Сюжеты

ФИФА в кармане

Из всех претендентов на проведение чемпионата мира по футболу-2018 одна Россия «на все согласная». От такого подарка трудно отказаться

Этот материал вышел в № 135 от 1 декабря 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Владимир Мозговойобозреватель «Новой»

Счастье нам обещают завтра к вечеру. Однако всенародного волнения, связанного с ожиданием вестей из Цюриха, где выбирают страны — организаторы чемпионатов мира по футболу 2018 и 2022 годов, определенно не наблюдается. Перед гватемальской...

Счастье нам обещают завтра к вечеру. Однако всенародного волнения, связанного с ожиданием вестей из Цюриха, где выбирают страны — организаторы чемпионатов мира по футболу 2018 и 2022 годов, определенно не наблюдается. Перед гватемальской сессией МОК, голосовавшей за столицу зимней Олимпиады, страна вибрировала больше.

В этом есть какая-то загадка — чемпионат мира по футболу как событие общепланетарного масштаба стоит куда выше зимних Игр. Не один город, а 10—12, не две недели, а целый месяц, не миллиард телезрителей, а все пять, если не больше.

И вот Россия впервые в числе главных претендентов на ЧМ-2018, остались считаные часы до судьбоносного решения, а россиянам от этого ни холодно ни жарко. Разве что футбольная общественность переживает, но даже в этой группе нет ни единства, ни особого воодушевления. Заявить, что российскую заявку поддерживает самый распоследний бомж (англичане, например, про себя так и считают), не решится ни один из наших продвинутых деятелей — никто не поверит. И правильно сделает.

Народ, может быть, и поддержал бы политику партии и правительства. Но нас же не спросили! Нас вообще давно ни о чем не спрашивают. Но тогда и ждать, что люди от избытка положительных эмоций бросятся рисовать плакаты «Добро пожаловать, футбольная сказка!» и «Россия говорит «да» чемпионату мира!» — не приходится.

На матчах последнего тура чемпионата страны никаких акций в поддержку российской заявки не наблюдалось. Заявка вообще существовала как бы сама по себе, а российский футбол и все его составляющие — сами по себе. Конечно, слова про самозабвенную любовь россиян к футболу в Заявочной книге присутствуют. Но действительности они вряд ли соответствуют.

Вот почему я делаю грустно-оптимистический вывод о том, что Россия не вздрогнет при любом варианте развития событий. Дадут чемпионат — прикольно. Не дадут — беда небольшая. Если с выбором не сложится, выдохнем с облегчением.

Про любовь

В новом столетии Россия трижды была близка к своей самоидентификации через футбол — когда после поражения сборной на чемпионате мира разгромили центр Москвы, когда Вадим Евсеев послал всех недоброжелателей куда подальше прямо в камеру после победы в Уэльсе и когда народ вышел на улицы в честь победы над голландцами в четвертьфинале Евро-2008. Универсальная национальная идея аккуратно расположилась между погромом и братанием, что в некотором роде символично.

Любим ли мы футбол так, как любят его не у нас? Скорее нет, чем да. Любовь народная существует, она неизбывна, не поддается никаким социологическим выкладкам, она многослойна и многогранна. Но есть критерий, который трудно оспорить, — число зрителей на трибунах и способ боления. Наша любовь постепенно вырождается, превращаясь в платонически телевизионную, потому что на стадион ходить не хочется.

Есть страны, где ситуация не менее сложная (с футбольными фанатами, особенно из категории ультрас, просто и не бывает). Но по крайней мере наши прямые конкуренты борются за чистоту футбола системно и куда успешнее. Что касается проникновения игры в толщу народной жизни, то тут нам с Англией или Испанией вовсе тягаться нечего.

Чемпионат мира принимали и совершенно нефутбольные страны — те же Соединенные Штаты. Даже Африка уже принимала. Слова «развитие», «продвижение» и «наследие» выучил на английском даже министр спорта Виталий Леонтьевич Мутко. Но, выдвигая кандидатуру России на проведение чемпионата мира, говоря о великих традициях и достижениях (не таких уж великих, кстати), наша власть ни на секунду не озаботилась реальным положением вещей.

Власть вообще как-то вдруг и сразу полюбила футбол, объявив его двигателем прогресса. Собственно, Владимир Путин как главная ударная сила российской заявки это и имел в виду: чемпионат мира даст возможность резко двинуть вперед инфраструктуру сразу нескольких регионов.

Почему это нельзя делать без чемпионата мира и что будет в случае успеха с другими регионами, не включенными в список осчастливленных, Владимир Владимирович уточнять не стал.

Про парадоксы

Во всем, что касается инфраструктуры (не только футбольной), качества и комфортности жизни, Россия не может быть соперником всех трех европейских конкурентов — ни Бельгии с Голландией, ни Испании с Португалией, ни, естественно, Англии. Понимая это, заявочный комитет «Россия-2018» взял на вооружение «бармалейскую» тактику Сочи: это даже хорошо, что пока нам плохо. Да, у нас нет ничего, зато в случае победы в Цюрихе будет все и по высшему разряду. В качестве единственного (по сути) и убойного (по замыслу) аргумента выступил принцип «а у нас бабла немерено». Гарантии были даны на самом высоком уровне.

Забавно, что с момента подачи заявки не было предпринято ни одной попытки просчитать возможные минусы грандиозного проекта. Да что минусы — и плюсы, кроме общих слов, просчитать не удосужились. Очевидно, предполагалось, что слова «Россия примет чемпионат мира по футболу» вызовут всеобщий восторг и подъем национального самосознания.

Когда этого не случилось, ответственные за проект перестали заботиться о его продвижении в самой России. За год благополучно потратили 325 миллионов рублей (по свидетельству главы Заявочного комитета Алексея Сорокина, на Заявочную книгу, прием оценочной комиссии инспекторов ФИФА и заграничные командировки), что по сравнению с будущими миллиардными затратами — совершенно смехотворная сумма. Оппонентов в России не наблюдалось, а вот с зарубежной публикой, особенно членами Исполкома ФИФА, надо было работать плотно, но аккуратно. На это, собственно, и ушли все силы и средства.

Понятно, что 13 городов, включенные в программу «прогресс за счет футбола», были полностью за. Понятно, что у компаний, кровно заинтересованных в получении лицензий на грандиозную перекройку инфраструктуры, уже сейчас слюна капает с клыков. Осталось совершенно непонятным, откуда и за счет чего государство возьмет такую прорву денег (скромной сумме в 3,82 миллиарда долларов, которую предполагается затратить непосредственно на строительство и реконструкцию стадионов, доверять не стоит — это даже не десятая часть расходов).

Экс-вратарь сборной Англии Дэвид Джеймс озаботился тем, что его правительство собирается с весны следующего года сократить финансирование спортивных программ в школах. Из-за чего поставил под сомнение обоснованность английской заявки, официальным послом (!) которой он является. Представить что-нибудь подобное с нашими официальными послами совершенно невозможно.

Англичане, что с них возьмешь… Они и свою практически идеальную заявку не пожалели, «обстучав» проект со всех сторон, и штаб ФИФА чуть ли не наизнанку вывернули.

Где-то палку некоторые их СМИ (особенно «Санди Таймс» и ВВС), может быть, и перегнули, разворошив осиное гнездо, — но двоих оборотней от футбола из числа высших чиновников ФИФА на крючок поймали. К худу или к добру была вся эта кампания непосредственно для английской заявки, предсказать никто не может. Но премьер-министр Дэвид Кэмерон, обращаясь к российским любителям футбола, заметил, что Россия в случае победы Англии тоже выиграет.

На наши парадоксы они ответили своим.

Про шансы

Последние недели прошли под знаком больших и малых разоблачений, после которых вода чище не стала, а совсем даже наоборот. Президент ФИФА Зепп Блаттер едва успевал оправдываться, заседание комитета по этике продолжалось три дня, Рейнальд Темарии и Амос Адаму были в конце концов дисквалифицированы и лишены права голосовать, факт сговора федераций Испании и Катара по обмену голосами не подтвердили, но и не опровергли, ВВС в понедельник уличило в коррупции еще троих функционеров, но голосовать они будут.

Ничего принципиально нового не открылось. Такая гигантская машина по зарабатыванию денег, как ФИФА, в принципе не может быть свободной от коррупции. Нас-то этим не удивишь. Зато теперь у проигравших всегда есть возможность обвинить «прогнившую структуру» в продажности, а у победителей — закрыть глаза и зажать нос, что они благополучно и сделают.

Отдельные букмекерские конторы к финалу почти детективной истории поставили на Россию, что уже было расценено как победа. Путь из грязи в князи российская заявка прошла меньше чем за год, но отнюдь не за счет некоего озарения, снизошедшего на руководство ФИФА.

У кого все готово, с того нечего взять — особенно с Англии. Испании с Португалией вовсе придется помогать. Бельгия с Голландией недовольны сверхдоходами ФИФА.

Одна Россия «на все согласная», и это пламенное желание руководители ФИФА оценили по достоинству. Наше футбольное настоящее состоит в основном из недостатков, но правительственные гарантии, но обещание прекрасного будущего, но поляна для аффилированных с ФИФА структур, фирм и компаний… От такого подарка трудно отказаться.

Что, впрочем, ничего не гарантирует России в силу уникальности ситуации, когда на фоне грандиозных скандалов выбираются сразу две страны-организатора, а 22 находящихся под невероятным давлением члена исполкома способны на любые, в том числе неадекватные и не просчитываемые, решения. Выборщики, прямо скажем, неважные, зато претенденты в основном достойные, что утешает.

Я не желаю России поражения. Я тоже где-то в глубине души в случае чего — «согласный». Но только как болельщик, сохраняющий наивную веру в великую правоту великой игры.

Только вот играть на моих чувствах не надо.

Комментарии

Никита Симонян, вице-президент РФС, официальный посол заявки:

— Когда я был игроком, то выходил на поле с единственной целью — выиграть, когда был тренером — то же самое, с таким же настроем еду в составе российской делегации в Цюрих. Трудно назвать нас фаворитами… Есть Испания и Португалия, за которых, скорее всего, отдаст свои голоса испано- и португалоязычная Южная Америка, есть Англия, где все готово к турниру такого уровня. Но ФИФА желает видеть современные стадионы во всех странах мира, поэтому Польша и Украина получили право проведения чемпионата Европы. Будем надеяться, что члены исполкома 2 декабря будут руководствоваться этими же принципами. Ведь если мы не выиграем, вряд ли у нас в скором времени появятся стадионы, дороги, гостиницы, — то, что сейчас строится в Сочи к Олимпиаде. О слабых местах российской заявки говорить бы не хотелось. Хотя они есть и у нас, и у наших конкурентов. Главное, что мы имеем, — это немалый опыт: блестящее проведение Олимпиады-1980, великолепная организация финалов Лиги чемпионов и Кубка УЕФА. И все это без малейших претензий и нареканий со стороны руководителей Европейской футбольной ассоциации и Международного олимпийского комитета. Если захотим, мы все сделаем, в этом нет никаких сомнений.

Алишер Аминов, президент Фонда развития футбола:

— Сейчас остается только анализировать, насколько эффективной была работа Заявочного комитета. На политическом уровне руководство страны, Медведев и Путин во время официальных визитов и встреч с главами государств, члены которых входят в Исполком ФИФА, должны были затрагивать вопросы, касающиеся нашей заявки. Было это сделано или нет — общественности неизвестно. Что касается дипломатического уровня — были ли задействованы МИД и российские посольства в странах, чьи граждане являются членами Исполкома ФИФА? Я об этом не слышал. На спортивном уровне — главное лицо, российский представитель в Исполкоме ФИФА Виталий Мутко должен был разъяснять своим коллегам преимущества заявки России. Потому что никто не будет читать нашу 900-страничную Заявочную книгу. Эту задачу министр спорта, безусловно, выполнил. Но дело в том, что Мутко, мало проработавший и редко появлявшийся на заседаниях Исполкома ФИФА, не имеет должного авторитета. А учитывая, что Россия не организовала ни одного юношеского или молодежного чемпионата, офис ФИФА в Москве закрыт, не было проведено ни одного конгресса ФИФА и УЕФА, все это наверняка скажется на результатах…

Хорошо еще, что догадались привлечь авторитетнейшего человека, проработавшего 28 лет в ФИФА и УЕФА, бывшего президента РФС Вячеслава Колоскова. Именно он на протяжении последнего года проводил агитационную работу и внес больший вклад, нежели Мутко.

Ну, допустим, мы выиграем право проведения чемпионата мира, но во сколько обойдется России этот дорогостоящий проект? Ведь наш Заявочный комитет не привлекал к работе независимую оценочную компанию, как это сделали в ЮАР, оценив проведение мундиаля в 10 миллиардов долларов. А во сколько нам это обойдется — в 30, 40, 50 миллиардов, окупятся ли они, поедет ли народ в Саранск и Самару? В Австрии, претендовавшей на проведение Олимпийских игр-2014, собрали референдум, где общество решило, что страна не может себе позволить потратить больше двух миллиардов на организацию этих соревнований. А у нас попросту побоялись это сделать, поскольку в России и без футбола проблем хватает.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera