Сюжеты

Венский процесс

В суде австрийской столицы рассматривают криминально-политическое дело, имеющее прямое отношение к репутации России

Этот материал вышел в № 135 от 1 декабря 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Елена Милашинаредактор отдела спецпроектов

 

В Венском региональном суде закончилась первая стадия судебного процесса по делу об убийстве чеченского беженца Умара Исраилова. За десять дней перед восемью присяжными выступили более 30 свидетелей по делу, два известных европейских...

В Венском региональном суде закончилась первая стадия судебного процесса по делу об убийстве чеченского беженца Умара Исраилова. За десять дней перед восемью присяжными выступили более 30 свидетелей по делу, два известных европейских политика — швейцарский сенатор, докладчик ПАСЕ Дик Марти и лорд Джадд, а также крупнейший европейский исследователь чеченского конфликта Од Мерлен.

Трое подсудимых — все чеченцы: Рамзан Эдилов (взял при получении статуса беженца имя нацистского преступника Отто Кальтенбруннера), Турпал-Али Ешуркаев и Муслим Дадаев. В первый день процесса судья спросил всех троих, признают ли они себя частично или полностью виновными. Это традиционная для всех судов процедура, в результате которой не только ускоряется судебное следствие, но и смягчается наказание для подсудимых. Однако все трое подсудимых заявили, что считают себя абсолютно невиновными.

В последующие дни, в процессе допроса свидетелей, трое подсудимых признали, что, так или иначе, участвовали в попытке покушения Умара Исраилова, окончившейся его убийством.

Так, именно Турпал-Али Ешуркаев опознал самого себя на съемке, сделанной камерой наружного наблюдения у табачного магазина на Леопольдштрассе в день убийства. Особой приметой стали белые носки, в которые Ешуркаев заправил камуфляжные брюки. На другой фотосъемке, сделанной одним из очевидцев убийства, на человеке, убегающем с места преступления, отчетливо видны белые носки и камуфляжные брюки.

Важнейшим доказательством стали распечатки билингов. Сторона обвинения продемонстрировала телефонные соединения, которые свидетельствовали о тесном контакте между подсудимыми в момент и после убийства. Доказательства были столь очевидны, что отрицать их было глупо. Так, Рамзан Эдилов (Отто Кальтенбруннер) признал, что Муслим Дадаев звонил ему в 12.38 (через 15 минут после убийства) и попросил встретить их в австрийском городке Соленау. Рамзан Эдилов сказал, что «это в порядке вещей у чеченцев: они попросили о помощи, и я им помог». Рамзан Эдилов также признал, что он звонил сразу же после этого по телефонным номерам, зарегистрированным в России. Вот эти номера: +7 925 77 99999 и +7 925 71 88888. Телефонные контакты зафиксированы в 12.48 и 13.03, соответственно. В 13.06 он позвонил по номеру +7 928 266 3482, принадлежащему Шаа Турлаеву. На вопрос судьи: кому он звонил и зачем, Рамзан Эдилов сказал: «Своим друзьям в Чечню, чтобы поздравить со Старым Новым годом. Это такая традиция русская!»

После демонстрации прокурором фотографий с Рамзаном Кадыровым Рамзан Эдилов (Отто Кальтенбруннер) также признал долго отрицаемый им факт: между ним, главой Чеченской Республики Рамзаном Кадыровым и его советником Шаа Турлаевым (являются, по версии австрийской прокуратуры, заказчиками преступления) существуют тесные контакты.

Эдилов, Турлаев и Кадыров неоднократно встречались на территории Чечни, куда Рамзан Эдилов ездил в статусе негласного лидера австрийской чеченской диаспоры. На суде Эдилов не отрицал, что его задачей был сбор пропагандисткой информации о ситуации в Чечне для интенсификации возвращения чеченских беженцев на родину.

Чтобы подвергнуть сомнению некоторые оценки Рамзана Эдилова, в суд были приглашены ведущие европейские эксперты по Чечне — Дик Марти, лорд Джадд и Од Мерлен.

К материалам судебного следствия был приобщен июньский доклад Дика Марти, подготовленный специально для ПАСЕ. В этом докладе жестко критикуется произвол и безнаказанность как федеральных, так и местных силовых структур, совершающих преступления на территории Чечни, которые, как правило, не расследуются. За принятие резолюции по этому докладу единогласно проголосовали все российские делегаты ПАСЕ.

Выступая на суде, Дик Марти сказал: «Во всех трех республиках Северного Кавказа <которые я посетил в начале этого года> ситуация характеризуется высоким уровнем насилия, произволом и безнаказанностью силовых структур. Однако ни в одном из регионов Северного Кавказа нет того, что я наблюдал в Чечне. В этой республике создан культ личности Рамзана Кадырова. Методы управления — очень жесткие. Исламизация Чечни идет под очень большим прессингом. Женщинам навязывают ношение платков и хиджабов. Ни одно убийство критиков Рамзана Кадырова — таких как Анна Политковская или Наталья Эстемирова — не только не раскрыто, но и не расследуется должным образом».


Лорд Джадд
продолжил рассказывать восьми австрийским присяжным о сегодняшней ситуации в Чечне: «Чеченцы продолжают исчезать, их дома сжигают, а пытки и внесудебные казни стали главном оружием против подполья. Именно эти методы порождают в ответ терроризм. Именно поэтому молодые люди по- прежнему уходят в лес и становятся экстремистами. А силовые структуры полностью уверены в своей безнаказанности. Уверены настолько, что даже уже не надевают на лица маски при совершении преступлений… Президент Кадыров создал в Чечне культ личности. Он выступает по местному телевидению каждый день и запугивает своих граждан: «У меня повсюду шпионы. Если три человека встретились, кто-то из них обязательно будет моим шпионом. Я знаю все. Я слышу все. Никто, если только он не чеченец, не может скрыться от меня и от моего суда».

Исследователь Од Мерлен проанализировала отношение Рамзана Кадырова к правозащитникам, приведя несколько цитат: «В интервью «Ежедневному журналу» от 24 июня 2009 года Рамзан Кадыров приравнял экспертов по Чечне и правозащитников, критикующих его стиль правления, к бандитам и террористам».

… Суд присяжных — очень сложный вид судебного разбирательства. В суде присяжных важны не только факты, но и уровень преподнесения этих фактов, контекст, который может сделать эти факты еще более убедительными.

Свидетелями защиты в основном выступали родственники подсудимых. Все они воспользовались правом не свидетельствовать против себя и близких. Таким образом, линия защиты не смогла представить ни одного убедительного доказательства невиновности своих подзащитных, потому что избрало молчание своей тактикой.

Первая стадия суда окончилась на торжественной ноте: судья зачитал официальный запрос в Генеральную прокуратуру РФ о вызове в суд для допроса (очного или по видеоконференцсвязи) свидетелей по делу — Рамзана Кадырова и Шаа Турлаева.

Перерыв объявлен до 2 декабря. Этот день будет целиком посвящен допросу отца убитого Умара Исраилова — Али (Шарапуди) Исраилова и истории его одиннадцатимесячного заключения в одной из незаконных тюрем Чечни. Напомним. По заявлению Али Исраилова Генеральной прокуратурой РФ было заведено уголовное дело. Прошло пять лет. О ходе расследования этого дела не известно ничего.

Комментарии для «Новой»

Адвокат Отто Кальтенбруннера Рудольф Майер: «Все должны быть кадыровцами? Это же смешно»

— Мы увидели, что свидетели, приглашенные прокуратурой, почти ничего не знали. А, к примеру, свидетель, которого пригласила сторона пострадавшего, то есть эксперт Совета Европы, который рассказал о ситуации в Чечне, на мой конкретный вопрос о том, давал ли президент Кадыров заказ на похищение или убийство Исраилова, абсолютно ничего не мог ответить.

— Судя по рассказу докладчика Совета Европы, заказные убийства или похищения являются обыденным явлением в Чечне.

— Его высказывания говорят об этом. Но я не знаю, насколько эти высказывания соответствуют действительности. Может быть, нам следует выслушать кого-нибудь из российского парламента или из чеченского парламента, чтобы получить более полную картину. Но дело даже не в этом. Речь здесь идет об одном-единственном вопросе — давал ли президент Кадыров в этом конкретном случае заказ на убийство или заказ на похищение. Да или нет? И поиску ответа на этот вопрос сегодняшний свидетель (Дик Марти. — Ред.) абсолютно ничем не смог помочь.

— Вы считаете, что политической подоплеки в этом деле не существует?

— Я уверен в этом.

— То есть чистый криминал?

— Абсолютно. И потом, когда я слышу, что без ведома президента Кадырова вообще ничего не происходит, вы знаете, я представляю чеченцев, которые совершили криминальные преступления, от вымогательства до пыток, включая также и похищения, они что теперь, все должны быть кадыровцами? Это же смешно.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera