Сюжеты

Это просто Находка, или Путь контрабандистов. Часть 1

Часть 1. С чего все началось и как вдруг чуть не закончилось

Этот материал вышел в № 131 от 22 ноября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Артем ИутенковНовая газета

 

— Откуда берется контрабанда, как она попадает на российские рынки. — Кто стоял у этого истоков бизнеса, приносящего миллиардные доходы, и кто его контролирует сейчас. — Почему и кто защищал Черкизовский рынок. — Депутаты, находящиеся в...

— Откуда берется контрабанда, как она попадает на российские рынки.
— Кто стоял у этого истоков бизнеса, приносящего миллиардные доходы, и кто его контролирует сейчас.
— Почему и кто защищал Черкизовский рынок.
— Депутаты, находящиеся в федеральном розыске, и бандиты, которых никто не ищет.
— Откровения оперов и таможенников.
— Как договариваются между собой контрабандисты и таможенники.
— Прослушки бизнес-переговоров.
Обо всем этом — в исследовании «Новой»

Подмосковье. 2005 год. На сортировочные станции Бекасово и Люберцы-1 приходят несколько грузовых составов из дальневосточного города Находка. Что находится в 150 грузовых контейнерах — не знает никто, кроме самих отправителей, естественно, получателей, а еще оперативников и следователей МВД России. Крупную партию контрабандного китайского ширпотреба милиционеры начали отслеживать, когда груз еще только прибыл из южнокорейского города Пусан в Приморье. Там нерастаможенный товар перегрузили в железнодорожные составы и отправили в сторону Москвы. Самое интересное — на обратной стороне дорожной ведомости. В графе «Плательщик», он же «Получатель», указана не обычная торговая фирма, а военная часть ФСБ России. И забирать груз приехал один из ее сотрудников, предъявив, как и положено, служебное удостоверение.

Из официальной переписки между Следственным комитетом при МВД России и Генеральной прокуратурой: «В связи с Вашим запросом от 07.04.2005 года направляю Вам материалы уголовного дела, возбужденного по факту контрабанды обуви. В порядке информации сообщаю, что в дорожных ведомостях грузополучателем контрабандной обуви указана в/ч 6302, плательщиком за перевозку контрабандной обуви указана в/ч 6302, контрабандная обувь получалась по доверенности лицом, предъявившим служебное удостоверение № 066631. О данном факте письмом от 5 апреля 2005 года уведомлена служба собственной безопасности ФСБ России, так как в/ч 6302 является подразделением ФСБ России, которое расположено в г. Москве на улице Большая Лубянка».

Ширпотреб для Большой Лубянки

Начиная это дело, тогда уже известный на всю страну старший следователь по особо важным делам Следственного комитета при МВД Павел Зайцев еще не подозревал, к каким последствиям оно приведет. Все началось с обычной проверки сотрудниками московского ОБЭПа китайских предпринимателей на вещевом рынке «Садовод». Оперативников заинтересовали липовые документы на партию обуви. Вопросы «откуда товар?» и «есть ли настоящие документы с таможенными отметками?» китайских торговцев нисколько не смутили, они и представили милиционерам те самые дорожные ведомости, в которых грузополучателем числилась воинская часть ФСБ России.

Павел Зайцев вспоминает, что когда он начал разбираться с этим делом, то выяснил: только за год на воинскую часть с номером 6302 приходилось около 5 тысяч контейнеров с контрабандным товаром. Если разделить эту сумму на 12, то получится, что в месяц в адрес ФСБ приходило более 100 железнодорожных вагонов.

Нужно было только проследить, кто придет забирать товар. «Я выставил «сторожевики» на всех грузовых станциях, — рассказывает бывший следователь Зайцев. — И очень скоро нам удалось найти эти вагоны. Распорядившись отогнать груз в тупик и никому его не выдавать, мы организовали там засаду».

Зачем федеральной службе безопасности понадобились китайские товары — понятно. Незачем. Просто три веские буквы  — ФСБ  — в графе «Получатель» позволяли беспрепятственно перемещать ЛЮБОЙ груз по всей территории страны. И проблем с задержкой вагонов никто не ожидал. Каждый день вынужденного простоя груза нес контрабандистам огромные убытки. И, как ожидалось, очень скоро в дело вмешались их покровители из силовых структур. Солидные «ходоки», пытавшиеся повлиять на ситуацию и добиться передачи груза получателю, шли буквально потоком. А затем освобождать вагоны приехал вооруженный до зубов таможенный СОБР в сопровождении двух генералов. Перестрелки удалось избежать чудом. Спецназовцы узнали друг друга, так как вместе служили в горячих точках.

Конечный получатель, маячивший за спиной ФСБ, тоже был известен. Китайский шмурдяк, именно так на жаргоне контрабандистов называются товары народного потребления, должны были доставить на грузовые площадки не только «Садовода», но и на Черкизовский рынок, а затем передать китайским предпринимателям.

Довести до конца начатое дело Павлу Зайцеву так и не дали. Уголовное дело по указанию тогдашнего заместителя генерального прокурора Юрия Бирюкова было передано для дальнейшего расследования в саму Федеральную службу безопасности. Но скандал до конца замять не удалось — информация просочилась в прессу: «Новая газета» тогда сделала серию публикаций о загадочной в/ч ФСБ. И летом 2006 года в центральном аппарате ФСБ лишились своих постов сразу три генерала, отвечающие за экономическую безопасность, всего же под зачистку попали больше 20 старших офицеров.

Но, как выясняется, это была лишь крыша контрабандного айсберга. А у его основания — депутат дальневосточного Законодательного собрания Лысак и его бизнес-партнеры из таможни и ФСБ.

Геннадий Лысак и его команда

Владивосток. До конца 2008 года сотни местных туристических фирм предлагали любому желающему трехдневный тур в соседний Китай. Всего за 1 тысячу рублей потенциальный турист получал билет на комфортабельный автобус и номер в гостинице. От желающих попасть за границу, практически бесплатно, не было отбоя. Но существовало одно условие. На обратном пути туристу вручали 35-килограммовую сумку, набитую китайскими товарами, которую он должен был перетащить через границу. По закону именно такой вес не облагается обязательными таможенными платежами. За все, что больше, нужно платить. На российской территории баулы передаются китайским предпринимателям. А людей, часто выезжающих в Китай, быстро начинают называть помогайками.

По оперативной информации, эту контрабандную схему, замаскированную под туристический бизнес, разработал приморский бизнесмен Геннадий Лысак, ныне находящийся в розыске. Считается, что на Дальнем Востоке за большинством контрабандных поставок начиная с 90-х годов стоит именно этот человек и его близкие деловые партнеры.

«Геннадий Иванович Лысак занимался в первую очередь формированием товарных групп, — рассказывает сотрудник одной из силовых структур Приморского края Михаил. — То есть он находил покупателей и продавцов в Китае, работая совместно с китайскими экспедиторскими фирмами, комплектовал партии контрабандные и через Находку и порт Восточный переправлял их в Россию».

В советские времена Лысак работал в комсомольских и хозяйственных органах. В начале 90-х стал первым заместителем главы администрации Владивостока. Вместе с будущим сенатором от Приморья в Совете Федерации Игорем Ивановым участвует в создании компании «Сибиряки на Дальнем Востоке». Основная сфера деятельности — завоз продуктов питания и товаров народного потребления из Китая и Южной Кореи. «Ни Лысак, ни Хе, ни Иванов, ни кто-то другой из этой группы не являлись фактическими владельцами товара, — продолжает Михаил. — Их основная задача — доставка товара из Китая до получателей, тех же самых китайцев, в Москве, Санк-Петербурге, на Урале…»

К середине 90-х ситуация с товарооборотом на территории Дальнего Востока носит хаотичный характер. Тогдашнее руководство Дальневосточного таможенного управления (ДВТУ) не контролирует обстановку. Все таможни, от Находки до Сахалина, фактически работают отдельно друг от друга. Но приморские контрабандисты ведут работу как раз на объединение своих усилий.

«Представителем Геннадия Лысака в Находке являлся Сергей Хе, — объясняет другой наш собеседник, бывший сотрудник Приморского УВД Игорь. — Хе в свое время начинал работать самостоятельно, но под присмотром находкинских чекистов. В частности, непосредственно к нему был приставлен сотрудник федеральной службы безопасности старший оперуполномоченный (фамилия редакции известна.А.К.), который оказывал помощь и поддержку в становлении данного контрабандного канала».

Здесь стоит уточнить: мы не собираемся брать на себя функции суда и следствия, обвиняя кого-либо, мы просто приводим мнения людей, которые по долгу своей службы были знакомы с проблемой и которые готовы подтвердить свои слова документально, и надеемся, что правоохранительные органы смогут дать этим показаниям должную оценку.

Помимо структуры Геннадия Лысака внешнеэкономической деятельностью занимаются сотни компаний. Их руководители, имея самые теплые отношения с начальниками различных таможен, не утруждают себя даже минимальным декларированием ввозимых грузов. На языке специалистов это называется «работать по-черному». Жесткая конкуренция диктует свои правила игры. Убийства и покушения случаются постоянно.

«1998 год «урожайный» был, — вспоминает бывший руководитель аналитического отдела Дальневосточного таможенного управления Олег Елисеев. — В Уссурийске, Владивостоке, в Находке, только по нашим данным, 200 с лишним покушений было. Все покушения, скорее всего, касались криминальных разборок, связанных с таможенным делом».

Тем временем Геннадий Лысак занят выстраиванием своей надежной схемы. По предположениям оперативников, он воспользовался советом первого заместителя ДВТУ Кирсанова (с ним Лысак знаком еще по партийной линии) и якобы привлек к работе начальника таможни в городе Артеме Виктора Вугляра. Тогда Лысак создает еще одну компанию — «Ростэк-ДВ-Сервис», а на территории ответственности артемовской таможни строит склад временного хранения  — СВХ. Вот телефонный разговор, из которого слышно, что в конце 90-х годов обсуждают голоса: похожий на голос бывшего прокурора Приморского края Валерия Василенко (1) с голосом, похожим на голос бывшего вице-губернатором Приморья Константина Толстошеина (2).

2. Вообще, ты знаешь — это страшное дело, я как подумаю, что таможня, пограничники превратились в откровенных уголовников…

1. Сегодня получил документы: его назначают начальником оперативной таможни. А это первый зам Вугляра, а Вугляр их сам боится.

2. А Вугляр это же сам жулик мелкий, ой б… ну тогда я вообще ничего не понимаю в этом мире <…>.

2. Я скажу тебе такую вещь, кто его туда пробивал и кто сколько денег занес. Докладываю вам — Лысак.

1. Тоже друг.

2. Это беспринципный человек. <…> Контрабандисты конченные на х…, конченные… Там деньги страшные крутятся. Это опять же страна придумала, какой-то Ростэк, Востэк, что-то за х… Она или есть таможня, или ее нет, как может быть — частная таможня. Как может быть частный переход на каких-то паях с государством.

«Когда я пришел в 1996 году работать в таможенное управление, уже тогда было видно, что руководство ДВТУ и Лысак Геннадий Иванович, и его партнеры как-то взаимодействовали, — говорит Олег Елисеев. — Они строили совместный дом на Русской, 55. (Жилой дом во Владивостоке, где жили контрабандисты и высокопоставленные таможенники.А. И.) ДВТУ тоже было учредителем этого товарищества собственников жилья. И сама процедура открытия вот этого СВХ «Ростэк-ДВ-Сервис» и последующая деятельность этого СВХ, они говорят о том, что руководство ДВТУ было осведомлено о действующем контрабандном потоке».

Федеральная таможенная служба из Москвы ежегодно спускает вниз своим подразделениям планы по сбору таможенных платежей. Но в середине 90-х Дальневосточное таможенное управление с большим трудом справлялось с этой задачей. Контрабандисты, подкупая на местах таможенников, не желали платить больше, а те закрывали глаза на контрабанду. Тогда Геннадий Лысак разработал схему, которая устраивала всех. Выглядело это следующим образом. Из ФТС поступает годовой план по таможенным сборам со всего Дальнего Востока. Через Лысака и его компаньонов этот план доводится до всех участников внешнеэкономической деятельности с просьбой, а где-то и с требованием: заплатить в бюджет столько, сколько требуют из Москвы. А потом переходить на обычный режим.

«Они могли с пониманием подойти к любому руководителю таможенного органа и обеспечить ему тот план, который спускался с ФТС, — объясняет схему бывший таможенный аналитик Елисеев. — Взамен, они получали возможность уходить от таможенных платежей столько, сколько им надо. И это было выгодно всем».

Когда кто-то отказывался, то за дело принималась сама таможня. Контейнеры, грузовики и пароходы «несогласных» досматривали с особой тщательностью, и контрабандисты терпели убытки. При этом фирма Геннадия Лысака «Ростэк-ДВ-Сервис» продолжала возить грузы по «зеленому коридору».

Юрий Мельников до 2006 года 10 лет проработал старшим оперуполномоченным отдела поисковых операций Дальневосточной оперативной таможни (ДВОТ). Он вспоминает, как, отправляясь в служебные командировки, его подразделение работало только по тем фигурантам, ориентировки на которых спускало им руководство. «В то же время такие же фуры, такие же группы товаров везли другие, которых мы не имели право трогать, работать по ним, — говорит Мельников. — Они шли беспрепятственно. Потом я узнавал, кому принадлежали эти фуры, — они были замкнуты на группировку Лысака».

Осенью 2000 года уже начальник таможни Виталий Кирсанов неожиданно умирает. Не выдерживает сердце. Начальником Дальневосточного таможенного управления становится Виктор Вугляр. А вместе с Вугляром по карьерной лестнице начинает двигаться не менее интересная фигура — начальником сначала службы собственной безопасности, а затем и руководителем Дальневосточной оперативной таможни становится Сергей Мурашко.

«Эти люди постоянно приходили к нему в гости. Я имею в виду Хмеля и Лысака. У них были очень хорошие отношения, — рассказывает бывший сотрудник ДВОТ Сергей Кадач. — Это не могло не бросаться в глаза. Они, можно сказать, ногой дверь к нему открывали. Хотя при виде их Мурашко всегда боялся, что вот они его опять засветили, что он с ними знаком».

Но в 2001 году между Геннадием Лысаком и начальником Дальневосточной оперативной таможни Сергеем Мурашко пробегает черная кошка. Мурашко выбирает своей первой целью один из складов временного хранения «Ростэк-ДВ-Сервиса», подконтрольного Лысаку. По оперативной информации, на этот СВХ поступил груз с контрабандой. «Его действия были очень просты и понятны, — говорит Олег Елисеев. — Он поставил своих людей на выходе с этого СВХ, после того как туда зашли 40 автомобилей с контрабандным товаром, в течение двух недель после этого ни одной машины не вошло на этот СВХ и ни одной не вышло».

Свидетели рассказывают, что переговоры проходили в очень жестком режиме. Якобы одно из требований к контрабандистам — повысить на этом конкретном СВХ таможенные платежи в несколько раз. После того как было получено согласие — кордон был снят. На первый взгляд вроде бы все законно и не к чему придраться. Но…

«Вот конкретно на этом СВХ платежи выросли в несколько раз. Но когда был сделан анализ, за счет чего повысились эти платежи, было достоверно установлено, что, несмотря на увеличение в несколько раз платежей, во столько же раз увеличился объем контрабанды через этот СВХ, — утверждает Елисеев. — Об этом знал и Мурашко, об этом докладывалось и руководству ДВТУ, но в дальнейшем не предпринималось никаких действий по пресечению контрабанды».

Читайте в следующей серии:
— Как арест фээсбэшного груза в Москве спутал все карты китайцам.
— За что арестовали начальника Дальневосточной таможни — первое интервью после выхода генерала на свободу.
— Контрабандная схема восстановлению подлежит, а генералы ФСБ подлежат повышению.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera