Сюжеты

Памяти Бориса Вайля

Этот материал вышел в № 127 от 12 ноября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

9 ноября в Копенгагене скончался бывший политзаключенный Борис Борисович Вайль. Дважды политзаключенный — при Хрущеве и при Брежневе. Впервые он был арестован 18-летним студентом-первокурсником, в марте 1957 года, когда механизм репрессий,...

9 ноября в Копенгагене скончался бывший политзаключенный Борис Борисович Вайль. Дважды политзаключенный — при Хрущеве и при Брежневе.

Впервые он был арестован 18-летним студентом-первокурсником, в марте 1957 года, когда механизм репрессий, казалось бы, замерший после ХХ съезда, снова стал раскручиваться после Венгрии. Брали одиночек-протестантов, забирали членов раскрытых подпольных и полуподпольных организаций и кружков. Об истории ленинградского кружка Револьта Пименова, к которому принадлежал студент Библиотечного института Борис Вайль, рассказано в воспоминаниях их обоих. У Револьта — пожалуй, обстоятельней, у Бориса — пожалуй, по-юношески живее. Хотя свою книгу «Особо опасный» Борис писал не в юношеском возрасте, уже после второй отсидки и вынужденного отъезда в эмиграцию, в нем оставалось что-то от прежнего «студента». Сам он отмечал, что в лагерях тогда всю новоприбывшую молодежь окрестили «студентами», хотя студентов как таковых было всего лишь большинство. Студент — традиционно инсургент, несогласный, возмутитель спокойствия. Таким был и до конца оставался Борис Вайль, сам при этом тихий, спокойный, невозмутимый.

Первый арест был за кружок марксистского, но при этом скорее социал-демократического, чем ленинского толка (в то время молодежь нередко искала опору подпольного протеста в «чистом ленинизме» — и за это тоже шла в лагеря). Вайлю дали сначала три года — прокурор опротестовал, дали шесть. В лагере навесили новый срок — всего он отсидел восемь с половиной.

Второй раз Борис Вайль был арестован в октябре 1970 года в зале суда — до суда был под подпиской о невыезде — и этапирован к месту ссылки. Дело было по тем временам стандартное — распространение самиздата. Которого, кстати, у Бориса при обыске не обнаружили. Неважно, хватило показаний одного свидетеля. Пять лет ссылки. И вот какая совсем неожиданная нота звучит в рассказе об эпизоде суда:

«Это были счастливые дни для меня, дни, когда я познакомился с замечательными людьми, с лучшими людьми страны. В течение нескольких дней перед судом и во время суда я встречался не только с Сахаровым, но и с его будущей женой, с Чалидзе, с Ковалевым, Твердохлебовым, Буковским, Гастевым... До этого процесса я почти никого не знал из «диссидентов» и, очевидно, не будь процесса, не был бы с ними знаком. <...> У нас совершенно не было денег, не на что было даже ехать на суд, и была пущена «шапка по кругу», и первым, кто положил в нее свой трояк, был Эрнст Орловский. Тельников при этом вспомнил, что Орловский был первым 13 лет назад, кто собирал деньги для помощи политзаключенным».

Читая эти строки, так и видишь перед собой светло улыбающегося Бориса. Таким же оставался он и в сибирской ссылке, и в эмиграции. Такая же светлая улыбка возникала и у всякого при мысли о Борисе.

После лагеря он вернулся в Курск, откуда был родом, и работал в кукольном театре. После ссылки ему было запрещено жить в больших городах, он поселился в совхозе в Смоленской области, работал в совхозной мастерской. Только в эмиграции Борис Вайль вернулся к своей первой профессии, библиотечному делу, и ко второй — журналистике, посвященной прежде всего истории общественной мысли и общественного движения. Его статьи и рецензии печатались в журналах «Континент», «Форум», «Страна и мир», в парижской «Русской мысли». Широко публиковался в скандинавской, а когда пришло время — и в российской печати.

Но еще раз подчеркнем: прежде всего мы любили его самого. Такого светлого и удивительного, каким он был. Такого, каким когда-то его полюбила (по переписке между волей и зоной!) его будущая жена Людмила.

Люся, Димка! Да поможет вам в горе этот теплый свет всей Бориной жизни.

Вольфганг Айхведе (Бремен)
Людмила Алексеева (Москва)
Андрей Арьев (Санкт-Петербург)
Александр Бабенышев (Бостон)
Елена Боннэр (Бостон)
Владимир Буковский (Кембридж)
Илья Бурмистрович (Москва)
Ирэна Вербловская (Санкт-Петербург)
Леонид Вуль (Москва)
Ирина Корнелия Герстенмайер (Бонн)
Владимир и Шуламит Гершовичи (Иерусалим)
Арина Гинзбург (Париж)
Наталья Горбаневская (Париж)
Яков Гордин (Санкт-Петербург)
Александр и Ирина Грибановы (Бостон)
Андрей Григоренко (Нью-Йорк)
Гасан Гусейнов (Москва)
Александр Даниэль (Москва)
Сергей Дедюлин (Париж)
Казимера Ингдаль (Стокгольм)
Татьяна и Бент Йенсен (Копенгаген)
Юлий Ким (Иерусалим/Москва)
Сергей Ковалев (Москва)
Феликс Красавин (Иерусалим)
Ирма Кудрова (Санкт-Петербург)
Александр Лавут (Москва)
Павел Литвинов (Ирвингтон)
Давид Мазур (Беэр-Шева)
Владимир Малинкович (Мюнхен)
Юрий Меклер (Раанана)
Екатерина Молоствова (Санкт-Петербург)
Татьяна Молоствова (Санкт-Петербург)
Маргарита Муждаба-Молоствова (Санкт-Петербург)
Алла Назимова (Москва)
Марина Оршанская (Санкт-Петербург)
Александра Пирогова (Мюнхен)
Барух Подольский (Тель-Авив)
Борис Пустынцев (Санкт-Петербург)
Елена Разумовская (Санкт-Петербург)
Мария Разумовская (Санкт-Петербург)
Станислав Рассадин (Москва)
Гизела Рейхерт-Боровски (Тюбинген)
Наталья Рогинская (Санкт-Петербург)
Арсений Рогинский (Москва)
Борис Рогинский (Санкт-Петербург)
Ирина Ронкина (Санкт-Петербург)
Юлий Рыбаков (Санкт-Петербург)
Галина Салова (Москва)
Борис Сосновский (Мюнхен)
Людмила Сосновская (Мюнхен)
Габриэль Суперфин (Бремен)
Владимир Тольц (Прага)
Майя Улановская (Иерусалим)
Геннадий Файбусович (Мюнхен)
Ирина Флиге (Санкт-Петербург)
Давид Хавкин (Иерусалим)
Вероника Хок-Любарская (Берлин)
Виктор Шейнис (Москва)
Екатерина Шиханович (Москва)
Юрий Шиханович (Москва)
Карл Шлёгель (Берлин)
Магнус Юнгрен (Стокгольм)
Татьяна Янкелевич (Бостон)
Вадим Янков (Москва)

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera