимательство в быстроразвивающийся экономике. В какой еще бизнес-школе мира можно узнать о коррупции и теневом бизнесе не из учебника?

В то же время я сомневаюсь, что многие станут утверждать, будто проекты «Сколкова»  — о коррупции и теневом бизнесе. Слыша про большие амбиции по созданию в России ведущих образовательных и научных центров, я верю, что организаторы этих грандиозных проектов не соблазнятся ссылками на российскую специфику, рассматривая западные нормы поведения как препятствие для быстрого экономического роста.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera