Сюжеты

Конституцию разрешили Москве

По случаю нового мэра

Этот материал вышел в № 123 от 3 ноября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

В остальных шести десятках городов России, где прошли акции «Стратегии-31», было все по-прежнему: митингующих «винтили», ОМОН привычно свирепствовал, суды работали в авральном режиме Москва. Триумфальная площадь В воскресенье, 31 октября,...

В остальных шести десятках городов России, где прошли акции «Стратегии-31», было все по-прежнему: митингующих «винтили», ОМОН привычно свирепствовал, суды работали в авральном режиме

Москва.
Триумфальная площадь

В воскресенье, 31 октября, на Триумфальной площади состоялось, по сути, два митинга. Один — санкционированный, на огороженном кусочке площади, со сценой и ораторами. Вела его Людмила Алексеева. Другой — стихийный, с давкой и противостоянием с милицией. Вне ограждения решили остаться те, кто не хотел идти на компромисс с властью, в частности Эдуард Лимонов и его команда.

Раньше единственной символикой митингующих за свободу собраний была цифра «31», а на этот раз многие пришли со своими флагами. Тут были «Солидарность», Национал-демократический альянс, Движение в защиту Химкинского леса…

В «загоне», рассчитанном на 800 человек, было уже тысячи полторы. За ограждением, казалось, не намного меньше.

Борис Немцов поздравил всех с «отвоеванной» площадью, но посетовал по поводу разногласий в движении: «Конфликт среди учредителей этой акции — подарок Путину и Суркову… Я вас призываю также принять участие и в акции, которую проводят наши товарищи за забором».

Всеобщий восторг вызвала атака клонов — появление в толпе нескольких десятков людей во вполне аутентичных резиновых масках Владимира Путина. Немцов, как и обещал, попытался выйти наружу и присоединиться к несогласованной акции, но забор, который нацболы назвали «Ерлинской стеной», к тому времени уже смели, и две акции смешались в одну. Началась сильная давка. Впервые активистов оппозиции загоняли на митинг с лозунгами против Путина…

После митинга толпа, выкрикивая лозунги, стала двигаться в сторону Концертного зала, а после случился прорыв и шествие по Садовому кольцу в сторону Белого дома.

Но около Белого дома милиционеры окружили всех, прессу отсеяли по удостоверениям. Остальных посадили в автобус.

Наталия Зотова
Вера Кичанова


Санкт-Петербург.
Нетрадиционная жестокость

Петербургская оппозиция, как водится, собиралась в двух местах: на Дворцовой площади (около 200 человек) и на Невском проспекте у станции метро «Гостиный Двор» (не менее 300 человек). Обе акции в центре города чиновники накануне запретили. Организаторы считают, что силовики, возможно, договорились с властями об усилении «мер воздействия».

— Задерживать стали буквально через пару минут после начала митинга, — рассказывают участники акции. — За первые десять минут омоновцы (на этот раз они были в зеркальных шлемах) трижды рассекли толпу.

Однако в ГУВД Петербурга не подтверждают, что действовали сверх меры.

— Никаких усилений не было. Дежурили такие же наряды, как обычно, — заявил «Новой» руководитель пресс-службы управления Вячеслав Степченко.

В Смольном тоже отрицают «особую жестокость». По данным милиции, на Дворцовой площади задержали 9 человек, на Невском проспекте — 104. Оппозиционеры не оспаривают этих цифр.

В автозаках уехали практически все лидеры петербургских оппозиционных партий и движений: руководитель регионального «Яблока» Максим Резник и его заместитель Александр Шуршев, лидер молодежного «Яблока» Александр Гудимов, исполнительный директор ОГФ Ольга Курносова, глава местного отделения РНДС Андрей Пивоваров, лидер городского отделения «Другой России» Андрей Дмитриев, режиссер Андрей Некрасов (автор фильма «Уроки русского» о грузино-осетинском конфликте) и другие.

Мировые суды 31 октября, как обычно в такие дни, работали допоздна. Многие дела перенесли на следующее утро. Часть — по месту жительства и на другие даты. Большинство тех, кого на сегодня уже осудили, заплатят штрафы (от 500 до 3 тысяч рублей). Двоих — Андрея Пивоварова (РНДС) и Андрея Дмитриева («Другая Россия») — приговорили к аресту. По решению мирового судьи 203-го участка Алексея Кузнецова Пивоваров просидит в ИВС 27 суток.

Нина Петлянова


Южно-Сахалинск.
Главпочтамт согласия не дает

31 октября сахалинское отделение Объединенного демократического движения «Солидарность» провело пикет, напоминая властям, что источник власти — народ, а не бюрократия вместе с президентом, премьером и их партией. Кроме политических требований, пикетчики призвали обратить внимание на социально значимые проблемы — коррупцию, рост тарифов ЖКХ, заградительные пошлины на иномарки, фальсификацию реального уровня инфляции, возврат государственных гарантий северянам.

Ежегодный пикет проводился шестой раз. И шестой раз мэрия отказалась согласовывать с правозащитниками место проведения пикета. Активисты тем не менее неизменно собирались у почтамта (некий аналог южно-сахалинской Триумфальной площади) без разрешения властей, их разгоняли, препровождали в милицию. Правозащитники жаловались в прокуратуру, суд признавал действия мэрии незаконными, но к следующему 31-му числу все повторялось. И в этот раз мэрия отказала активистам якобы на основании письменной просьбы директора почтамта не проводить в этом месте пикеты, потому что они «затрудняют доступ к зданию, загрязняют территорию и повышают вероятность организации террористических актов».

Сейчас в Южно-Сахалинском городском суде лежит иск членов политсовета Сахалинского регионального отделения Российского объединенного демократического движения «Солидарность» к мэру Южно-Сахалинска Лобкину, начальнику УВД города Строкову, директору Сахалинского филиала ФГУП «Почта России» Колмыкову о нарушении прав на проведение публичной акции и необходимости их восстановления. Исходя из сложившейся практики обжалования, решение суд, наверно, примет лишь через несколько месяцев.

Ольга Васильева,
специально для «Новой»


Нью-Йорк.
Присутствовали «Путин», «Медведев» и Ходорковский

У здания российской миссии при ООН на Ист 67-й улице состоялась театрализованная акция в поддержку «Стратегии-31». Душой часового мероприятия была драматург и общественный деятель Наталья Пелевина, живущая ныне в Нью-Джерси.

В акции участвовали около 30 человек. По словам Пелевиной, примерно две трети из них составляли русские, в том числе молодой Павел Ходорковский, сын заключенного олигарха, бывший юрист ЮКОСа Павел Ивлев и бывшая звезда московской адвокатуры Борис Кузнецов.

Реквизит состоял из двух латексных масок Путина и одной Медведева, трех надгробий с надписами «Курск», «Беслан» и «Норд-Ост», костюма статуи Свободы, плакатов, транспаранта с надписью «Россия — да! Путин — нет!» на английском языке и пластиковых кандалов натурального вида.

Несколько парней, в том числе Ходорковский, быстро натянули на себя полосатые тюремные робы.

Ходорковский прикрепил себе на грудь фотографию отца. В толпе также держали снимки Натальи Эстемировой и Анны Политковской.

Я хожу в этом место освещать демонстрации больше 30 лет. Многие годы там бушевали евреи, боровшиеся за своих советских единоверцев. В ту эпоху отцы города вызывающе нарекли угол 67-й и Третьей авеню в честь Андрея Сахарова и Елены Боннер, и советские дипоматы каждый день ходили на работу мимо столба с их именами. Евреев давно выпустили, а указатель остался.

Акция была вполне законной, потому что Пелевина заранее позвонила в 19-й участок, на территории которого находится данный объект.

Владимир Козловский,
специально для «Новой»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera