Сюжеты

Бизнес как полезное ископаемое

Правительство нашло для себя выход из кризиса — предвыборный популизм и мегапроекты оплатят отечественные предприниматели. Налоги повысят

Этот материал вышел в № 133 от 26 ноября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Алексей Полухиншеф-редактор

Вопрос о повышении налогов — всегда политический. И сегодня в России основной политический вопрос — это способ, с помощью которого будут закрывать дефицит федерального бюджета и пенсионного фонда. Есть два сценария. Лицом первого из них...

Вопрос о повышении налогов — всегда политический. И сегодня в России основной политический вопрос — это способ, с помощью которого будут закрывать дефицит федерального бюджета и пенсионного фонда.

Есть два сценария. Лицом первого из них выступает министр финансов Алексей Кудрин, а реальным идеологом — премьер-министр Владимир Путин. Это сценарий экстенсивного развития: если закончилось нефтяное благоденствие, это не повод сокращать расходы или даже оценить их целесообразность, гораздо проще выполнить взятые властью обязательства за чужой счет — за счет национального бизнеса. А именно поднять налоги, чтобы денег хватало и на мегапроекты, и на бюрократический аппарат, и на предвыборные подарки пенсионерам.

Второй сценарий, который потихоньку пишут в администрации президента, — оптимизация государственных расходов, не путем даже их сокращения, а путем отказа от нерациональных трат, особенно там, где нерациональность при ближайшем рассмотрении обусловлена коррупцией.

Противостояние здесь прямое, на уровне цифр. Алексей Кудрин говорит, что увеличение налогового бремени на экономику в следующем году составит 2% ВВП, то есть примерно триллион рублей. Помощник президента Аркадий Дворкович, в свою очередь, заявил, что тот самый триллион можно сэкономить только за счет лучшей организации госзакупок. И тогда никакого повышения налогов не потребовалось бы.

Оно тем не менее уже де-факто произошло. С 1 января 2011 года вместо единого социального налога, ставка которого составляла 26%, работодатели будут платить в три социальных фонда, включая пенсионный, в общей сложности 34% от фонда заработной платы. Это удар под дых бизнесу, в первую очередь малому, среднему и всякому, построенному на эксплуатации человеческого капитала и априори имеющего высокую долю зарплат в себестоимости продукции. Это как раз показатель его политического статуса: стремящиеся к финансовой независимости люди неинтересны как электорат партии власти, но и не обладают, подобно крупняку, лоббистскими возможностями. Потому и оказываются крайними.

Жалеть их никто не станет: сердобольным тут же с телеэкрана объяснят, что либо «эти», либо пенсионеры. Зато для самих жертв налоговых преобразований подобное развитие событий — хороший стимул к более жесткому позиционированию, именно они в первую очередь заинтересованы в том, чтобы в стране воровали меньше, потому что они в результате платят по счетам. Малый и средний бизнес в таком случае поневоле может стать тем самым модернизационным меньшинством, предъявляющим спрос на перемены, если на политической авансцене будут фигуры, которые хотя бы пообещают такой спрос удовлетворить. А сама по себе экономия триллиона за счет уменьшения масштабов воровства на госзакупках могла бы стать гораздо более явным модернизационным проектом, чем Сколково.

Но реальных оснований верить, что станет, пока немного.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera