Сюжеты

«Силиконовый подвал»

Репортаж из московского бизнес-инкубатора, где готовят появление сверхчеловека

Этот материал вышел в № 144 от 22 декабря 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Бизнес-инкубатор Incube — это 100 квадратных метров на цокольном этаже одного из учебных зданий Академии народного хозяйства. Здесь молодые ученые на пару с безбашенными менеджерами выращивают свои стартапы*. Таких, как «Инкьюб», в стране...

Бизнес-инкубатор Incube — это 100 квадратных метров на цокольном этаже одного из учебных зданий Академии народного хозяйства. Здесь молодые ученые на пару с безбашенными менеджерами выращивают свои стартапы*. Таких, как «Инкьюб», в стране еще два: инкубатор «Вышки» и питерский технопарк «Ингрия».

Cамый большой бизнес-инкубатор мира — калифорнийская «Силиконовая долина». Мы подсчитали: Incube меньше ее в 150 000 раз. (Мне объяснили, Incube могли бы сделать и больше. Но тогда его просто было бы некем заполнить.) Таковы масштабы нашего реального отставания.

На личные деньги инкубатор полгода назад основал Алексей Комиссаров, энтузиаст, филантроп и производитель автомобильных красок в Тверской области. Даже столы в инкубаторе покрашены автокраской.

Столов в инкубаторе — пара десятков, на них стоят компьютеры. Есть табуретка, на которой факс и конференц-зал с силиконовыми пуфиками. Есть еще кофемашина и бесплатные советы от уже успешных предпринимателей. Мастер-классы резидентам они дают почти каждую неделю. Еще пару лет назад в стране почти вообще не было мест, куда можно было бы прийти с проектом.

Технари могли годами искать рисковых менеджеров, готовых взяться за раскрутку идеи. А рисковые менеджеры (их, говорят, еще меньше, чем талантливых технарей) были совсем далеки от технологичного бизнеса. Например, как в архангельской семье Артемовых, где брат Роман, 36 лет, — бизнесмен-авантюрист, а брат Артем, 29, — инженер-разработчик. Это сегодня их компания Si-A-Si (технология трансляции видео в условиях низкого трафика в интернете) — один из самых успешных резидентов инкубатора. А еще лет пять назад, пока Артем Артемов писал свою программу, Роман Артемов торговал лесом. И «ни о каких хай-теках» не хотел слышать.

До леса авантюрист Артемов владел строительной фирмой в Анапе. Это она в 2004 году соорудила на курорте первые два мини-фонтана (при въезде в поселок Витязево). Чем спровоцировала моду на эти мини-фонтаны по всему Черноморскому побережью России.

В 2006-м Артемова кинули на лес. Конкурирующая фирма проникла на его делянку с уже срубленными деревьями и исправила пометки на 4 тыс. кубометрах. В ОБЭПе Артемову тогда объяснили: «Хочешь — вернем 500 кубов, остальное — извини…» То есть намекнули на откат. В общем, именно это событие подтолкнуло авантюриста Артемова присмотреться к тому, что делает его брат. И уйти в интернет. «Там нет пока ОБЭПа».

В инкубаторе на Романа Артемова коллеги смотрят как на оборотистого простака. Дремучего, как сказал мне один инноватор, «в некоторых аспектах жизни общества». Вот зашел разговор о «Единой России».

— «Единая Россия» — это КПСС, символ застоя, тормоз модернизации! — горячо аргументировал Алексей Костыря, разработчик проекта интеллектуальной соцсети ePythia.

— Неправда, — не соглашался Артемов-старший. — Только вступив в нее, можно что-то поменять.

Говорили и о борьбе с коррупцией. Решили, что лучший пример этой борьбы — реформа грузинской полиции, когда в один день поменялся весь личный состав.

— Не знаю, — сказал Артемов. — Есть еще один более эффективный способ, и тоже грузинский. Расстрелять 50 гаишников.

Никто не слушает авантюриста Артемова, когда он говорит о политических делах. Зато Артемов — блестящий менеджер… Открыл недавно офис на Мальте. Технологией братьев уже пользуются сайты «Коммерсанта», «Росбалт» и Livejournal.com. В следующем году они планируют выйти на рынок Европы и США. О таком разгоне можно только мечтать. Но Артемов-старший рассказывает обо всем этом почему-то без сильных эмоций. «А вот фонтаны в Анапе, — вдруг говорит, — это был прорыв!»

Вообще почти все менеджерские «половинки» здешних стартапов до последнего времени имели опыт только в классическом «низкотехнологичном» бизнесе. Например, двадцатипятилетние Андрей Кубонин и Иван Протопопов оставили высокие позиции в престижных компаниях, чтобы поднять компанию профессора мехмата МГУ Владимира Левина «Фидесис». Кубонин бросил «ЮниКредит», а Протопопов сократился на полставки в «Экстра М». Кто-то назовет это «дауншифтингом». Но талантливые Протопопов и Кубонин говорят, что «не хотели попасть в корпоративное рабство».

С профессором Левиным они познакомились через общих друзей. Ученый искал партнера для коммерческой составляющей проекта: нужны были бизнес-план, маркетинговая стратегия… Нашел сразу двух. Теперь Протопопов и Кубонин на понятном большому и среднему бизнесу языке объясняют изобретение Левина и группы его соавторов. А именно: программный пакет, предназначенный для прочностного анализа. При подробно заданных свойствах физического объекта программа позволяет проследить, как именно он будет деформироваться под высокими нагрузками.

— Это breakthrough* технология, которая позволит во многих случаях решать задачи, которые раньше были под силу только человеку, — объясняет Протопопов.

И дальше он рассказывает, как программа «Фидесис» может проанализировать деформацию внутри стержня ядерного реактора, железнодорожного полотна в момент прохождения «Сапсана»…

Протопопов с Кубониным совсем не похожи на российских менеджеров. Потому что бросили теплые места и карьеру «в целях большей самоотдачи». Засиживаются допоздна с бумагами и не задерживаются на бизнес-ланчах. Совсем не курят и не ругаются матом. Для русских офисов все это — ненормально. Даже внешне они напоминают скорее классического «кремниевого» предпринимателя: пиджак, джинсы, трехдневная небритость…

Этим летом «Фидесисом» заинтересовался Михаил Прохоров. Чтобы познакомить миллиардера с технологией поближе, ребята поехали на Селигер. Протопопов с Кубониным планировали «запечатлеть прорыв отечественных разработок»...

Теперь Протопопов говорит: «В России общение с умными людьми — это привилегия».

«Фидесис» и Si-A-Si братьев Артемовых уже можно назвать развивающимися компаниями. Тем, кто еще не вошел на рынок, в «Инкьюбе» помогает Greenfield Project. Фирму основали три друга — IT-инженер Михаил Корнеев, предприниматель Ренат Гарипов и MBA Петр Татищев. Компания пока не озолотила своих основателей (на что нацелен всякий стартап) и даже едва выходит на ноль. Зато подняла уже несколько стартапов. «Мы стараемся помочь, начиная с того, в каких цветах лучше оформить логотип компании, заканчивая поиском инвесторов, — рассказывает мне Корнеев. — Конечно, мы не монстры и для нас все это — тоже новый опыт. Мы сегодня пионеры и поэтому так горячо болеем за своих протеже. Очень многое делаем бесплатно».

По задумке основателей Greenfield Project, инноватор может прийти к ним лишь с идеей (достойной), а уйти с готовым бизнес-проектом. Вот Алексей Костыря. Он пришел с идеей в марте 2010-го, а «выпорхнуть» должен в апреле 2011-го. Хотя в его случае эксперты компании Cisco (соучредитель «Сколкова») чаще употребляют слово «выстрелить».

Костыря разрабатывает геосоциальную сеть* будущего — ePythia — для владельцев смартфонов и планшетников со встроенными GPS-приемниками. До апреля будет действовать только бета-версия. Но затем, вполне возможно, ePythia (или подобная программа) поднимет ставший уже классическим web 2.0 на новую ступень.

Смысл сервиса — в подборе оптимальных решений для заданной задачи в зависимости от вашего местоположения.

— Простейший пример использования сервиса: вам нужен, скажем, аспирин. Вы вводите это в качестве задачи в программу, — рассказывает мне Костыря. — И она выведет напоминание об аспирине в тот момент, когда вы будете проезжать и проходить мимо той аптеки, где он есть. Программа сама свяжется с базой данных аптеки.

В идеале свой сервис Костыря видит вообще как площадку для коллективного взаимодействия. Например, пользователь А хочет кофе, но не может отлучиться для его покупки. Его задачу решает пользователь В, двигающийся мимо кофейни в сторону офиса А. Расчетом внутри сервиса может быть накопительная рейтинговая система. Скажем, купивший два раза кофе может рассчитывать на сэндвич…

А ведь еще полтора года назад Костыря возглавлял строительную фирму по монтажу вентиляции и кондиционеров. И вот как все вышло.

Нужно сказать, Леша Костыря — активный сторонник теории «технологической сингулярности». Суть ее в том, что постоянное ускорение технологического развития цивилизации приведет в 2035—2040 годах к появлению сверхчеловека, нового вида (например, интегрированного с машинами).

— «Эпифия» — один из маленьких шажков, который приближает нас к появлению нейроинтерфейса, — говорит Леша Костыря. — Сегодня мы выносим за пределы своей памяти все больше информации и определяем ее на внешние носители. Смартфон — это наша внешняя память, но нужно, чтобы она начала «работать» без активного участия человека. Мы вводим в смартфон желания, а он — посредством миллионов других устройств — исполняет его. Мы уже можем не вводить параметры, а наговаривать их. А совсем скоро достаточно будет только мысли…

— Силой мысли заказать кофе? — уточнил я.

— Да, то есть будут не нужны никакие посредники и площадки, — объясняет Леша. — Скажем, вообще не нужны будут газеты и сайты. Чтобы прочитать твой текст, я просто залезу с твоего разрешения в твое сознание и «прочту» твой текст о нас прямо из первоисточника. Твои мысли о нас, ощущения, подозрения…

…Слава богу, до 2035 года есть время «мысленно» подготовиться.

Словарик

Стартап (startup) — совсем молодая компания, строящая бизнес на основе инновационных технологий. В случае успеха прибыль в десятки и сотни раз превосходит первоначальные вложения.

Breakthrough — технологический прорыв.

Бета-версия — интернет-сервис, работающий в тестовом режиме с ограниченным набором функций.

Геосоциальная сеть — новый вид соцсетей, объединяющий и координирующий действия пользователей с учетом их (меняющегося) географического положения.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera