Сюжеты

Кто последний в бухгалтерию Кремля?

Как белорусские таможенники нашли в моем кошельке российскую «пятихатку»

Этот материал вышел в № 139 от 10 декабря 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ирина ХалипСоб. корр. по Белоруссии

 

Перед прошлыми президентскими выборами председатель КГБ в прямом эфире пугал белорусов дохлой крысой, которую инсургент, прошедший подготовку в Польше, должен был бросить в минскую канализацию и отравить минчан в день выборов, да вовремя...

Перед прошлыми президентскими выборами председатель КГБ в прямом эфире пугал белорусов дохлой крысой, которую инсургент, прошедший подготовку в Польше, должен был бросить в минскую канализацию и отравить минчан в день выборов, да вовремя был схвачен бдительными спецслужбами. А еще рассказывал об отлове курьеров, которые везли с Запада большие суммы денег на революцию для белорусской оппозиции.

Легенды о дохлой крысе-убийце, думаю, еще впереди: такого рода страшилки обычно рассказывают накануне выборов. А вот обойти тему курьеров спецслужбы никак не могут. Правда, у Лукашенко за прошедшие годы изменилась ориентация, и курьеры, по словам спецслужб, теперь везут деньги на революцию из России.

Недавно Лукашенко в интервью журналу «Ле Фигаро» заявил, что он точно знает: кандидаты в президенты Санников и Некляев финансируются Россией (читай, Кремлем). Буквально на следующий день спецслужбы отрапортовали о поимке курьера из Москвы, который вез одному из кандидатов (не уточнялось, правда, какому именно) 200 тысяч долларов. Курьер из Москвы — это «фишка» нынешних белорусских выборов, новейшее ноу-хау властей.

Через два дня после заявления Лукашенко доверенные лица Владимира Некляева Олег Метелица и Александр Федута возвращались поездом из Москвы. На минском вокзале в их вагон вошла милиция и запретила всем пассажирам выходить из поезда. Сначала обыскивали Метелицу и Федуту. Потом, не найдя у них ничего, кроме 800 евро на двоих, обыскали весь вагон. Возмущенным пассажирам, половина из которых были гражданами России, объясняли: может, они вас попросили деньги провезти, или вообще подбросили. Найденные евро милиционеры долго вертели в руках и что-то подсчитывали — наверное, достаточно ли этой суммы, чтобы объявить Метелицу и Федуту курьерами. Все-таки оказалось недостаточно, и пассажирам позволили выйти из вагона.

А мне в конце прошлой недели нужно было на два дня слетать в Будапешт по приятнейшему поводу — получить специальный диплом Центральноевропейской инициативы «За вклад в расследовательскую журналистику Европы». За границу меня выпустили за две секунды, едва взглянув в паспорт. А на обратном пути началось то, чего и следовало ожидать после заявления Лукашенко о финансировании двух кандидатов.

Пограничница быстро сверила мой паспорт с каким-то списком и ушла с поста, прихватив мой документ с собой. Разумеется, я начала громко возмущаться. Прибежал пограничник повыше чином: «Успокойтесь, сейчас придет начальник смены, он вам все объяснит». Начальник, прямо скажем, не спешил.

Начальник смены появился минут через сорок.

— Пройдемте, — сказал тоном строгого милиционера, — на углубленный досмотр.

— На каком основании? — поинтересовалась я.

— Вы в списке Госпогранкомитета!

Ох уж этот мне список! На основании этого списка моего мужа регулярно задерживают на границе, а о моих передвижениях раньше просто докладывали начальству. Список тех, чьи передвижения контролируются, обозначен буквой «Д». Помню, три года назад мы с моей коллегой летели в Варшаву. Когда мы проходили границу, барышня-пограничница довольно громко докладывала по телефону: «У меня тут две «Д». Мы тогда еще не знали, что она имела в виду: две дуры? две дамы? две девки? А это было обозначение списка неблагонадежных. Но теперь, после заявления Лукашенко о финансировании мужа Россией, похоже, все его окружение перешло в другой список, обозначения которого я не знаю.

Меня привели к таможенникам. Таможенники оживились:

— Здравствуйте-здравствуйте, Ирина Владимировна! Знаем вас отлично и супруга вашего знаем! Привет ему, кстати, передавайте.

— Что искать будете?

— Денежные средства!

В кошельке у меня были евро и белорусские рубли. И пятьсот российских рублей. Таможенники, не обратив внимания на евро, обрадовались и что-то записали в своих бесконечных бумагах. Потом начали досматривать дорожную сумку. Но на этот раз носители информации их вовсе не интересовали. Только деньги. Не найдя денег в сумке, они быстро закончили протокол и отдали его пограничникам.

— Теперь ждите, Ирина Владимировна!

— Чего ждать?

— Решения! Пограничники пошли начальству звонить, спрашивать.

— В Госпогранкомитет?

— Да нет же! Ну, вспомните, к какому ведомству погранкомитет относится?

— К КГБ, разумеется.

— Вот туда и звонят.

В два часа ночи начальник смены пришел, наконец, с моим паспортом и сообщил, что мне можно ехать домой.

А дома ждала очередная новость: назначена уже третья экспертиза по изъятому у меня при обыске компьютеру. Еще в марте («Новая газета» №27) у меня и трех моих коллег прошли обыски с изъятием всех компьютеров. Это случилось в рамках уголовного дела, возбужденного якобы по факту клеветы в СМИ на бывшего начальника Управления КГБ по Гомельской области Ивана Коржа. Санкции на обыски были подписаны гомельским прокурором. С тех пор наши компьютеры подвергали экспертизе дважды, летом показалось, что о них забыли. И вот теперь городская прокуратура Минска возбудила уголовное дело на основании какой-то информации, найденной в наших компьютерах. По какой статье, неизвестно. Как неизвестно, по предположению еще одной моей коллеги, что они успели за полгода в наши компьютеры напихать. Может быть, схемы финансирования Россией Санникова и Некляева?

А вот курьеров с Запада как-то на этих выборах не ловят. И про западное финансирование Лукашенко не упоминает. И про грузинских боевиков, которыми пугал на прошлых выборах, тоже забыл. Даже наоборот: некоторые участники «революции роз» прочно обосновались в Минске. В благодарность за непризнание Абхазии и Южной Осетии они обещают помочь Лукашенко подавить акции протеста 19 декабря.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera