Расследования

ФСБ: выше только свои?

Решения о выделении денег самой закрытой структуре силовиков принимают их «бывшие» и действующие коллеги. Кто в действительности контролирует деятельность Федеральной службы безопасности

Этот материал вышел в №№ 124—125 от 8 ноября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Сергей Каневкриминальный репортер, sbultik@gmail.com

«Новая» продолжает исследовать самую закрытую госкорпорацию — ФСБ: дорогостоящую госструктуру, находящуюся вне зоны общественного контроля, с массой коррумпированных сотрудников, считающих себя элитой. Кто и как вообще контролирует...

«Новая» продолжает исследовать самую закрытую госкорпорацию — ФСБ: дорогостоящую госструктуру, находящуюся вне зоны общественного контроля, с массой коррумпированных сотрудников, считающих себя элитой. Кто и как вообще контролирует «контору»? Кто принимает решение о дополнительном ее финансировании? Кто проверяет, на что ушли деньги? Что касается денег — это вообще отдельная история, поскольку соответствующая строка бюджета является секретной и недоступной для налогоплательщика и общественных организаций. Между тем расходы на спецслужбы растут год от года — попробуем сопоставить эту динамику с успехами чекистов.

Что имеем в реальности

Согласно Конституции и Положению о ФСБ, чекисты подчиняются президенту и правительству. Как происходит это подчинение и устраивают ли Медведев и Путин им взбучки — не известно. Из года в год нам показывают хорошо отлакированные телекартинки, когда напротив очередного президента сидит с бумажками очередной директор ФСБ и бодро рапортует о достижениях. При этом налогоплательщик не в состоянии проверить, насколько эти релизы соответствуют действительности.

И получается некий театр абсурда: теракт — доклады об уничтоженных боевиках — финансовые вливания — снова теракт. Судите сами.

2004 год: тогдашний премьер Фрадков (сейчас руководитель СВР) сообщил о дополнительных субсидиях, выделенных правительством на содержание ФСБ.

В феврале в вагоне московского метро сработало взрывное устройство. Погиб — 41, ранены — 250. Затем бомба взорвалась у станции метро «Рижская» (10 погибших и 33 раненых).

22 июня того же года более 500 боевиков совершили нападение на административные здания и объекты МВД в Ингушетии: погибло 78 человек, 114 человек получили ранения. Среди погибших — 35 сотрудников милиции и пять прокурорских работников.

1 сентября: захват боевиками школы в Беслане, а затем бездарное освобождение заложников — сотни погибших. Руководили операцией генералы ФСБ Проничев (сейчас возглавляет погранслужбу) и Анисимов. Никто из официальных лиц не понес наказания, а Проничев секретным указом Путина, наоборот, награжден.

2005 год: министр финансов Кудрин заявил, что расходы на МВД, ФСБ, СВР, ФСО вырастут на сумму 50 млрд рублей, которые пойдут на техническое оснащение и подготовку специалистов.

12 июня — взрыв в Московской области на железнодорожных путях — сошли с рельсов 4 вагона поезда № 382 Грозный — Москва. Пострадали 42 человека.

1 июля — в Махачкале приведено в действие взрывное устройство мощностью около 7 кг в тротиловом эквиваленте — погибло 11 военнослужащих, 26 получили ранения.

13 октября — 180 боевиков атаковали объекты силовых структур в Нальчике: погибло 12 граждан и 35 милиционеров.

2006 год: выступая на коллегии ФСБ, Путин поблагодарил руководящий состав и рядовых сотрудников за добросовестное выполнение своих обязанностей и пообещал увеличить расходы на безопасность на 27%.

21 августа — взрыв на Черкизовском рынке в Москве. Погибло 14 человек, ранены 61.

2007 год: указом Путина финансирование ФСБ увеличено на треть, а зарплаты сотрудников — на четверть. Президент также сообщил, что закупки вооружений для ФСБ увеличатся на 20%, а расходы на капстроительство — на 73%.

13 августа в результате подрыва железнодорожного полотна произошла авария поезда «Невский экспресс». Мощность взрывного устройства составила 2 кг в тротиловом эквиваленте. Ранения получили 60 человек.

В последующие два года за счет российских налогоплательщиков ФСБ закупила сотни дорогих иномарок, в том числе лимузины представительского класса Mercedes-Benz S-600 Long за 12,5 млн рублей, Mercedes-Benz S-600 L за 7,5 млн, Mercedes-Benz S 500L 4 Matic за 6,5 млн (подробности см. в № 46 «Новой» за 2010 год).

2008 год: указом президента директор ФСБ Патрушев назначен секретарем Совбеза.

— Это были не самые легкие годы, но он с честью справился со всеми задачами, — отметил Медведев.

На встрече с главредами государственных СМИ теперь уже новый директор ФСБ Бортников отчитался о результатах работы ведомства: много интересного было рассказано о грузинских шпионах и хакерах, которые 280 тысяч раз атаковали сайт президента.

7 августа — взрыв на пляже в поселке Лоо Лазаревского района города Сочи — двое погибших, десятки раненых. 6 ноября — террористка-смертница взорвала маршрутное такси во Владикавказе — погибло 12 человек.

В том же месяце за вымогательство 1 млн рублей в Питере задержаны четверо сотрудников УФСБ.

В Нижнем Новгороде арестован начальник следственного отдела УФСБ Олег Ефремов. По версии следствия, он вместе с  бывшим начальником следственного отдела Обуховым торговал конфискованным при обысках героином. Вскоре Ефремов был убит в одиночной камере вертухаями и осужденными ментами (подробности см. в № 119 «Новой» от 25.11.2010).

2009 год: после задержания в Москве бесследно исчез начальник отдела по борьбе с терроризмом и экстремизмом УФСБ Волгограда полковник Петр Самарский. По официальной версии, полковник сбежал. Однако родственники не исключают, что Самарского убили коллеги-чекисты (подробности см. в № 47 «Новой» от 05.05.2010).

Подался в бега начальник УФСКН по Санкт-Петербургу и Ленинградской области генерал Александр Кармацкий (бывший начальник СЭК УФСБ, в 2003 году удостоен звания почетного сотрудника контрразведки). Ему инкриминируют ст. 188 ч. 4 УК РФ (контрабанда в особо крупных размерах в группе лиц).

На коллегии ФСБ Бортников с гордостью отрапортовал, что в результате проведения контртеррористических мероприятий на территории Северокавказского региона нейтрализованы 67 и задержаны 233 бандита. Через два месяца случился теракт в Назрани — 25 человек погибло и 136 получили ранения. А 27 ноября — очередной теракт с «Невским экспрессом». Погибло  28 человек, ранены — 90. 13 апреля 2010 года Бортников сообщил, что уничтожены 26 членов террористической группы, организовавших подрыв «Невского экспресса», и 14 арестованы. Подробности не сообщаются.

2010

28 января президент Медведев посетил Лубянку. По окончании встречи он заявил, что в 2009 году ФСБ обезвредила 500 боевиков и предотвратила 80 терактов. Чекистам было обещано дальнейшее увеличение финансирования.

29 марта произошли взрывы в московском метро на станциях метро «Лубянка» и «Парк культуры». Погибло 40 человек, около ста получили ранения. И все опять пошло по накатанной колее: вместо подробного анализа и выводов — доклады о «замоченных» террористах:

13 мая директор ФСБ Бортников доложил президенту, что «уничтожены все участники бандгруппы, которые имеют отношение к подрыву в московском метро» (никаких подробностей не сообщается);

2 июня на встрече с президентом Бортников сообщил, что еще год назад арестован мужчина, планировавший 12 терактов. Выходит, целый год молчал, а перед встречей Бортникова с президентом неожиданно раскололся (фамилия террориста не сообщается).

9 сентября снова шок: на рынке Владикавказа совершен теракт — погибло 18 человек и пострадали более 160.

13 октября Бортников заявил, что в ходе розыска выявлена диверсионно-террористическая группа, спланировавшая теракт. О подробностях и личностях террористов, как всегда, не сообщается.

Стоит напомнить в этой связи, что расследование уголовного дела — это долгий и кропотливый процесс, и уж тем более — уголовные дела по терактам, где фигурируют сотни людей. В основе расследования всегда лежит кропотливая оперативная работа: агентура, опросы соседей, коллег по работе, случайных свидетелей, детализация телефонных разговоров, билинги… Причем 70% добытой информации, как правило, оказывается не имеющей отношение к делу. Как за столь короткое время вычисляют террористов? Или мочат всех без разбора?

Как вообще можно расследовать подобные дела, хотя бы с целью предотвратить последующие взрывы и захваты заложников, если все подозреваемые уничтожаются на месте и называются виновными безо всякого суда?

Кто контролирует ФСБ?

В европейских странах спецслужбы находятся под общественным и парламентским контролем — случись что, немедленно создается парламентская комиссия, расследующая провалы и даже мелкие упущения спецслужб. У нас же совершенно непонятно, кто их контролирует и несет персональную ответственность.

В частности, зорко следить за деятельностью ФСБ входит в задачи думского Комитета по безопасности. Только из двадцати пяти членов комитета самих чекистов — 5 (бывших, как известно, не бывает), сотрудников МВД — 12, Министерства обороны — 3, прокурор — 1, казачий атаман — 1 и трое гражданских.

Особенно умиляют отдельные члены комитета — члены ЛДПР: бывший гэбист, охранник Березовского и фигурант британского уголовного дела по убийству Литвиненко  Андрей Луговой, или  владелец строительных компаний, сети ресторанов и саун в Сочи  Евгений Тепляков (по сведению сочинских СМИ,  авторитетный бизнесмен и до избрания носил фамилию Багишвили), или  Сергей Абельцев, помощник которого Валерий Белозер был осужден за вымогательство 300 тыс. долларов у ЭПИН-БАНКа. При обыске у Белозера обнаружили официальный бланк ФСБ с подписью тогда еще руководителя СЭБ ФСБ Бортникова (из «Лефортова» Белозер написал письмо генпрокурору Чайке, что якобы вымогал деньги по указанию Абельцева).

Как работают все эти люди? Например, при обсуждении скандального закона о дополнительных полномочиях ФСБ только депутат Гудков пытался возражать (кстати, бывший сотрудник ФСБ). А вот господин Луговой сразу заявил: «Лучше мы где-то пережмем гайки, а потом будем их отворачивать, чем будем спокойно наблюдать за взрывами и всем тем, что происходит сейчас на Северном Кавказе».

Лучше бы народный избранник направил депутатский запрос и выяснил, сколько чекистов и сотрудников МВД за совершенные преступления находятся в федеральном розыске? Тогда бы стало понятно, где именно нужно пережимать.

Посмотрим на списочный состав комиссии Госдумы по рассмотрению расходов федерального бюджета, направленных на обеспечение обороны и государственной безопасности: бывших военных — 9, чекистов — 3, милиционеров — 5, прокурор — 1, космонавтов — 3, таможенник — 1, гражданских — 11 (из них 7 «единоросов»). Вы когда-нибудь слышали, чтобы члены этой комиссии отказывали ФСБ в финансировании?

В Комитете по обороне и безопасности Совета Федерации ситуация не лучше: бывших военных — 4, чекистов — 2, милиционеров — 3 и гражданских — 3. Так что неудобные вопросы господину Бортникову задавать некому. Ну разве что член комитета и «герой» спасения атомной подводной лодки «Курск» бывший адмирал Попов, который рассказывал сказки об иностранной подводной лодке и «третьей силе», якобы потопившей наш ракетоносец, будет надзирать за деятельностью ФСБ…

Есть еще Общественный совет при ФСБ, но он, состоящий преимущественно из бывших силовиков и настоятеля храма на Лубянке отца Александра, и не создавался для серьезного контроля за спецслужбой. Уже на первом заседании совета в 2007 году тогдашний директор ФСБ Патрушев сформулировал семь задач. Одна из первых: «…Противодействие попыткам фальсификации истории Отечества, органов безопасности и их сотрудников». И только под номером 7 (последняя задача): «Осуществление общественного контроля за деятельностью органов безопасности в части, касающейся соблюдения органами безопасности конституционных прав и свобод граждан РФ».

Неудивительно, что накануне принятия законов о дополнительных полномочиях ФСБ этот совет высказал свое полное одобрение чекистским инициативам. Цитирую официальный сайт: «В ходе заседания была заслушана информация о проектах федеральных законов, разработанных ФСБ России. Принято решение поддержать указанные законопроекты…»

За тратой государственных денег в России следит специальный орган – Счетная палата. Силовые структуры и спецслужбы входят в сферу ответственности аудитор Александр Жданьков — бывший начальник контрольной службы ФСБ, генерал-полковник, который в 2009 году был избран председателем совета ветеранов ФСБ. Интересно понаблюдать, как главный ветеран ФСБ Жданьков проводит ревизии в родном ведомстве.

После службы

После отставки для многих сотрудников ФСБ интересная жизнь не кончается. За долгие годы службы они обзавелись нужными связями и накопили достаточно ценного материала. Генералы переходят во власть, депутатствуют либо устраиваются советниками в крупные госкомпании. Полковники и майоры — в службы безопасности коммерческих банков или в советы по безопасности при губернаторах и мэрах.

А вот капитаны, лейтенанты и прапорщики никому не нужны. Уволившись со службы, некоторые из этих персонажей сбиваются в стаи, учреждают многочисленные комитеты по борьбе с коррупцией, фонды поддержки КГБ-ФСБ и начинают «разводить» коммерсантов.

Рука об руку с ними работают сотни мошенников типа Алишера Трифонова (Назмиева), представлявшегося генералом ФСБ, ГРУ, СВР (см. подробности в «Новой» № 7, 17, 22 за 2008 год). Причем для своих махинаций разводилы нанимают все тех же чекистов, ментов, военных, депутатов, деятелей культуры, раскрученных актеров и прикормленных батюшек. К примеру, в офисе у «генерала» Трифонова на самом видном месте висела фотография, где он сидит в окружении сотрудников ФСБ, СВР и Минобороны. Сколько подобных фондов и сколько коммерсантов от них пострадали — вот что хотелось бы выяснить…

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera