Сюжеты

Невероятно, но фрахт

Ракетный полигон Кура может остаться на зиму без топлива. И куда тогда полетит «Булава»?

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 126 от 10 ноября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Андрей ОстровскийНовая газета

 

На российском Дальнем Востоке стремительно разворачивается очередной военно-транспортный скандал. Специфика региона такова, что доставить крупные партии топлива для воинских частей, расположенных в труднодоступных точках (Магадан, Сахалин,...

На российском Дальнем Востоке стремительно разворачивается очередной военно-транспортный скандал. Специфика региона такова, что доставить крупные партии топлива для воинских частей, расположенных в труднодоступных точках (Магадан, Сахалин, Курилы, Камчатка, Чукотка), можно только морем. Причем в большинство указанных адресов — в течение весьма недолгого навигационного сезона. Общий объем завозимых нефтепродуктов составляет ежегодно сотни тысяч тонн. На их доставку военное ведомство регулярно проводит аукционы, победители которых получают право заключения государственных контрактов.

Не первый год среди победителей аукционов и получателей госконтрактов оказывается и судоходная компания «РИМСКО», располагающая флотом современных танкеров усиленного ледового класса. 24 июля 2010 года компанией был подписан государственный контракт № Т49/ВОСО-10 на оказание транспортных услуг для нужд МО РФ. В связи с тем, что часть собственных танкеров в это время работала в Арктике, исполнитель контракта зафрахтовал танкер «Эгвекинот» у ООО «Южно-Морской 2». Последнее, в свою очередь, зафрахтовало это же судно у ООО «Ойл-Компакт» (в судоходном бизнесе перефрахтование судов — вещь вполне естественная).

2 октября танкер «Эгвекинот», имея на борту 4500 тонн зимнего дизтоплива и 1500 тонн авиационного керосина (для сравнения: в сумме это несколько эшелонов), прибыл в Усть-Камчатск и приступил к выгрузке. И практически немедленно «Ойл-Компакт» (по факту не имеющий никаких договорно-правовых отношений с грузовладельцем — государством) начал совершать труднообъяснимые действия. Для начала генеральный директор «Ойл-Компакта» Е.Ю. Соколов обратился к соответствующим представителям военного ведомства с просьбой о субституте (замене танкера): под предлогом того, что «Эгвекинот» ему срочно нужен для выполнения другого рейсового задания, он просил разрешения перелить остаток топлива на танкер «Касла». Однако и в управлении военных сообщений на Дальневосточном морском бассейне и в вышестоящей инстанции в Министерстве обороны ему в этом категорически отказали. Тем не менее по команде Соколова 1750 тонн дизтоплива было перегружено на «Каслу», а с оставшимися 1018 тоннами «Эгвекинот» снялся обратно на Владивосток.

Не боюсь ошибиться, предположив, что в законе такие действия называются однозначно — хищение госимущества. И открыто действовать так может только человек, абсолютно уверенный в своей безнаказанности.

Ответственное лицо по госконтракту — компания «РИМСКО» немедленно начала бить тревогу, обратившись в местные органы ФСБ, военной прокуратуры, линейные отделы милиции в Приморье и на Камчатке, а также в службу капитана порта Усть-Камчатск, которая контролирует прибытие и убытие судов. По этим же адресам и с такими же требованиями были сразу же направлены официальные депеши за подписью исполняющего обязанности начальника военных сообщений на Дальневосточном бассейне К. Сылки.

Реакция? Ноль.

Военная прокуратура, которая обычно всегда принимается за дело, когда одной из сторон конфликта выступает военное ведомство, отказалась от рассмотрения ситуации, передав все заявления в транспортную прокуратуру. Последняя неспешно привлекла к проверке поступивших заявлений ЛОВД на водном транспорте. Милиция (как и предыдущие участники) тоже не стала особенно утруждаться: во всяком случае, за те несколько дней в середине октября, что «Эгвекинот» стоял на рейде Владивостока, ни один из сотрудников ЛОВД не побывал на его борту, не проверил наличие в его танках самовольно задержанного топлива, не произвел опечатывание этих танков. Между тем уже тогда оказавшийся на борту независимый сюрвейер (морской эксперт) отметил, что топлива стало на 26 тонн меньше.

Тем временем в транспортной прокуратуре прошло совещание (видимо, это новый правовой формат), в котором приняли участие все стороны, вовлеченные в конфликт. На совещании выяснилось следующее. Представители ООО «Южно-Морской 2» официально признали, что компания «РИМСКО» полностью расплатилась с ними за фрахт. В свою очередь владелец «Ойл-Компакта» Соколов заявил, что с ним никто не расплатился, и поэтому, руководствуясь соответствующими статьями Кодекса торгового мореплавания (КТМ), он удержал часть груза в качестве залога. КТМ действительно — в соответствии с мировой практикой — допускает такие действия, но только в том случае, если груз является коммерческим. Удержание груза, являющегося собственностью государства, категорически запрещено. Сделав вид, что он впервые узнал о госсобственности (хотя это следовало из всех грузовых документов), Соколов пообещал очередным рейсом доставить груз, чем, похоже, вполне удовлетворил прокуратуру. Во всяком случае, уголовное дело по факту хищения (а первых 26 тонн уже точно нет) до сих пор не возбуждено. Возможно, прокуратура ждет, когда исчезнет вся тысяча тонн, что, к слову сказать, вполне вероятно: на Дальневосточном бассейне (а информация здесь распространяется, как в деревне) уже гуляет коммерческое предложение о свободной продаже крупной партии топлива.

Что касается так называемого обещания (тоже, видимо, новое слово в юридической практике)… Для «сухопутных» читателей приведем простое сравнение. У вас из-под дома угнали машину. Вы обратились в милицию. Угонщик без всякого стеснения тоже туда пришел и говорит: «Так это ваша машина? А я и не знал… Ну еще немножко покатаюсь и верну. Правда, я уже запаску и домкрат продал, но вы уж не обессудьте…» «Вот и ладушки, — говорит в свою очередь милиция, — вот и договорились…»

Насчет «покатаюсь» следует понимать буквально: на минувшей неделе «Эгвекинот» с не принадлежащим владельцу судна (именно так получается на сегодняшний день) топливом на борту прошел мимо Усть-Камчатска назначением на северные корякские поселки Корф и Оссора, где топливо — это валюта покруче баксов.

…Казалось бы — обычная сомнительная схема, каких в современном российском бизнесе пруд пруди. Но здесь есть несколько особенностей, придающих всей истории весьма пикантный характер.

Первое. На Камчатке, прямо скажем, худо с дорогами. Все населенные пункты жмутся или к морскому побережью, или к полноводной реке Камчатка, устье которой, как можно догадаться, как раз на Усть-Камчатск и приходится. И потому доставка абсолютно всех грузов происходит морем или по реке. Так вот, принадлежащее Министерству обороны топливо после выгрузки в Усть-Камчатске должно было на речном транспорте доставляться вверх по реке. И его главный получатель — подразделения, обслуживающие широко известный полигон Кура, куда нацеливается не только многострадальные «Булавы», но и другие ракеты во время испытательных или тренировочных пусков. Хватит ли уже завезенного топлива на полигоне до весны — большой вопрос. Между тем максимум через месяц, на рубеже ноября-декабря, на реке встанет лед; другого транспортного пути в верховья физически не существует. Именно поэтому в Управлении военных сообщений на Дальневосточном бассейне категорически не понимают дружного бездействия УФСБ по ТОФ и военной прокуратуры в Приморье и на Камчатке и продолжают рассылать официальные письма с требованиями о возбуждении уголовного дела и такими, дословно, формулировками: «В результате незаконных действий Соколова Е.Ю., директора «Ойл-Компакта», присвоено, т.е. похищено вверенное ему для перевозки дизельное топливо (зимнее) общей стоимостью с учетом доставки 72.946.765,74 рубля».

Второе. Напомню читателям, что г-н Соколов и его «Ойл-Компакт» впервые прозвучали на всю страну и даже, пожалуй, на весь мир еще в самом начале нулевых, когда в Кейптауне был арестован принадлежащий Тихоокеанскому флоту танкер «Аргунь». К тому времени танкер уже длительное время находился в аренде у «Ойл-Компакта», который старательно зарабатывал деньги на эксплуатации судна, а зарплату экипажу платить «забывал». Характерно, что аресты по зарплатным долгам в большинстве случаев происходят именно за границей; в России такие, как Соколов, видимо, как-то «договариваются».

История с «Аргунью» стала в свое время своеобразным пиком во взаимоотношениях Тихоокеанского флота и «Ойл-Компакта», начавшихся еще в середине 90-х. К тому времени последний успешно эксплуатировал принадлежащие флоту танкеры «Владимир Колечицкий», «Печенга», «Иркут», ряд других вспомогательных судов. Занятно, что фрахт был оформлен таким образом, что еще и флот постоянно оказывался должен г-ну Соколову — то якобы за ремонт, то еще за что-нибудь.

С танкером «Иркут» вообще вышла показательная история. Несмотря на прямой запрет Госкомимущества продавать танкер, на Тихоокеанском флоте полным ходом готовились документы о продаже «Иркута» «Ойл-Компакту» по цене металлолома — за 240 тысяч долларов. И только после личного вмешательства министра обороны танкер «Иркут», который уже специальным приказом был исключен из состава ТОФ, вернули в собственность флота. Вот это была интрига! А тут, подумаешь, какая-то тысяча тонн топлива.

Показательно, что большинство таких афер, о которых немало писалось в СМИ, так и канули в лету, без каких-либо неприятных последствий для их участников. Часть адмиралов и капитанов первого ранга ушла на пенсию, часть перебралась в Большой Козловский переулок (здесь в Москве располагается Главкомат ВМФ РФ), часть продолжает успешно служить Родине во Владивостоке.

Но навык легкого зарабатывания денег, похоже, сохранился. Комментируя несколько лет назад историю с передачей «Аргуни» «Ойл-Компакту», зампрокурора ТОФ Роман Колбанов сказал (видимо, сколько мог): «Кто-то из должностных лиц имел от этого какую-то выгоду, потому что сдавать суда по таким низким фрахтовым ставкам просто невозможно». То есть «кто-то кое-где у нас порой…»

Нынешние флотские прокуроры вообще молчат. И делают вид, что ничего не происходит.

«Ойл-Компакт» же навыки, приобретенные на военно-морском флоте, «успешно» применяет и во взаимоотношениях с вполне гражданскими моряками. В 2007 году все СМИ страны облетела новость об аресте в Санкт-Петербурге (за долги по зарплате перед экипажем) танкера «Касла». Судовладелец известен.

На этом можно было бы поставить точку, если бы — вот уж лыко в строку — не подвернулось официальное сообщение, появившееся на сайте администрации города Владивостока, — список самовольно захваченных земельных участков и самовольных построек. В списке кто б вы думали? Правильно: «Ойл-Компакт».

Правда, судя по предыдущей практике, мэрия вряд ли сможет чего-то добиться…

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera