Сюжеты

Черноморская западня

Почему «замерз» инвестпроект?

Этот материал вышел в № 143 от 20 декабря 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Самарская корпорация «Тольяттиазот» в уходящем году отметила некрасивый юбилей: строительству перегрузочного терминала на Тамани, в бухте у мыса Железный Рог, пошел 14-й год. А жизненно важный проект до сих пор не завершен, здания и...

Самарская корпорация «Тольяттиазот» в уходящем году отметила некрасивый юбилей: строительству перегрузочного терминала на Тамани, в бухте у мыса Железный Рог, пошел 14-й год. А жизненно важный проект до сих пор не завершен, здания и сооружения амортизируются без дела, эстакады, причалы и механизмы ржавеют, приходят в негодность. Сумма осуществленных (и омертвленных) инвестиций, по разным оценкам, колеблется от 300 до 500 миллионов долларов. И тут ни копейки госбюджетных средств. Частно-государственное парнерство «играет в одни ворота»: частная компания, одна из крупнейших на Волге, инвестировала средства в государственный, по сути, проект, а взамен получила рогатки, препоны и прямое противодействие региональных властей.

В Краснодарском крае, одном из мест проведения пафосных инвестиционных форумов, никого это не волнует. И даже, кажется, наоборот: нарушителей местного уюта и спокойствия здесь карают строго. Мотив примерно такой: понаехали тут незваные, хотят в нашем крае командовать и свои дела делать.

Ничего, что край не обнесен госграницей, порядки-то местные — они покруче федеральных будут, их понимать и уважать надо. И ведь не сказать, что тольяттинцы местных порядков не блюли: и в социалку края и Темрюкского района хорошо вложились, и современными автобусами райцентр оснастили, и виноградной лозы на 2 млн долларов для местных виноградарей закупили, и с дорогами, газификацией поселка Волна, что на берегу бухты расположен, помогли. А говоря прямо, все это и многое другое за свои деньги сделали. И работу на строительстве жителям района дали, что в здешних краях — большое дело. Но и это не помогло умилостивить краевых чиновников.

А когда негласное противостояние с «пришлыми» достигло апогея и одновременно зашло в тупик, стало происходить и вовсе немыслимое: под формальным предлогом не до конца оформленных земельных отношений землю под уже построенными портовыми объектами стали распродавать частникам. Кстати, этих «специальных» покупателей почему-то не пугали ни близость промплощадки, ни шумная экологическая кампания, в свое время развернутая в крае по поводу строительства порта: один из первых коттеджей для сдачи в аренду будущим курортникам вырос буквально в «шаговой доступности» от огромного административно-бытового корпуса корпорации.

И ведь этот проект — забота не только тольяттинцев: строительство порта было одобрено Правительством РФ, оно было включено в федеральную целевую программу «Модернизация транспортной системы России (2002—2010 годы)», а также в Концепцию долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года. Более того, правительство распорядилось открыть будущий порт для международного сообщения и захода иностранных судов. А Минтранс утвердил Генеральную схему развития порта у мыса Железный Рог, Федеральное агентство железнодорожного транспорта согласовало примыкание подъездного железнодорожного пути, построенного «Тольяттиазотом», к железнодорожным путям общего пользования.

Но что значат все эти федеральные усилия для местных борцов за свое местное правое дело? Совсем недавно судья из города Темрюк приняла решение ликвидировать те самые подъездные железнодорожные пути длиной 36 километров ввиду того, что земля под ними не офомлена в аренду надлежащим образом. Высокий темрюкский суд, конечно, не обязан быть в курсе федеральных целевых программ или многолетних препирательств тольяттинцев с кранодарскими органами исполнительной власти. Очень исполнительной. Поэтому тольяттинцы обратились с протестным письмом в Верховный суд. Ответ пока что не последовал.

Так что же произошло на черноморском берегу? А вот что.

В середине 90-х годов, в самый разгар процесса экономического отделения бывших республик СССР друг от друга, ОАО «Тольяттиазот» одним из первых пострадало от этого раздела: приданный ему аммиако-провод из Тольятти в Одессу стали «резать по живому» власти сопредельного государства, да и российские конкуренты не дремали: в него захотели попасть родственные предприятия по обе стороны границы. Потом поползли вверх цены на использование трубопровода. Объемы прокачки аммиака из Тольятти сокращались. А крупнотоннажное производство требовало ритмичной отгрузки, тем более что к этому обязывали и многочисленные экспортные контракты. Акционеры корпорации и ее топ-менеджеры тогда решили, что выход один: строить свой перегрузочный терминал на единственном незамерзающем море с доступом крупнотоннажных судов-аммиаковозов — Черном.

Председатель совета директоров компании Владимир Махлай методично облетал все Черноморское побережье и после консультаций со специалистами выбрал эту точку — мыс Железный Рог. По его замыслу, терминал должен был быть построен за 3—4 года максимум. Больше времени у него и всего коллектива «Тольяттиазота» просто-напросто не было. Были проведены непростые переговоры с губернатором, тогда еще Николаем Кондратенко. Вопросы отвода земли под сооружения порта и другие проблемы, возникающие при масштабноим строительстве, решались по-доброму и к взаимному удовлетворению сторон.

Строительство уже было в полном разгаре, когда власть в Краснодаре сменилась. По инерции она шла по прежде избранному пути, но вскоре подули холодные ветры. Взаимопонимание как будто испарилось. Решения оперативных вопросов тольяттинцы ждали сначала месяцами. Потом уже годами. На их звонки и письменные обращения администрация края попросту не отвечала. И не отвечает до сих пор. Личные контакты с руководством исключались априори.

Сегодня, после угроз административного воздействия, строительство множества объектов уже на завершающем этапе окончательно заморожено. Если даже предположить, что в документальном оформлении необходимых разрешительных документов есть изъяны, то отчего же высоким договаривающимся сторонам не сесть за стол переговоров? Наверное, тольяттинцы готовы понести суровое наказание за спешку в оформлении некоторых документов: их убытки и так уже невозможно подсчитать, не говоря об упущенной выгоде.

Остается повисшим в воздухе один вопрос: кому выгодно такое замораживание крупного инвестиционного проекта в Краснодарском крае? Федеральному правительству? Но это означает неисполнение своего же решения. Самому краю? Но за почти 10 лет проволочек с пуском порта край недополучил миллиарды рублей налоговых поступлений. Может быть, «Тольяттиазоту»? Вопрос риторический: от работы будущего порта зависит прибыль крупнейшего предприятия Самарской области, где заняты около 5 тысяч человек, с семьями это как минимум 15 тысяч.

И последнее. За многие годы руководство «Тольяттиазота» не получило ни одного официального ответа на свои обращения в органы федеральной и краевой исполнительной власти. Интересная синхронность, не правда ли?

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera