Сюжеты

Второй тур

Выборы в Беларуси начнутся в восемь вечера — когда закроются избирательные участки, а народ выйдет на улицу

Этот материал вышел в № 130 от 19 ноября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ирина ХалипСоб. корр. по Белоруссии

 

Такого не ожидал никто: ни сами кандидаты в президенты, ни всевозможные аналитики и политологи. Стотысячный барьер прошли ни много ни мало десять кандидатов в президенты. После проверки Центризбиркомом собранных подписей оказалось, что...

Такого не ожидал никто: ни сами кандидаты в президенты, ни всевозможные аналитики и политологи. Стотысячный барьер прошли ни много ни мало десять кандидатов в президенты. После проверки Центризбиркомом собранных подписей оказалось, что кандидатов остается 10 — из 17 претендентов. Такого в Беларуси не было еще никогда. Причем восемь из десяти — оппозиция, один — Лукашенко и еще один — технический кандидат Виктор Терещенко, сменивший прежнего спарринг-партнера Лукашенко Сергея Гайдукевича.

После того как стало ясно, что в избирательных бюллетенях будет десять фамилий, политологи заговорили о новой тактике Лукашенко: дескать, сильные кандидаты (Некляев, Санников, Романчук) будут утоплены в море слабых и среди них будут тоже смотреться слабее; вот если бы было два-три оппозиционных кандидата, как в 2006 году, шансов было бы намного больше; а еще лучше — единый кандидат от оппозиции, вот тогда бы с гиканьем и свистом оппозиция влетела во второй тур.

Но все это у нас уже было. В 2001 году Лукашенко противостоял единый кандидат от оппозиции Владимир Гончарик. Второй зарегистрированный кандидатом оппозиционер Семен Домаш снял свою кандидатуру в пользу Гончарика. И вечером, после закрытия участков, когда оппозиция собралась на площади, Гончарик заявил, что чувствует себя уверенно, потому что Лукашенко явно не набрал 50%, а значит, будет второй тур, и сейчас можно идти спать спокойно. Утром Гончарик еще проснуться не успел, а Лукашенко уже объявил об элегантной победе.

В 2006 году у нас было два демократических кандидата: Александр Милинкевич и Александр Козулин. Оба привели на площадь своих сторонников, и это было самой массовой акцией протеста за всю историю белорусского сопротивления. Но представления о том, что нужно делать после голосования и раздачи интервью, не было у обоих. Стихийный протест продержался неделю. Каждый вечер с подступов к площади людей увозили автозаки, через три дня в минских тюрьмах камеры оказались настолько переполнены, что арестантов последних дней отправляли в тюрьмы окрестных городов. Все закончилось с арестом Александра Козулина, который отсидел в тюрьме два с половиной года.

А на этих выборах у кандидатов есть полное осознание того, что бороться с фальсификацией выборов можно только на площади, есть готовность координировать свои действия и совместно разрабатывать тактику уличных протестов. Все прекрасно понимают, что Лукашенко никогда не пойдет на честные выборы, что фальшивые бюллетени давно заготовлены, что отстаивать свой выбор нужно не на избирательных участках, а на улицах. А это значит, что к 19 декабря оппозиция придет подготовленной, как никогда. Ошибки прошлых кампаний настолько очевидны, что исправить их сейчас несложно. Так что выборы в Беларуси начнутся не в восемь утра, а в восемь вечера — когда закроются избирательные участки. Комиссии, заперев двери, достанут из сейфов стопки заранее привезенных фальшивых бюллетеней и начнут тщательно вырисовывать 85% для Лукашенко, а на Октябрьской площади Минска соберутся те, кто не хочет, чтобы их голоса заменялись фальшивками.

И еще. Скептики часто говорят: народ, конечно, против Лукашенко, но остальных он просто не знает! У оппонентов власти в Беларуси, как в любой диктаторской стране, нет доступа к телевидению, радио, газетам. Во всех СМИ — только Лукашенко, кроющий площадной бранью страшного многоголового зверя под названием «оппозиция». К счастью, пока еще существует Интернет, но отнюдь не в каждой крестьянской избе. А во время выборов даже куцее белорусское законодательство предоставляет кандидатам в президенты час телевизионного эфира на главном государственном канале для двух получасовых выступлений. Так что лучше, один час альтернативного выступления по телевизору (при едином кандидате) или девять часов? Я говорю именно о девяти часах, включая в список и спарринг-парт-нера, потому что играя роль демократического кандидата, он как минимум будет не славословить существующую власть, а критиковать. Пусть даже совсем нежно. На белорусском телевидении критики власти не существует в принципе. Так что трубным гласом прозвучит любое слово против режима. В полной тишине даже шепот становится оглушительным.

Власть, конечно, все продумала: выступления кандидатов в президенты в телеэфире прозвучат с 22 ноября по 3 декабря. То есть за две недели до выборов доступ к СМИ у них прекратится. А после 3 декабря оставшееся до выборов эфирное время будет занимать только один кандидат, от которого тошнит сегодня даже тех, кто в 1994 году за него голосовал. Этот кандидат будет рассказывать о том, какие сволочи прочие кандидаты. А кроме него белорусский эфир заполнит специально склепанный к выборам 12-серийный документальный фильм со скромным названием «Государственная политика». В каждой серии народу будут рассказывать, как хорошо ему живется благодаря государственной политике.

Народ, к слову, нынче занят не просмотром сериалов, а стоянием в очередях в обменные пункты и скупкой валюты — лишь потому, что Лукашенко на днях сказал, будто девальвации не будет. Два года назад он уже так говорил — и провел девальвацию тихо, в новогоднюю ночь. С тех самых пор народ понял: послушай Лукашенко и сделай наоборот. И Александр Григорьевич теперь может сколько угодно рассказывать людям, что голосовать нужно за него.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera