Сюжеты

Сыворотка правды

Кандидаты в президенты Беларуси выступают в прямом эфире

Этот материал вышел в № 136 от 3 декабря 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ирина ХалипСоб. корр. по Белоруссии

После того как министры иностранных дел Польши и Германии приехали в Минск и сказали: «Лукашенко, если ты проведешь честные выборы, Европа даст тебе три миллиарда евро» — белорусская власть срочно приступила к монтажу декораций к спектаклю...

После того как министры иностранных дел Польши и Германии приехали в Минск и сказали: «Лукашенко, если ты проведешь честные выборы, Европа даст тебе три миллиарда евро» — белорусская власть срочно приступила к монтажу декораций к спектаклю «Предвыборная либерализация». Это значит, что вместо телевыступлений в записи кандидаты получили прямой эфир на телевидении. Два выступления по полчаса. Первый круг уже прошел.

Своим правом прямого эфира не воспользовался только один кандидат. Зовут его Александр Лукашенко. Все остальные — воспользовались. И сейчас, когда выступления начались по второму кругу, можно сказать: дебют удался.

Конечно, было недоразумение вроде выступления предпринимателя Дмитрия Усса, уложившегося со своей программой в шесть минут. Что до остальных — выступления удались всем. Кому-то больше, кому-то меньше. Один смотрел не в камеру, а в пространство, другой несколько раз неправильно ставил ударения, третий запинался, но, поверьте, все это такая ерунда. По сравнению с трасянкой Лукашенко, звучащей с телеэкранов долгие годы, получились вообще шедевры ораторского мастерства. А всерьез анализировать небольшие допущенные кандидатами ошибки — все равно что ловить блох. Занятие бессмысленное и неблагодарное. Потому что перед ними стояла задача не столько блеснуть красноречием, сколько сказать ту правду, которая не звучала по белорусскому телевидению уже лет пятнадцать.

Лукашенко, намеревавшийся массовой регистрацией кандидатов снизить уровень кампании, проиграл вчистую. Во-первых, потому что никто не снижает уровень кампании так, как он сам. Во-вторых, участие дипломата, экономиста, поэта, офицера лишь повысило статус самого Лукашенко. Кажется, впервые он оказался в приличной компании. А уж телевыступления кандидатов и вовсе возвеличили президентскую кампанию. Поскольку оказалось, что в Беларуси много не просто умных и талантливых людей в политике, но и потенциальных лидеров, за которых не стыдно. В-третьих, за прошлую неделю по белорусскому ТВ прозвучало столько правды — об исчезновениях и убийствах оппонентов власти, о фальсификациях выборов и референдумов, об экономическом крахе лукашенковской системы, об издевательствах над пенсионерами и студентами — что Лукашенко нечего было делать со своим враньем среди кандидатов в президенты.  Он просто не мог воспользоваться своим прямым эфиром. Не потому, что на него и так пашет все белорусское телевидение. И не потому, что выступление ему не слишком интересно, ведь он еще выступит в оставшееся после эфиров время и такое скажет!.. А потому, что боится оставаться один на один с избирателем — именно это подразумевает прямой эфир в формате «говорящей головы». Он может пламенно и вдохновенно врать, веря самому себе, только в окружении толпы холуев, внимающих каждому слову. Холуи создают иллюзию послушного народа, которому можно впарить любую туфту (извините за лексику). Но прямой эфир и непосредственное обращение к людям — совсем другое дело. И обращаться к людям Лукашенко боится смертельно. Потому что после тех, кто выступал в прямом эфире, его вранье будет звучать пошло, как никогда. И потому что там, с другой стороны — он это знает! — может оказаться та самая доярка, про восьмисотдолларовую зарплату которой он врал. Или пенсионер, которому он, лишив льгот на проезд, определил маршрут движения от поликлиники до аптеки («А куда еще пенсионеру нужно?» — цитата из Лукашенко), а там уж и на кладбище родные свезут. Или учитель, которого под угрозой увольнения ставили в пикеты с его портретом. Или семья, в которой кого-то посадили в тюрьму без объективного рассмотрения дела. Или чернобылец. Или студент. Или ученый. Или, в конце концов, чиновник, который, на этот раз не связанный личным присутствием, от души выскажет голове в телевизоре все, что думает. Нет, Лукашенко так рисковать не может. Это было бы тем окончательным поражением, после которого не спасают даже танки.

Недавно мой трехлетний сын случайно увидел новости по белорусскому телевидению. Панораму чиновных лиц. Он расхохотался: «Ой, какие смешные дяди!» Ничего удивительного: за три года своей жизни он привык видеть нормальные лица — на улице, в парке, в гостях. А взрослые белорусы, наоборот, отвыкли видеть в телевизоре нормальные лица. И они точно так же искренне радуются, наблюдая кандидатов в президенты на экране: «У них же нормальные лица!» Так что сейчас, когда осталось всего несколько дней возможности обращаться к людям с экрана телевизора, они продолжают говорить. О том, что большинство белорусов знает, но боится обсуждать открыто. И я считаю, что их слова с экрана помогут всем остальным вспомнить, что у них тоже есть голос, и право говорить открыто, и право выбора, и право защищать свой выбор. За полчаса это, может, и не осознаешь, но девять часов эфира со словами правды — это уже не просто одна инъекция, а курс лечения. Кажется, выздоровление страны совсем близко.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera