Сюжеты

ФСО только начинается

Сотрудники Федеральной службы охраны расширяют свои полномочия и хотят получить полную неприкосновенность — о чем уже попросили Госдуму. Чем это грозит?

Этот материал вышел в № 134 от 29 ноября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Сергей Каневкриминальный репортер, sbultik@gmail.com

Пока общество занято дискуссией о реформе МВД, российские спецслужбы «оформили» через Госдуму несколько законов, ущемляющих права граждан. К примеру, по просьбе ФСБ были приняты «антитеррористические» законы, согласно которым теперь можно...

Пока общество занято дискуссией о реформе МВД, российские спецслужбы «оформили» через Госдуму несколько законов, ущемляющих права граждан. К примеру, по просьбе ФСБ были приняты «антитеррористические» законы, согласно которым теперь можно привлечь за экстремистскую деятельность, вмешаться в личную жизнь практически любого человека.

Не осталась в стороне и Федеральная служба охраны. Сначала ФСО потребовала у столичной мэрии увеличить с 159 до 224 перечень улиц, которые должны находиться под ее контролем. И вот теперь в Госдуму внесен законопроект, запрещающий милиционерам задерживать и досматривать любого сотрудника ФСО.

Каста неприкасаемых №…

Вообще-то у нас и без того уже есть «неприкасаемые», которых сотрудникам милиции категорически нельзя задерживать: это чиновники высшего ранга, депутаты, судьи, прокуроры. Теперь еще и ФСО. Господин генерал Муров, думается, поскромничал, могли бы сразу вписать в закон: «Общаться с сотрудниками ФСО необходимо с улыбкой 16х16, при этом всем своим видом говорящий должен выказывать свое уважение и трепет…»

К чему приводят подобные «иммунитеты» в нашей стране, объяснять уже надоело, но придется еще раз. Например, как только сотрудники ФСБ стали «неприкасаемыми», на суды обрушилась лавина уголовных дел, по которым чекисты проходят в качестве наркоторговцев, вымогателей и «разводил».

А вспомните «неприкасаемых» московских прокуроров? Чего стоят только межрайонный тушинский прокурор Борис Нерсесян, имевший дома унитаз с золотым напылением (сейчас в федеральном розыске, скрывается в Нагорном Карабахе), и зампрокурора САО Вячеслав Трофимов, проводивший по полгода на заграничных пляжах и выходивший на службу лишь затем, чтобы получить очередную взятку (сейчас арестован).

В связи с этим вспоминается случай на съемках, произошедший со мной, когда я работал еще на НТВ. 12 января 2003 года — День работника прокуратуры. Наша съемочная группа двигалась по Садовому кольцу, когда мы неожиданно заметили двух дерущихся мужчин. При этом в стороне стояли штук двадцать испуганных «ночных бабочек» и наряд милиции, спокойно наблюдавший за происходящим. Подхожу к милиционерам, интересуюсь личностями драчунов:

— Да два прокурорских не поделили молодую проститутку, вот и сцепились.

— А чего вы их не разнимаете, не забираете?

— Не имеем права: у них неприкосновенность. Мы вмешаемся, когда они стволы достанут.

Тем временем, заметив видеокамеру, прокуроры закончили драку и разбежались по иномаркам. Мы поехали следом за самым пьяным, с питерскими госномерами.

Уж чего только он не вытворял: задел крылом два стоявших автомобиля, чуть было не сбил нескольких пешеходов в районе Красной Пресни, шесть раз выезжал на встречку и три раза разворачивался в запрещенных местах. Все это время мы названивали в ГИБДД, но каждый раз дежурный отвечал: «Мы его задержим, а потом нам по башке настучат! Пусть себе едет, куда хочет».

Развязка наступила неожиданно: прокурор чуть было не врезался в будку с милиционером у посольства Зимбабве. Приехали инспекторы ГИБДД и какое-то милицейское начальство. Прокурора отвезли на медицинское освидетельствование. Результаты анализов показали, что он принял практически смертельную дозу алкоголя. А знаете, что на прощание мне сказал «неприкасаемый»? Цитирую: «Я эту должность купил за огромные бабки. И если меня выгонят, то я тебя, падлу, из-под земли достану!»

Я жив, все обошлось, значит, и прокурор продолжает честно служить родине.

Из жизни охраны

Особенно трогает, что фэсэошники добиваются «неприкосновенности» на фоне громкого скандала, разгоревшегося в Орле, где местную банду нацистов возглавлял преподаватель кафедры физкультуры Академии ФСО майор Виктор Луконин.

По версии следствия, участники организованной майором Лукониным банды объединились «на националистической почве и с целью дестабилизации ситуации в Орле, дискредитации власти и правоохранительных органов». Задержанным инкриминируют более десяти преступлений. Наиболее значимым эпизодом следователи называют произошедший 5 августа, в День города, подрыв кафе «Индира». Тогда от взрыва начиненной гвоздями бомбы мощностью 200 граммов тротила пострадали четыре человека. Кроме того, им вменяют произошедший в середине июля взрыв маломощной бомбы в окне первого этажа здания прокуратуры Железнодорожного района, а также — случившийся несколькими днями позже поджог расположенного неподалеку от нее опорного пункта милиции.

Помимо самого Луконина в банду входили сотрудники ЧОПа, студенты, разнорабочие и безработные жители Орла. Сейчас следователи выяснили, что активную роль в «актах возмездия» принимали офицеры части ФСО, расположенной рядом с Солнечногорском, ранее обучавшиеся в орловской академии и дружившие с Лукониным.

«Мама, ты прости меня, дурака. Черт попутал…» — это отрывок из письма замначальника оперативной части ФСО майора Александра Степанова. Ныне Степанов отбывает наказание в исправительной колонии 349/13 в Нижнем Тагиле (ее еще называют «красной», поскольку в ней содержатся получившие тюремные сроки бывшие сотрудники силовых ведомств и прокуроры-взяточники).

Об этой истории, произошедшей на улице Мастеркова, до сих пор судачат в кабинетах силовиков: такого еще не было, чтобы старший офицер ФСО участвовал в групповом разбое (уголовное дело № 33/03/0003-05).

— Для меня это был шок, — сквозь слезы вспоминает мать Степанова. — Мой Сашенька — и вдруг преступник… Мне тогда казалось, что это какая-то провокация иностранных спецслужб.

Но зарубежные коллеги оказались ни при чем. Из милицейского протокола следует, что Степанов и уроженка Рязани 30-летняя Елена Шалавко решили заняться крышеванием борделей. Они ворвались в квартиру, где в то время находились сутенерша Егорова и три проститутки из Молдавии. Налетчики сначала нейтрализовали с помощью электрошокера, а затем избили резиновой дубинкой всех четверых. Степанов заставил потерпевших отдать ему ювелирные изделия и потребовал выплачивать ежемесячно 5 тысяч долларов. На прощание Шалавко предупредила, что жаловаться в милицию бесполезно, поскольку ее приятель — «личный охранник Путина». Сутенерша Егорова позвонила своим «кураторам» в ОВД «Даниловский», и вымогателей повязали с поличным недалеко от подъезда.

Немало шума наделали еще две истории, когда в роли вымогателей и грабителей выступали фэсэошники. 17 декабря 2003 года в 15-ю горбольницу привезли в бессознательном состоянии, с закрытой черепно-мозговой травмой, с гематомами лица и шеи предпринимателя Дмитрия Р. Через три дня он пришел в себя и рассказал, что подвозил двух попутчиков, которые неожиданно стали его избивать кастетом, а затем накинули удавку на шею. К счастью, нашлись свидетели нападения, а злоумышленники оставили в автомобиле свои «пальчики». В ходе оперативно-разыскных мероприятий сыщики 2-го отдела Управления уголовного розыска ГУВД задержали преступников. Ими «оказались сотрудник 5-го отдела ФСО Кусков и безработный Радушкевич». Сейчас оба отмотали сроки и работают охранниками в ЧОПе.

Другой случай произошел на 88-м км МКАД, когда за вымогательство у водителя Пузина крупной суммы денег были задержаны сразу двое офицеров ФСО — Иванов и Севостьянов.

Можно вспомнить еще сотрудников ФСО Мешкова, который под прикрытием ксивы несколько лет занимался угонами раритетных автомобилей, а также серийного похитителя сотовых телефонов Кубанцева. Первого оперативники «приняли», когда он угонял «Жигули» 1977 года выпуска, а второго — на станции «Сокол», при попытке кражи сотового телефона у гастарбайтера из Таджикистана.

17 февраля 2006 года в 4.30 утра по адресу: Дегтярный переулок, дом 5, произошло возгорание 4-этажного здания, принадлежащего ФСО. Площадь возгорания составила 500 метров, а на третьем этаже было обнаружено тело сотрудника ФСО. При разбирательстве выяснилось, что в данном здании располагались офисы 23 коммерческих фирм. Хотелось бы выяснить у выезжавшего на место происшествия генерала ФСО Малышева, кто именно заключал договоры, какая была арендная плата и насколько все это законно?

Хочется дать совет народным избранникам: прежде чем нажимать кнопки при голосовании, хорошенько подумайте, а стоит ли давать «неприкосновенность» еще одной спецслужбе?

Из сводок ГУВД г. Москвы

1 марта в 3.45 в ОВД от жильцов дома 14, корп. 3 на ул. Академика Янгеля поступило сообщение, что из квартиры N** слышится громкая музыка и нецензурная брань. На звонок в дверь указанной квартиры выехавшей на место ГНР инспектора службы ст. лейтенанта милиции Сычева Олега Александровича, 1967 г.р., образование неоконченное высшее, в ОВД с 1993 г., милиционеров: ст. сержанта милиции Буянова В.А. и ст. сержанта милиции Коротких Г.В., на лестничную площадку вышли находившиеся в нетрезвом состоянии:

— хозяин квартиры Сивицкий В.С., 1970 г.р., сотрудник ФСО;
— Курашкин С.А., 1970 г.р., неработающий;
— Марко А.И., 1974 г.р., неработающий;
— Короткова О.М., 1980 г.р., студентка МГТА.

На замечание сотрудников милиции о недопущении нарушения покоя соседей они ответили грубостью, а Сивицкий нанес удар кулаком в грудь Сычеву О.А. При падении Сычева со ступенек лестничного марша произошел непроизвольный одиночный выстрел из АКС-74У. Указанным выстрелом Курашкин ранен в колено левой ноги, а Короткова в бедра обеих ног. Для оказания медпомощи Курашкин и Короткова госпитализированы в 7-ю горбольницу.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera