Сюжеты

Кино срочно требуются миноискатели

Российские фестивали отказались демонстрировать фильм Валерия Балаяна о журналистке «Новой» Насте Бабуровой — опасаются покушения на зрителей

Этот материал вышел в № 128 от 15 ноября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

 

Объявленный в рамках фестиваля «Профессия журналист» показ фильма Валерия Балаяна «Любите меня, пожалуйста» — о журналистке «Новой газеты» Анастасии Бабуровой, убитой вместе с адвокатом Станиславом Маркеловым, отменен в связи с провокацией...

Объявленный в рамках фестиваля «Профессия журналист» показ фильма Валерия Балаяна «Любите меня, пожалуйста» — о журналистке «Новой газеты» Анастасии Бабуровой, убитой вместе с адвокатом Станиславом Маркеловым, отменен в связи с провокацией новосибирских неонацистов.

Несколько дней назад студенты, собравшиеся посмотреть фильм в киноклубе Новосибирского университета, встретили сопротивление администрации и охранников (администрацию возмутила открытка-приглашение, в которой осуждался Русский марш). Их практически вытолкнули из здания университета. Они попытались посмотреть фильм на ноутбуке, но были обстреляны людьми в спортивной одежде из травматического пистолета. Студент, выходивший в это время из дверей здания, был ранен.

Продюсер фестиваля «Профессия журналист» Игорь Степанов рассказал «Новой» о том, почему отменен показ в Москве:

— В Доме журналистов нет миноискателей, специальной рамки, охраны. У нас на показы бесплатные билеты. В интернете вопят, что мы струсили. А мы просто сознаем ответственность за людей, которых приглашаем. После событий в Новосибирске мы не можем гарантировать их безопасность. Это же самый центр Москвы. Ради пиара делать этого не будем. Фильм Балаяна не изъят из конкурса. Мы договорились с режиссером, что его посмотрит жюри. Кроме того, фильм выложен в интернете. Возможность показа в рамках фестиваля «Сталкер» будем обсуждать вместе с отборочным жюри.

Валерий Балаян, режиссер фильма «Любите меня, пожалуйста»:

— Я бы не сделал это кино, если бы меня друзья не попросили снять прощание с Настей 24 января 2009 года. Не брался за эту тему, материал лежал. Импульсом вернуться к нему стала годовщина смерти. Федеральными каналами событие было проигнорировано. Я полагал, что за год 10 фильмов сделают, не хотел выстраиваться в очередь. Оказалось, никто ничего не снимает. Ни про Стаса, ни про Настю. И я «вернулся»: снял близких друзей Насти, подобрал видеоматериал. Меня поразил безбрежный океан простодушных и откровенных нацистских роликов в интернете. Заплываешь в это море — пропадает горизонт действительности. Этот фильм мне никто не заказывал. Никто за ним не стоит, как многие думают. Я даже называю мою любительскую выходку не фильмом — видеоматериалом. Для меня важно зафиксировать ощущение общества, в котором пребываем. Мы живем в состоянии «летаргического сна под теленаркозом». Сон искусственно поддерживают. Точно, как описали Стругацкие. Живем под башнями-излучателями. Есть единицы зрячих, таких как Стас, Настя, Политковская, Эстемирова. Пытающихся что-то увидеть и рассказать. А никому этого не надо. Напротив, зрячих надо убить, чтобы картину незамутненного сна не нарушали. В детском саду должно быть все тихо. Сказали: «Тихий час»? Спите. Даже неспящие крепко зажмуривают глаза. Кто откроет, попытается пискнуть, того поставим в угол. Или сломаем челюсть, палец оторвем. Все устроено просто.

Это фильм — о трагической судьбе Насти Бабуровой, которая рассказывает на камеру о том, что Путин был ее кумиром, из-за него пошла заниматься самбо. Как знаем, ее это не спасло. Это фильм про русскую девочку, убитую фашистами, теми же, кто хочет убивать кавказцев и евреев. Я не собирался делать ничего скандального. Но иногда надо выкрикнуть, просто потому что это кричащая история. 

Юная, талантливая, чувствующая ответственность за страну девочка получает пулю, вот что самое страшное. Ушел и Стас Маркелов, умнейший, озабоченный гуманитарным состоянием общества человек. С их уходом появляются дыры, лакуны, метафизический холод сквозь них свищет.

Коренится заблуждение: «Снова всплеск фашизма!» Никакого всплеска нет, есть определенный градус, которого мы достигли, который поддерживается. Вот почему власти стараются об этом меньше шуметь со своих башен телезомбирования. Когда прорывается что-то живое (показ в Новосибирске — чистая самодеятельность ребят) — реакция не медлит. И градус постепенно раскаляется, как магма перед извержением. То, что произошло с новосибирскими студентами (сейчас с ними разбираются и администрация НГУ, и «органы»), для меня модель поведения власти.

Теперь фильм не увидят и в Москве. Это наше совместное решение с господином Степановым. Как можно подставлять людей?

«Не будем про это публично». «Это все бытовые разборки. Хулиганство». Уже прочитал в интернете, что и в Новосибирске ничего не было — шоу, типа флешмоба. «Детишки балуются». Такая установка. Значит, нельзя показать, что журналиста убили в стране, где за год убивают 10 журналистов и происходит около ста убийств на межнациональной почве.

Фильм отказываются брать наши фестивали. Я посылал его на «Киношок», «Окно в Европу», документальный смотр «Россия». Даже не ответили. Понимают: не надо нам ваших проблем. Вот отважились правозащитные смотры — и что получили? (Было три маленьких показа, примерно на 30 человек, в Питере, в Сахаровском центре в Москве, в Высшей школе экономики.) Мы живем, уткнувшись в текущее, а глубинные тектонические сдвиги не замечаем. Между тем они происходят.

Что делать? Не знаю. Единственная возможность, — создавать площадки для дискуссий, потому что для начала нужно понять, в какой точке мы находимся. Ведь все взаимосвязано. Проблемы миграции, нормы сосуществования в современном мире. Ведь и в Европе ультраправые рвутся к власти. И Меркель заявляет о крахе мультикультурализма. Проблемы громадные для всей планеты.

Но если в Берлине убивают 4 турок, 300 000 тысяч выходят на улицы. Уверяю вас, не все турки им нравятся. Просто так ведет себя гражданское общество. С юным сознанием нужно работать. Не помню в Москве дискуссий с участием лидеров диаспор. Между прочим, у нас миллион азербайджанцев, до полутора миллионов выходцев с Северного Кавказа. Если русские фашисты думают, что они гладко всех перережут… там тоже ребята крепкие. Предчувствие гражданской войны висит в воздухе. Кого это беспокоит? С этими ребятами, которые пришли в Новосибирске к университету с пистолетами «Оса», кто-нибудь из педагогов побеседовал? С ними тоже надо разговаривать. Или отваги нет? Про величие, про империю — да. А в империи, между прочим, нацмены делали блестящие государственные карьеры. Давайте не забывать, кто был Багратион, Барклай-де-Толли. Если не будет общественной дискуссия на эту тему, будем иметь ножи и пули.

Я сохранил номер «Новой» от 6 октября. Там написано про «коричневый заказ», о том, как власти руководят и манипулируют многими группировками. Они на крючке спецслужб, удобны для демонстрации: смотрите, кто дышит нам в затылок. Сначала они управляемые, ручные. Но, как и все подобные группировки, рано или поздно выходят из-под контроля, начинают жить по собственным правилам. Но наша власть книг не читает. А Бернард Шоу сказал: «Единственный урок, который можно извлечь из истории, состоит в том, что люди не извлекают из истории никаких уроков».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera