Сюжеты

Йог напал на терминатора

Суды трех инстанций заслушали чудесное уголовное дело — и никто не удивился

Этот материал вышел в № 138 от 8 декабря 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ростислав БогушевскийКорреспондент

 

Разговор пойдет о милицейских «палках»*. По этому поводу в редакцию пришло удивительное письмо, в нем содержалось описание чуда, даже — двух. Существует уголовное дело, по которому проходят два человека с необычными способностями....

Разговор пойдет о милицейских «палках»*. По этому поводу в редакцию пришло удивительное письмо, в нем содержалось описание чуда, даже — двух. Существует уголовное дело, по которому проходят два человека с необычными способностями. Во-первых, преступник, который ухитрился, оккупировав переднее сиденье легкового автомобиля, ударить ногой в грудь потерпевшего, находившегося на заднем сиденье того же авто, причем столь сильно, что бедняга потерял сознание. А во-вторых, сам потерпевший, судя по всему, оказавшийся терминатором, поскольку следы побоев у него исчезли стремительно — через несколько часов, будто ничего и не было.

Автор письма — Николай Михайлович Лушников, родственник преступника, — одержим по этому поводу горькой иронией: он просит сообщить в редакцию Книги рекордов Гиннесса об открытом феномене молниеносной регенерации человека.

Мне же более удивительными показались способности злоумышленника, и я провел эксперимент: сел в машину на переднее пассажирское кресло и попытался дотянуться ногой до приятеля, сидевшего сзади, — в итоге пожалел, что не йог…

На самом деле — не смешно. Приговором Солнцевского районного суда Москвы от 6 мая 2009 года Болховцев Николай Владимирович (злоумышленник-йог) и Мамяченков Николай Евгеньевич (водитель) были признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ (разбой), и лишены свободы сроком на пять лет каждый.

Болховцев и Мамяченков — приятели, обоим нет еще тридцати, вместе занимались установкой дверей и окон. По окончании трудовых будней подъехали к магазину, взяли водки и пива, сидели в машине и выпивали, ожидая приятеля. Был декабрь, холодно. У магазина приятели увидели мерзнущего человека — пригласили в машину. Гостя авто звали Суваяц Зоран, босниец, краснодеревщик, в России прожил около двадцати лет, женат. Разговорились, нашли много общего. Босниец обладал бутылкой коньяка, которую для согрева и употребил внутрь в одно лицо, добавив потом еще два раза по сто пятьдесят чужой водки. Обменялись телефонами, поскольку Мамяченкову и Болховцеву как раз нужен был для работы человек подобной специальности. Затем Суваяц попросил отвезти его на строительный объект, где он ночует в силу того, что жена — человек неприятный и домой его пьяного не пускает (из-за чего, собственно, он и мерз на улице).

«Ну и дураки, что согласились помочь», — говорит теперь автор письма Лушников, потому что оба были, cкажем так, нетрезвы. По дороге зацепили «Ситроен» и вылетели с дороги. Пьяная глупость номер два: испугались, что заберут права, и решили сбежать с места происшествия, потом объявив машину в угон. Только их пассажир Суваяц всего этого не знал — спал крепко. Мамяченков и Болховцев его вытащили и положили подле машины.

Под утро Мамяченков пришел в ОВД «Солнцево» — оставить заявление об угоне, однако после разъяснения ему уголовной ответственности за заведомо ложный донос написал явку с повинной: да, врезался в «Ситроен» и убежал. Раскаявшегося попросили подождать; тот огляделся и обнаружил в обезьяннике боснийца-краснодеревщика. Удивился. Потом удивился еще больше, когда следователь ему рассказал: Суваяц написал заявление на предмет того, что случайные попутчики — а именно Мамяченков с Болховцевым — избили его, отобрали деньги, мобильник, паспорт и разрешение на работу. Вскоре пришедший Болховцев был также задержан. С них сняли показания, закрыли в КПЗ, а потом депортировали в следственный изолятор — до суда.

А теперь — официальная версия следствия, которую поддержали Генеральная прокуратура и суды трех инстанций: первой, кассационной и апелляционной.

26 декабря Мамяченков и Болховцев около полуночи, припарковав свой автомобиль марки БМВ около магазина на улице 50-летия Октября, распивали алкогольные напитки. Вступили в преступный сговор между собой с целью нападения на граждан и похищения принадлежащего им имущества (вынужден сделать ремарку: около своего дома, на своей машине). Увидели потерпевшего Суваяца и под предлогом предоставить ему работу заманили в машину, после чего начали спаивать потерпевшего (ремарка: его же собственным коньяком) с целью подавления у него воли к сопротивлению. Затем, якобы угрожая пневматическим пистолетом (в кармане двери действительно лежала полуразобранная и неработающая пневматика, согласно экспертизе, не являющаяся оружием), заставили Суваяца передать им паспорт гражданина Боснии и Герцеговины, разрешение на работу, деньги в сумме трех тысяч рублей и мобильный телефон. Попутно Суваяц был жестоко избит.

Вот тут-то и стоит вспомнить о чуде: Суваяц сидел на заднем сиденье, по материалам дела, его били кулаками по голове, а кроме того, Болховцев — 185 сантиметров ростом и весом 115 килограммов — умудрился как-то сложиться, извернуться и с переднего сиденья нанести удар ногой в грудь (нога — обычная, а не отстегивающийся протез). После чего злоумышленники якобы вытолкнули Суваяца на улицу и скрылись. Ни слова о том, что они куда-то ехали вместе, ни слова об аварии. А к утру — вообще сами пришли в милицию…

Помимо показаний любителя коньяка Суваяца в деле есть только один документ, якобы подтверждающий версию следствия, — справка из поликлиники восстановительного лечения № 4 УЗ ЗАО, в которой записан диагноз, поставленный врачом Аникиным: ушиб грудной клетки. Однако никаких следов побоев от ударов руками или ногами врач Аникин не зафиксировал — они испарились за ночь (уточнить что-то про природу феномена не удалось: доктор уволился). Впоследствии судебно-медицинский эксперт Стаханова М.Ю. со стажем работы 19 лет сделала такой вывод: «При обращении Суваяца З.П. в травмпункт ПВЛ № 4 каких-либо телесных повреждений <...> отмечено не было. Выставленный диагноз «ушиб грудной клетки слева» судебно-медицинской оценке не подлежит как объективно не обоснованный».

Однако суд обладает даром вдумчивого чтения: он воспринял заключения эксперта в противоположном смысле и сослался на него при вынесении обвинительного приговора.

В протоколе допроса сотрудника ППСМ ОВД «Солнцево» Хромина В.В. говорится о том, что Суваяц был обнаружен около машины, одежда была разорвана, а по приезде в ОВД потерпевший написал заявление. Протокол датирован 28 января 2009 года. Допрос начат в 9 утра и закончен в 9.15, его проводила следователь Колоцей О.Н. Только в суде патрульный Хромин заявил, что таких показаний он не давал, подпись в протоколе допроса — не его. Прокурор в суде несколько опешил и переспросил, уверен ли Хромин в том, что это не его подпись и что показаний он не давал. Хромин ответил утвердительно. Однако суд обладал еще и вдумчивым слухом, не сочтя нужным принять данный факт во внимание. (Хромин, кстати, в ОВД «Солнцево» больше не работает, в дежурке сказали, что он перешел в ОВД «Внуково», но и там заявили, что такого сотрудника у них нет.)

За время этих судебных баталий автор письма в редакцию и родственник «злоумышленника» Николай Лушников стал докой в юриспруденции. Он не раз писал заявление с просьбой возбудить уголовное дело по факту фальсификации, однако прокуроры посылали его к кассационному определению Мосгорсуда.

То, что изготовил городской суд, — пример цинизма потрясающей силы. Смысл, если перевести с крючкотворского на русский, примерно таков: да, сотрудник милиции сказал, что не давал таких показаний, но Солнцевский суд при вынесении приговора вообще не ссылается на данного стража порядка, а значит — не важно, что тут правда, а что ложь, и суд решил все правильно. То есть никто не сомневается в том, что показания поддельные, но никто не собирается ни наказывать виновных, ни пересматривать дело в отношении невиновно осужденных.

Надзорная жалоба, составленная Лушниковым, наверное, будет пограмотнее, чем иные адвокатские: там хватает с избытком аргументов, чтобы усомниться в справедливости приговора и непредвзятости следствия. Однако Мосгорсуд в лице председательствующей судьи Морозовой Л.А. и Верховный суд в лице председательствующего судьи Каменева Н.Д. замечают на это, что материалы дела были всесторонне изучены Солнцевским судом и его решение сомнению не подлежит. А вообще уважаемые судьи читали ли материалы дела, кассационные и надзорные жалобы?

Похищенный мобильный телефон, по версии следствия, был якобы найден в брошенной машине. Однако он существует только на словах — в деле нет ни фотографии вещдока, ни отпечатков пальцев, с него снятых, следователь просто отдает телефон потерпевшему, который  его ломает и выкидывает. По версии следствия, грабители-разбойники оставляют похищенный телефон в машине, в которой еще находятся их ноутбук и другие ценные вещи, а сами убегают. Славно пограбили… Только непонятно, зачем им, таким перепуганным, уносить с собой паспорт и разрешение на работу потерпевшего Суваяца? Не сказано в деле толком и где была обнаружена машина, при каких обстоятельствах, почему на ней остались следы аварии, что это была за авария, кто владелец другого пострадавшего авто…

И бог бы со всем с этим, если сам Суваяц на суде вообще заявил, что проснулся на улице, телефона и документов с деньгами при нем уже не было, никто его не бил, даже таким экзотическим способом, и ничего с него не требовал. Но гособвинитель Цикало, очевидно, опытный человек, заявил, что правдивые показания потерпевший давал на предварительном следствии, а в суде — врет, и федеральный судья Солнцевского суда Шелепов Константин Викторович не смог с ним не согласиться.

Я позвонил Суваяцу, чтобы выяснить, так где же все-таки он врал: на следствии или в суде, — но потерпевший не смог продемонстрировать ничего, кроме блестящего знания русской ненормативной лексики.

Итак, что имели в сухом остатке Солнцевский районный, Московский городской и Верховный суды: заявление и показания потерпевшего Суваяца, от которых он прилюдно отказался, показания сотрудника милиции Хромина, который уверяет, что их не давал и протокол не подписывал, показания милиционеров Цхварашвили, Бондарева и Теплухина, которым Суваяц якобы рассказал о преступлении, однако прямыми свидетелями они не являются и служат в том же самом ОВД. Есть справка из поликлиники, в которой зафиксирован ушиб грудной клетки, но нет никаких тому видимых проявлений. Есть медицинская экспертиза, из которой следует, что потерпевшего никто не бил. Есть отданный потерпевшему вещдок, который как вещдок не оформлен, и сведения о пропавших документах, которые так и не нашли. А также еще есть замечательное обвинительное заключение, зарегистрировавшее два чуда: способность побитого к немедленной регенерации и удивительную пластичность и свойства уменьшаться в размерах преступника. Очевидно, эти обстоятельства суды так и впечатлили…

Почему тогда два, пусть и дурных, — а кто в здравом уме будет ездить пьяным за рулем и убегать с места аварии, — парня получили по пять лет лишения свободы? А потому, что было 26 декабря — конец года, отделению не хватало «палок».

*«Палка» — сленговое наименование раскрытого преступления, по количеству которых судят о качестве работы подразделения или конкретного сотрудника. За ними обычно гоняются (особенно перед Новым годом, когда подводят годовую отчетность). «Палки» можно выдумывать, «раскрывая» мнимые преступления, потому что в силу занятости сотрудников личными делами заниматься реальными преступлениями им некогда.

P.S. Заместитель председателя Солнцевского суда корреспонденту «Новой» еще раз заявил, что материалы уголовного дела были всесторонне и объективно изучены. В остальных комментариях было отказано. До следователя Колоцей дозвониться не удалось.

Хроника произвола

Казань

Неуведомление пострадавшего о принятом решении обошлось российской казне в 10 тысяч рублей — во столько суд оценил бездействие сотрудника следственного комитета и постановил выплатить истцу компенсацию.

30 ноября 2010 года федеральный судья Рамис Бурганов рассмотрел иск 24-летнего Алексея Кисилева к Министерству финансов России. Житель Казани добивается привлечения к ответственности милиционеров, доставивших его 24 декабря 2009 года в здание управления по борьбе с экономическими преступлениями МВД Татарстана. Там, по его словам, он был сильно избит. Следователь Рамиля Зиннатулина неоднократно обещала Алексею Кисилеву, который просил привлечь к ответственности избивших его милиционеров, ознакомить его с материалами доследственной проверки, однако свое слово не сдержала. В течение полугода Кисилев не мог обжаловать решение следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, и в конце концов суд признал бездействие следователя незаконным.

Выборг

В Выборгском городском суде Ленинградской области состоялись прения сторон по делу об избиении милиционерами отдела вневедомственной охраны при УВД Курортного района Санкт-Петербурга Алексеем Савиновским и Антоном Корнейчиком предпринимателя Николая Предтеченского, угоне, а затем поджоге его автомобиля.

Гособвинение просит суд признать Савиновского и Корнейчика виновными в превышении должностных полномочий с применением насилия, уничтожении имущества путем поджога, кроме того — Савиновского признать виновным в угоне автомобиля, а Корнейчика — в пособничестве, и приговорить милиционеров к лишению свободы на пять лет.

5 июня 2010 года 28-летний Николай Предтеченский ехал по Выборгскому шоссе и обогнал автомобиль сотрудников милиции. Милиционеры обиделись, догнали машину Предтеченского и преградили ему дорогу. Савиновский и Корнейчик потребовали от Николая выйти из машины, обыскали, вытащили бумажник и документы, затем ударили Предтеченского по голове, а когда он упал, продолжили избиение ногами. Потерпевшему удалось вырваться и убежать в лес. Сотрудники милиции пытались преследовать его, но не смогли догнать.

7 июня 2010 года в отношении сотрудников милиции было возбуждено уголовное дело. От следователя потерпевший узнал, что его машина была сожжена, неподалеку от нее были найдены сожженные портфель и другие вещи. Бесследно исчезли ноутбук, коммуникатор, 30 тысяч рублей и документы.

Москва

Инспектор 1-го спецполка ДПС Олег Соколов был признан судом виновным в превышении должностных полномочий и приговорен к реальному сроку заключения.

«Новая» писала об этой чудовищной истории, произошедшей 5 марта этого года на МКАД. Сотрудники ДПС, чтобы поймать банду барсеточников, выставили «живой щит» из машин, проезжавших мимо, а водителей не предупредили об опасности. Сотрудник ДПС, находившийся под подпиской о невыезде, был взят под стражу в зале суда.

Соцвопрос

Фонд «Общественный вердикт» провел первый замер индекса доверия милиции.

Результаты таковы: лишь 32% опрошенных граждан удовлетворены работой милиции, 55% — недовольны работой сотрудников МВД. Более половины (60%) не верят в то, что милиция способна защитить гражданина, только 31% граждан чувствуют себя защищенными.

Более половины респондентов (60%) не доверяют милиционерам. Лишь треть опрошенных охарактеризовала свои чувства по отношению к работникам милиции как уважение (15%), доверие (11%) и симпатию (10%). Более половины испытывают чувства антипатии (20%), опасения и страха (15%), возмущения и негодования (16%). При этом более 70%  опрошенных россиян считают, что граждане должны помогать милиции в ее работе. Каждый десятый (11%) не стал бы вызывать сотрудников милиции, если бы стал свидетелем избиения, ограбления, кражи и других правонарушений, восемь из десяти человек (79%) скорее все-таки вызвали бы наряд.

«Результаты нашего исследования показывают, что даже при низком уровне доверия россиян к деятельности милиции тем не менее граждане готовы к сотрудничеству. У власти сейчас есть уникальный шанс получить заинтересованного союзника. Но власти должны продемонстрировать реальные шаги по улучшению состояния дел в милиции» — так прокомментировала итоги опроса глава фонда «Общественный вердикт» Наталья Таубина.

Итог: индекс доверия милиции — «3».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera