Сюжеты

«Ма-а-ня! Иди подпишись за демократического кандидата»

Практически все оппозиционеры собрали необходимое количество подписей. Избиратели перестали бояться?

Этот материал вышел в №№ 124—125 от 8 ноября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ирина ХалипСоб. корр. по Белоруссии

Итак, сбор подписей закончен. В пятницу все инициативные группы сдали подписные листы. Результат оказался крайне неприятным для Лукашенко, потому что почти все демократические кандидаты набрали нужное количество. Мой муж Андрей Санников...

Итак, сбор подписей закончен. В пятницу все инициативные группы сдали подписные листы. Результат оказался крайне неприятным для Лукашенко, потому что почти все демократические кандидаты набрали нужное количество.

Мой муж Андрей Санников собрал почти 150 тысяч подписей, поэт Владимир Некляев — 160 тысяч, заместитель председателя Объединенной гражданской партии Ярослав Романчук — 124 тысячи, остальные — от 104 тысяч до 120 тысяч. На этой неделе демократические кандидаты начнут переговоры по поводу общей стратегии.

Конечно, зарегистрируют не всех: следующие две недели избиркомы будут заниматься проверкой подписных листов. Потом информацию передадут в ЦИК — плюс еще десять дней, — а регистрация пройдет 23 ноября. Все это время, естественно, — никакой агитации. То есть собственно на избирательную кампанию кандидатам отводятся только три с половиной недели — выборы пройдут 19 декабря. Впрочем, если бы это была единственная несправедливость в белорусской жизни, моя страна вряд ли всем миром именовалась бы последней диктатурой Европы.

О «последней диктатуре» я немало писала за семь лет работы в «Новой». И еще напишу. А сейчас хочу закончить про сбор подписей.

Страх, о котором я писала в предыдущем материале (об учителях, которых силой сгоняли в инициативную группу Лукашенко и приказывали собирать подписи под угрозой увольнения или лишения премий), как оказалось, бывает не только рациональным, но и абсолютно иррациональным. Рациональный страх приходит в образе начальника, который грозит, что уволит, отгулов и премий лишит, контракт не продлит, если не выполнишь приказ. Этот страх отупляет и лишает возможности действовать. Иррациональный страх не подлежит логическому объяснению. Он просто присутствует, как в ночном лесу, если окажешься там в одиночестве и услышишь какие-нибудь зловещие звуки. Может, и поймешь, что это ветки скрипят, но от этого не легче. В Беларуси — все тот же страх ночного леса. Необъяснимый, иррациональный.

Девушка из инициативной группы моего мужа описывала в своем блоге, как к ее пикету подошла пожилая женщина, ткнула пальцем в портрет и сказала: «Я, деточка, за Санникова голосовать буду. А подписываться боюсь — сгинет бабка…» Что с ней может произойти — не объяснила. Сгинет, и все. Вроде, кроме копеечной пенсии, терять старикам нечего. Многие из них, кстати, именно после выхода на пенсию смелеют и начинают ходить на митинги, распространять оппозиционные листовки, вступать в открытые конфликты с милицией. А многие боятся абстрактного «сгину» — скрипа ветки в ночном лесу.

Те, кто в лесу не один, находят способ остаться во власти иррационального страха, но формально проявить бесстрашие. Обычно это выглядит так. Рассказываю абстрактно, потому что ситуация повторялась слишком много раз с вариациями. Хозяин квартиры, как правило, господин средних лет, объясняет сборщице подписей: «Конечно, я буду голосовать за Санникова! Я ж нормальный человек. Но вот подписываться… Сами понимаете, в кабинке для голосования за мной никто следить не будет, а подписные листы — хрен его знает, где, кроме избиркома, их проверяют. А я — госслужащий (или бизнесмен, профессор, писатель, ожидающий выпуска книги в государственном издательстве), боюсь, честно говоря. Но вы не беспокойтесь, сейчас что-нибудь придумаю. Ма-а-ня! (Крик в глубину квартиры.) Иди подпишись за демократического кандидата!»

Все логично: если кто-нибудь и должен «сгинуть», пусть это будет худшая половина.

Еще одна категория обитателей ночного леса — те, кого подписали принудительно, но они смогли сохранить фигу в кармане. Например, в поликлиниках и больницах сбор подписей за Лукашенко (в нарушение даже действующего Избирательного кодекса) проходил в рабочее время в виде общего собрания, когда трудовой коллектив сгоняли в актовый зал (или что у них сейчас вместо него) и в приказном порядке требовали подписаться. Сотрудники подписывались, но потом всем сообщали: «Ну и ладно, вы меня заставили, а голосовать я все равно буду за другого!» Это правильно: если крикнуть в ночном лесу: «Это всего лишь ветки скрипят!» —  становится легче. Так, подбадривая себя криками, можно, кстати, и вообще выйти из леса.

Только не обвиняйте меня в том, что я намеренно умалчиваю о тех, кто совершенно искренне подписывался за Лукашенко и даже будет за него голосовать. Не умалчиваю: такие действительно есть. В процессе сбора подписей довелось столкнуться по меньшей мере с десятком избирателей Лукашенко. Никто не пел дифирамбов его социальной политике, никто не восхвалял его экономических чудес, никто не вспомнил вообще ничего хорошего. Но все его избиратели приводили железобетонный аргумент: «Он-то уж за 16 лет наворовался! А другой придет — и начнет все то же самое!» Нет, господа избиратели, это неправда. Тот, кто начал воровать и вошел во вкус, не остановится уже никогда. Особенно если ему удается много лет оставаться безнаказанным.

Чем ближе декабрь, тем более порывистым будет ветер. Ветки станут скрипеть еще громче. Но через этот лес придется продраться, раз уж мы вошли в самый дремучий бурелом.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera