Сюжеты

История любви, омраченная дурью

Добровольные борцы с наркотой имеются даже в колониях. Но дело их также безнадежно, как и на воле

Этот материал вышел в № 123 от 3 ноября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ольга Романоваэксперт по зонам, ведущая рубрики

Давно собиралась я это рассказать. А после нелепой и страшной истории с Егором Бычковым, главой фонда «Город без наркотиков», фактически осужденным за лечение наркоманов, лично мне стало понятно: борьба с наркотиками в России — это то же...

Давно собиралась я это рассказать. А после нелепой и страшной истории с Егором Бычковым, главой фонда «Город без наркотиков», фактически осужденным за лечение наркоманов, лично мне стало понятно: борьба с наркотиками в России — это то же самое, что и борьба с коррупцией. То есть поставлены с этим бороться главные заинтересованные лица. Если ты будешь бороться с коррупцией и добиваться расследования чего-нибудь коррупционного, высоки шансы, что тебя самого в итоге посадят. Ровно то же — с наркотиками.

Ну да вернусь к истории. Она будет про настоящую борьбу с наркотиками, а также про любовь.

Есть у меня прекрасная подруга — хотя она и разрешила мне себя назвать, однако читатель поймет, отчего я ее все же зашифрую, тут не навредить бы. Поэтому назову ее Машей. С Машей я подружилась, когда она сидела в женской тюрьме, в крытой, а я про нее писала. Очень уж дело было интересное, и судьба складывалась все страннее и страннее, да и сам персонаж уникальный: например, она в тюрьме больше всего страдала от отсутствия книг немецких философов на языке оригинала. Маша примерно год как вышла по УДО, отбыв три четверти срока. Маша молодая умная красавица, она ездит на BMW, который был новым 6 лет назад, когда ее посадили, и за это же время моль не сожрала ее соболью шубу. Маша устроилась на хорошую работу, где никто, кроме начальника отдела кадров, не знает о ее судимости. Все у Маши хорошо, одно плохо: при большом желании Маша имеет полное отсутствие личной жизни. То есть мужики вокруг нее порхают большими хищными стаями, однако почему-то Машин типаж привлекает совершенно определенную группу товарищей: это милиционеры, работники ФСБ или прокуратуры. Понятно, что Машу такие расклады никак не интересуют — тем более что и села-то она из-за одного такого силового красавца, который крышевал ее фирму, а как рассорились, он же Машу и посадил, и еще 6 девчонок, работниц Машиной фирмы — за компанию.

И вот, грубо отшив очередного майора ФСБ, Маша сильно задумалась. И решила найти свою первую любовь, как это часто случается с одинокими барышнями в собольих шубах. Любовь нашлась — сидела большой срок в зоне в западной части России, по серьезной уголовной статье. Маша поняла, что это судьба, и отправилась на короткое свидание.

Я ее видела сразу после приезда в Москву. Она была влюблена и рассказывала про ту зону чудеса — прекрасно понимая, что и кому она рассказывает, мы с ней обе в плане зон и тюрем люди подкованные. Говорит, что выпили они с любовью на свидании бутылочку текилы. Что передали продуктов и одежды около 100 кг (положено 20 кг в месяц). Что договорились о длительном свидании — ее пропустят без документов о браке. В общем, полная небывальщина… но и Маша понимает, не байки травит малолетке. Как, спрашиваю, все это возможно? А вот как, объясняет Маша. Ее любовь, авторитетный зэк, в партнерстве с другим, еще более авторитетным зеком, полностью очистили зону от наркотиков. Поставили это дело под полный запрет, передающих наркоту хватали за руку и сдавали, а тех зэков, кого заставали за употреблением или под кайфом, просто били смертным боем. Это такая у них по жизни оказалась принципиальная позиция. Начальник зоны был очень доволен таким развитием событий, благо и сам оказался человеком принципиальным. Конечно, за такой — непростой, честно скажем, — труд два зэка имели определенные преференции типа выпить на свидании не компота и право пообщаться с гражданской женой (не будем здесь называть эти вещи их настоящими именами). Однако здесь преференции заканчивались. Трепетные родители первой Машиной любви озаботились, например, проблемой нарушений, занесенных в учетную карточку своего единственного сына — а это вещь важная для судов и для УДО. Чем больше нарушений, занесенных в карточку, тем меньше шансов выйти досрочно. Естественно, у такого орла нарушений было предостаточно. Родители вычистили карточку за 5 тысяч долларов — сразу скажу, это средняя «рыночная» цена такой услуги. Плюс-минус за такие деньги злостный нарушитель может обрести девственную карточку отличника боевой и политической подготовки.

В общем, случилась у Маши любовь с лагерным наркоборцом. И ничто той любви особо не препятствовало. Однако недолго. По осени ушел начальник колонии в отпуск, картошку копать. И Машкину любовь тут же перевели в другую зону, и его авторитетного партнера по наркоборьбе сплавили подальше. Причем больше всего рвения в переводах двух зэков выказал замначальника зоны.

Теперь Машкина любовь в новой зоне снова пытается наладить быт. Но главное — пресечь путь наркотикам. Однако пока он бьется в одиночку, без сильного партнера и без поддержки начальника новой зоны, который заинтересованности в очистке зоны не выказывает. Вернулись наркотики и на ту зону, чей начальник уехал на картошку. Машка больше не привозит на краткое свидание текилу, и на длительное ее не пускают. Так что на борьбу с наркотиками Машкин зэк, возможно, и плюнет. Это часто случается с недругами ветряных мельниц — ведь мельницы не потому непобедимы, что вертятся, а потому, что приносят своим мельникам стабильный доход в масштабах всей страны.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera