Сюжеты

Топят вместо того, чтобы топить

Монолог владельца сочинской котельной — о том, почему ему не дают снизить вдвое высокие тарифы

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 143 от 20 декабря 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Министру регионального развития Виктору Басаргину неизбежно придется перенять опыт главы Следственного комитета Александра Бастрыкина по персональному разруливанию ситуаций, представляющих, по мнению председателя Конституционного суда...

Министру регионального развития Виктору Басаргину неизбежно придется перенять опыт главы Следственного комитета Александра Бастрыкина по персональному разруливанию ситуаций, представляющих, по мнению председателя Конституционного суда Валерия Зорькина, угрозу государственному строю. Да и самому Валерию Дмитриевичу, вероятно, в недалеком будущем предстоят незапланированные поездки по стране, чтобы разрушить судейский «бизнес на праве».

Развал существующих (пусть кое-как, но существующих) социально-экономических отношений может быть следствием уголовщины, окутавшей всю страну, как недавние пожары — Москву, обрушения жилищно-коммунального хозяйства как системы жизнеобеспечения и прочих, понятных очень многим вещей. Не говорить об этом нельзя. Но не общими словами, а приводя примеры того, где, что и как мы можем сами исправить, не дожидаясь наступления хаоса. Вот один из них.

Как новогодний подарок системе ЖКХ, скорее всего, предложили сочинцам депутаты городского собрания рассматривать очередной, предновогодний (предолимпийский?), рост тарифов. Представители администрации города сообщили на сессии, что свою лепту в общий «подарок» они в очередной раз внесли, перечислив Сочитеплоэнерго 170 миллионов рублей. Но этого мало, очень мало. Теперь предстоит дополнительно раскошелиться всему населению. Долги тепловиков перед оптовыми поставщиками газа настолько велики, что в качестве превентивной меры были арестованы активы предприятия. Конечная цель —  получить эти самые активы в счет погашения долгов. И что тогда?

Тогда, ясно всем, все более щедрые «подарки» в виде роста тарифов за отопление квартир и подачу горячей воды будут назначаться к каждому календарному празднику.

Нынешний мэр Сочи Анатолий Пахомов бодрится, старательно делает вид, что ситуация с коммунальным хозяйством у него «под контролем». Эмоционально заявляя депутатам, что котельные Сочитеплоэнерго за долги «Газпрому» он не отдаст, мэр, возможно, искренне не понимает, насколько абсурдна ситуация, где он — марионетка. Прежде всего потому, что сложившееся положение не имеет к экономике ни малейшего отношения. Мэр передал за долги тепловиков перед оптовыми торговцами газом муниципальные газопроводы. Именно передал, как соседи по коммунальной квартире передают друг другу в пользование какое-либо имущество. Потому что газопроводы эти нигде должным образом не оформлены. Газовики же их приняли в погашение части муниципальной задолженности. Как бы подтвердив, что этот долг не менее сомнителен, чем сама сделка. И что? Как в воду кануло. Сейчас требуется отдать котельные и сети. Дальше что? Отдать бюджет в полном объеме?

Оскал посредников

Любому мало-мальски грамотному главе города должно быть ясно: если производство теплоэнергии объективно убыточно, чего же цепляться за котельные, раз за разом насилуя бюджет города и кошельки горожан? Отдай их немедленно кому угодно, хоть даже посреднику, «присосавшемуся» к «Газпрому», и пусть он обанкротится на нагреве воды.

Если же убыточность создана искусственно, борись не со следствием в виде долгов, а с причиной. Иначе как отвечать потом за необоснованные бюджетные перечисления? Мэр не делает ни первого, ни второго. Произносит речи, потрясает кулаками, и… платит сотни миллионов рублей. И каковы в таком случае его побудительные мотивы?

Миф о том, что ЖКХ — жилищно-коммунальное хозяйство — убыточно по определению и нереформируемо по злокозненной сути, уже не просто надоел, но становится опасным сам по себе. Само это «два в одном» — жилищное и коммунальное — придумано талантливым циником достаточно давно. Нынешние менее талантливые, но более циничные последователи охраняют крепость «хозяйства» как собственную кормушку.

Если упростить задачу, разложить несуразную аббревиатуру на собственно жилище с его проблемами и производство коммунального продукта — многое становится ясным. Вот энергетики с их мутной, как воды Ганга, природой формирования тарифа на один киловатт-час электричества. Давайте говорить о них отдельно, подробно, с привлечением специалистов с обеих сторон. Вот добытчики холодной воды из земных недр с последующей очисткой той же воды после нашего ею пользования. У них, скорее всего, проблемы другие? Может быть, их тоже следует разделить на две коммерческие структуры: тех, кто добывает, и тех, кто канализует?

А вот тема нашего многолетнего исследования: производители тепла, нагреватели воды. Отрасль, теснейшим образом связанная с торговлей газом, с транспортировкой газа внутри городов. Как связана? Покажем на собственном примере.

Пять лет назад, устав препираться с замурзанными, уставшими от жизни слесарями, мы как-то неожиданно просто, на фоне расслабленной невнимательности монополиста, купили котельную в микрорайоне Ахун Хостинского района города Сочи. Совсем никудышная была котельная, постоянная головная боль для администраций района и города. Потому и продали…

Купив котельную, мы доставили из Англии газогенераторную установку, привели в порядок сети и запустили в работу ТЭС. «Побочным» продуктом, круто влияющим на рентабельность предприятия, стала электроэнергия. Ее у нас покупают всю сразу, на корню.

Практика первой же зимы показала, что тариф на тепло и горячую воду, подаваемые в квартиры и предприятия микрорайона, можно установить ровно вдвое ниже, чем общегородской. Мы получали вполне приличную, сопоставимую с той же Англией, прибыль, принимали на работу квалифицированных специалистов, платили им достойную зарплату и… недоумевали. Как же так? Где же декларируемая на всех углах и всех каналах телевидения железобетонная, обязательная убыточность ЖКХ?

Допуская, что локальный пример одного микрорайона некорректен, мы приценились к ведомственной котельной, обслуживавшей вместе с санаторием «Фазотрон» большой микрорайон Мамайка в Центральном районе Сочи. Санаторий тяготился своей котельной и социальной обязанностью, связанной с традиционной практикой обслуживания населения, а потому сделка состоялась. Очередные английские газогенераторы заняли место старых котлов, население аплодировало нам своевременным внесением платежей, тариф и здесь вдвое отличался от городского, прибыль же была стабильна и легко прогнозируема. Оценив качество «попутного продукта» — электроэнергии, вырабатываемой оборудованием английской ТЭС, к нам решили пробросить резервный кабель для создания возможности подключения Бочарова Ручья — резиденции президента РФ.

Оставалась одна проблема на стыке отраслей.

Газ. Снабжение газом котельных

Прежде всего нас стал оскорблять тот факт, что построенный нами же газопровод от общей сети до частной котельной на Ахуне обслуживает «Сочигоргаз», требуя за это неприличные по объему деньги. Цена за услугу была несуразной, но обсуждению не подлежала: монополизм не предполагает истинно договорных отношений. А почему мы сами не можем выполнить столь примитивную работу? Нужны специалисты? Давайте принимать их в штат. Требуется оборудование? Где продают лучшее по мировым меркам? Нужно сдать обязательные экзамены и получить соответствующие допуски? Почему теряем время?

Выполнив все предписанные законом и нормативами мероприятия, мы сообщили «Сочигоргазу» (конторе, прочно встроенной в газовую вертикаль), что расторгаем с ними договор на обслуживание нашего газопровода.

Вот тут-то, брат, как неподражаемо пел Юрий Визбор, и начинается кино. Из «Сочигоргаза» пришло официальное письмо, сообщающее, что, мол, тут вам не Англия, тут климат иной, что тут на таких, как мы, управа давно сыскана. Хотите отпочковаться со своим несчастным газопроводом — не получите газа. У кого не получите? Да у того, кто им торгует в городе Сочи от имени «Газпрома». У некоего гражданина Комиссарова. А кто он такой, откуда он? Дилетантские вопросы…

Легко выяснилось, что гражданин Комиссаров по большому счету никто. Действительно, у него в городе Краснодаре несколько лет назад сформировалась парочка кабинетов с табличками ООО «Краснодаррегионгаз» и ОАО «Краснодаркрайгаз», что предполагает могучие «завязки» в монопольной структуре. Любой потребитель газа в Сочи с тех пор кланяется ему в ноги. Захочет Комиссаров — продаст газ. Не захочет — по суду правды не найдешь. Парадокс? Нет, закономерность, заставляющая того же министра Басаргина выклянчивать у премьера 90 миллиардов рублей на погашение долгов коммунальщиков монополистам.

О самом г-не Комиссарове можно было бы и не говорить, не та фигура и тема не та. Предполагаем, что аналогичные «деловые» по аналогичной схеме «рулят» во всех областях и краях России. Но коль уж пример обязан быть предметным, фамилию называем как есть.

(Продолжение следует)

Читайте в в следующем номере:
— Почему тарифы в Сочи формируют не власти, а посредники?
— По какой причина городская администрация не хочет покупать тепло вдвое дешевле?
— Как сочинские судьи используют ксерокс?

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera