Сюжеты

«Отложено до 27 декабря на 10.00»

Репортаж от здания Хамовнического суда и первые комментарии Михаила Ходорковского и Платона Лебедева

Этот материал вышел в № 142 от 17 декабря 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

 

15 декабря адвокаты Ходорковского и Лебедева, родные и журналисты испытали ощущение дежавю. Как и пять лет назад Мещанский суд, суд Хамовнический отложил оглашение приговора. Правда, не на месяц, как Мещанский, а всего на две недели… И без...

15 декабря адвокаты Ходорковского и Лебедева, родные и журналисты испытали ощущение дежавю. Как и пять лет назад Мещанский суд, суд Хамовнический отложил оглашение приговора. Правда, не на месяц, как Мещанский, а всего на две недели… И без каких-либо объяснений (в прошлый раз судья «не успел дописать приговор»).

— Такого безобразия даже я не ожидал… — сказал Борис Моисеевич, отец Михаила Ходорковского, нервно покуривая вместе с журналистами на пятачке у входа в здание суда.

В этот день, когда судья Данилкин обещал начать оглашение приговора по самому громкому процессу века, события начали стремительно развиваться в 9 часов утра.

До последней минуты официально никто ни о чем не знал: ни адвокаты, ни журналисты, ни рядовые сотрудники суда, которых накануне звонками и даже визитами (лично в суде) мучили журналисты…

…Последние собирались у Хамовнического суда с 6 утра. Грелись в машинах. Судья Виктор Данилкин подъехал к суду в 7.30, зашел в здание и удалился к себе на третий этаж. Все замерли в ожидании. Постепенно подходившую публику, иностранных и отечественных журналистов администрация  в суд не пускала. Народ толпился на морозе.

В 8.10 из суда вышел завхоз, и на двери оказалось объявление: «Оглашение приговора по делу Ходорковского и Лебедева состоится 27 декабря 2010 года…»

Журналисты начали тихо материться и срочно звонить в свои редакции... Добродушный завхоз от комментариев отказался, пообещал через час прислать пресс-секретаря «с подробностями» и закрыл за собой дверь.

— Да все понятно, приговор мы узнаем завтра — от премьера, когда он с народом общаться будет. Тогда и услышим приговор. После чего Данилкин с легким сердцем вынесет свой… — делились на морозе граждане, пришедшие поддержать Ходорковского и Лебедева.

— Да! Под Новый год специально! Все разъедутся на праздники, и под пьяный угар, салат оливье приговор Ходорковскому будет уже по барабану…

Тем временем в суд — буквально с боем — прорвался адвокат Платона Лебедева Владимир Краснов. Он хотел получить официальную бумагу о переносе. Сам судья к защитнику не вышел — как сказали секретари, «он не имеет права выходить из совещательной комнаты до приговора». После колебаний секретари заверили: официальное уведомление защите на руки дадут.

— Хотя по закону нас должны были предупредить заранее… —  объяснял журналистам защитник. Уведомление ему позже выдали. О причинах там ничего не сказано.

В 10  утра к прессе наконец вышла пресс-секретарь суда с «подробностями». Наталья Васильева повторила содержание бумаги, которая часом ранее была вывешена на двери…

— Отложено до 27 декабря на 10.00.

— А причины? Причины? – требовали журналисты

—  Причины суд не комментирует.

Впрочем, вполне возможно, никакой интриги в переносе даты оглашения нет.

— За два месяца все разберем и разойдемся, — поделился в начале процесса Данилкин с адвокатами. И не исполнил собственный прогноз: процесс растянулся не на два, а на двадцать месяцев. Видимо, просчитался Данилкин и в этот раз: полтора месяца на написание приговора ему не хватило…

— Судья действительно мог не успеть подготовить приговор, — отметил «Новой» адвокат Алексей Мирошниченко. — Обвинение-то хитрое, противоречивое. Судья, видимо, совещался с коллегами… и решил еще подумать. Вот что, например, прикажешь делать с кипой имеющихся в деле налоговых решений? (5 лет назад суды настаивали на том, что ЮКОС не платил налоги с продажи законно принадлежащей ему нефти. — В. Ч.). Не скажешь же, как прокурор Ибрагимова: «Решения ничему не противоречат». Вот и приходится ломать голову, как все написать…

Пока давались комментарии, выражались возмущения и (особо впечатлительными согражданами) выкрикивались проклятия в окно председательствующему, к зданию суда шли и шли люди. К 11 часам весь 7-й Ростовский переулок был запружен толпами. Народ, знавший, что оглашение отложено, вопреки ожиданиям милиции акцию в поддержку Ходорковского и Лебедева решил не откладывать. Среди них можно было встретить и тех, кто все два года как на работу ходил в Хамовники — пенсионеры, студенты, мелкие предприниматели, офисный планктон (в очередной раз взяли отгул за свой счет). С информационными буклетами о процессе и фотографиями подсудимых в руках люди стояли цепочкой — вдоль суда и на противоположной от него стороне. Здесь можно было увидеть и ведущего «Непутевых заметок» на Первом канале Дмитрия Крылова, и Светлану Сорокину, Лию Ахеджакову и Виктора Шендеровича, а также Катрину Лантос, дочь и президента фонда Тома Лантоса* – американского конгрессмена, много внимания уделявшего проблемам России, в частности делу Ходорковского.

В какой-то момент в 7-м Ростовском собрались около 1000 человек. На то и дело прибывающий народ милиционеры смотрели обалдевшими глазами. «Ой, винтить, винтить сейчас начнут черти»… — вздыхала пожилая женщина с плакатом. Но — попыток оттеснить, запретить, а уж тем более задержать, как это жестоко и массово делалось теми же милиционерами в 2005 году, теперь не предпринималось. От народа только требовалось — лозунги: «Свободу политзаключенным» хором не скандировать…

— И на дорогу, на проезжую часть не выходите, дайте машинам проехать… — повторяли стражи порядка. Рядом дежурил набитый милиционерами автобус…

К 13 часам все разошлись.

*Умер 11 февраля 2008 года.

P.S. Пожалуй, единственными, кто знал о переносе даты оглашения приговора, были прокуроры. Никто из них в этот день ни рядом с судом, ни в суде замечен не был…
 
P.P.S. По просьбе «Новой» адвокаты, побывавшие в тот же день у Ходорковского и Лебедева в СИЗО, поинтересовались у обоих мнением по поводу переноса оглашения приговора. Вадим Клювгант: «По мнению Михаила Борисовича,  действительно тяжело выносить приговор по такому делу. Судья находится в очень непростой ситуации. Сейчас надо дождаться 27-го числа. Содержание приговора ответит на все вопросы. Но за семь с половиной лет жизнь научила Ходорковского быть готовым ко всему».

Константин Ривкин: «Платон Леонидович отнесся к этому спокойно. Как к рядовому событию. Ничего удивительного. Такая картина была на первом процессе».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera