Сюжеты

Схватка под елкой

Новогодний экран атакуют крысы, биоклоны и президент

Этот материал вышел в № 144 от 22 декабря 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Культура

Лариса Малюковаобозреватель «Новой»

Началась предпразничная схватка за зрителя. Считается, что новогодний показ фильма — клондайк для продюсеров и прокатчиков. Оправдаются ли их неумеренные надежды? «Новая» — о главных «каникулярных» фильмах, которые, в сущности, все —...

Началась предпразничная схватка за зрителя. Считается, что новогодний показ фильма — клондайк для продюсеров и прокатчиков. Оправдаются ли их неумеренные надежды? «Новая» — о главных «каникулярных» фильмах, которые, в сущности, все — сказки: про прошлое, настоящее и будущее…

Звонок президенту

Пока граждане расспрашивали Владимира Путина про жизнь, на 1000 киноэкранов появился Дмитрий Медведев. Всего лишь на минутку, чтобы исполнить мечту одной маленькой девочки…

Новогодняя комедия «Елки» от главного кино-Деда Мороза Тимура Бекмамбетова (его «Дозоры», «Ирония судьбы. Продолжение», «Черная молния» аккурат подавались к новогоднему столу вместе с салатом оливье) олицетворяет нашу главную, ничем не оправданную национальную идею: «Все будет хорошо!» Надо только в наш единственный объединительный праздник под бой курантов загадать желание, сжечь его, выпить вместе с шампанским… И все. Одинокие поженятся, оступившиеся исправятся, поссорившиеся помирятся.

Рабочее название фильма «Новый год шагает по стране», собственно, и составляет сюжет. 10 часовых поясов — от Якутска до Москвы, от Калининграда до Уфы. Спектр персонажей в этом праздничном кинохороводе представительный, как в переписи населения: от таджика-гастарбайтера до президента. Всех их объединяет сердечность: намерение помочь маленькой детдомовке исполнить ее желание. Сработает правило шести рукопожатий, согласно которому все люди — братья. Добрый президент произнесет слова, о которых мечтает маленькая сирота. А хороший мальчик Вова окажется самым преданным другом.

«Доброе новогоднее кино» кинокомпания Bazelevs во главе с Тимуром Бекмамбетовым объявила народным проектом. Был объявлен конкурс историй, лучшие из которых войдут в сценарий фильма. Получили несколько тысяч рассказов о новогодних приключениях. В фильме есть и вполне неплохие сюжеты, но в единое целое они не складываются. Дело в том, что снимали отдельные истории отдельные режиссеры: Дмитрий Киселев, Александр Войтинский, Игнас Йонинас, Александр Андрющенко и Ярослав Чеважевский. И даже мастерская рука Бекмамбетова не смогла собрать из лоскутков разного качества добротное одеяло. Некоторые истории, как сюжет с поющей телеведущей Верой Брежневой,  просто брошены на середине. Помимо Брежневой зрителя призваны радовать другие герои российского масскульта: Ургант и Светлаков. Но на фоне нашего никудышного зрительского кино  фильм будет смотреться. Ведь все познается в сравнении. А в сравнении с другими отечественными комедиями, «Клубом счастья» Игоря Каленова например, произведение Бекмамбетова — чистый Голливуд.

Щелкунчик в фашистских застенках

Стать пышным кинопредставлением вроде кремлевской елки мог бы новый фильм Андрея Кончаловского «Щелкунчик и Крысиный Король 3d». В нем и ель до самых звезд, и живые игрушки на ней, и танцующие в 3d снежинки. И бюджет, и актеры, и музыка… Да вот не вышло.

Западные критики, пригвоздившие фильм к позорному столбу, назвали его «мультипликационной версией Холокоста». Однако кинематограф умеет сталкивать в пространстве одного фильма страшное и смешное, как в фильме «Жизнь прекрасна» Бениньи, действие которого происходит в концлагере, или как в готических лабиринтах Гильермо Дель Торо, привившего сказку на ветви драмы о засилье фашизма. Но там были крепкие сценарии, точная сверхзадача, продуманность стиля. Жанр и стиль «Щелкунчика» похожи на потерявшую управление электронную игрушку.

Похоже, режиссер сам для себя не решил, что он снимает: сахарную рождественскую фантазию про путешествие маленькой Мэри и ее брата Макса в «страну чудес» в духе Петипа, новогодний утренник или жутковатый триллер, в сценах с крысами — почти трэш.

Как в советских музкомедиях, здесь герои начинают некстати петь. Взлохмаченный дядя Мэри и Макса говорит с выраженным местечковым акцентом и поет про теорию относительности. Зовут его Альберт. Но не только дух Эйнштейна, но и Фрейда витает над фильмом. Герои неожиданно переходят на современный сленг, формулируя первополосные идеи: «Крысы рулят — однозначно» или «Ты хочешь окрысить весь мир?» Хороша семейная новогодняя фантазия, где полчища крыс в фашистских шинелях захватили Вену, потопив ее в разрухе и чаду: день и ночь работает фабрика смерти игрушек, которые горят в гигантском крематории. Отметим качество выделки фильма (его производители  — английская Nutcracker Holdings и венгерская HCC media Group), некоторые сцены впечатляют изобразительным размахом, хороша музыка Чайковского, аранжировки Артемьева, профессиональны американские актеры, неподражаемы костюмы Рустама Хамдамова… Все это смахивает на прекрасные елочные игрушки… в отсутствие самой елки.

Не будем спорить с авторами, реальность — в самом деле лишь иллюзия, причем весьма устойчивая. Как раз в этой реальности фильм провалился в американском прокате, да и с российским перспектива не радужная — конкуренция в предновогодние дни жесточайшая. И $90 миллионов, потраченных на производство, вернуть практически невозможно. Внешэкономбанк (государственный, между прочим) выделил на картину сначала $50 миллионов. Потом щедрой рукой добавил еще 10 на продвижение и конвертацию в 3d. Этих наших с вами денег особенно жалко. Трехмерная технология в фильме выглядит убого, эффект достигается лишь в сцене, где надо подчеркнуть торчащие зубы Короля крыс. Зато теперь у нас есть два самых дорогих российских фильма, снятых членами одной семьи.

Сотворение кибермира

И, наконец, главным новогодним подарком — во всяком случае, молодому поколению зрителей, станет кибертриллер Джозефа Косински «Трон: Наследие» — продолжение недооцененного культового фильма 1982 года от Disney, совершившего революцию в компьютерной графике, открывшего путь «Матрице», поискам Pixar.

Джефф Бриджес играет того же талантливого программиста Кевина Флинна, что и 28 лет назад. Тогда, отцифровав себя самого, он эмигрировал… в виртуальный мир. В новом фильме его взрослый сын, расследуя таинственное исчезновение отца, словно Алиса или Дороти, посредством квантовой телепортации отправляется в иную реальность: изумрудную кибервселенную.

Для строительства снятой в 3d вселенной понадобилось $200 миллионов долларов. И это первый после «Аватара» киноопыт, в котором 3d (а еще лучше многомерная система IMAX) полностью себя оправдывает (сцены в земном мире остались двухмерными). В этой вселенной обитают «программы» — виртуальные «солдаты Джуса», выглядящие совсем как люди, ретиво подчиняющиеся аватару Флинна по имени Клу. Он моложе своего земного прототипа лет на… 28 (компьютерное омоложение Бриджеса сотворил тот же мастер Барба, что довел Брэда Пита в «Бенджамине Батоне» до младенчества).

Пространство тоталитарной цифровой сказки, распростершейся внутри жесткого диска, поражает воображение. «Мир вам, программы! — вопит клон Клу,  системный диктатор кибервселенной. — Свободу от тирании пользователей!» И многомиллионный стадион программ отвечает ему послушным ревом. Есть, конечно, у этих многоуровневых киногонок и приключений ненавязчивый интеллектуальный контент. В виде умных книжек в виртуальной библиотеке Флинта, устроенной по земному принципу (там и Толстой, и Достоевский). В виде мотивов двойничества, претворенных во взаимоотношениях прототипа и его «черта» — клона. В сюжете сквозят библейские темы: Флинт — Бог Отец, творец тридевятого виртуального царства; божественный сын Сэм и Дух Святой — созданная самовоспроизводящаяся Система. Есть кубриковские идеи противостояния искусственного разума и человека. Но все это факультативные виньетки для экшна нового поколения.

«Трон…» — крутейший цифровой боевик, кибер-Диснейленд, в котором потрясают и массовые сцены, и гладиаторские бои с неоновыми дисками (они разбивают человекообразные программы на тысячи осколков), и многоуровневые гонки по спиральным виражам на световых мотоциклах. Все вместе — биоцифровая аркада нового поколения с трехмерной, бьющей то по голове, то в спину форсированной музыкой Daft Punk. Все это захватывающее и устрашающее великолепие продолжается до финала страшноватой сказки, где, как Золушке, героям велено немедленно покинуть царство оцифрованного сна: «Ваше время истекло — спешите выбраться из портала!» А то вас просто «сотрут», обнулят или извлекут ваш личный жесткий диск.

Режиссер Джозеф Косински вместе с блестящей командой создал безукоризненную архитектуру высокотехнологичного зрелища. Компьютерная графика наконец-то (так же, как в «Аватаре») достигла способности творить фантастические миры с изумляющей воображение реалистичностью.

Зрителю остается самому выбирать, какую сказку экран расскажет ему в рождественскую ночь: про президента — Деда Мороза, про спасенного из фашистских застенков Щелкунчика или про сотворение кибермира в формате IMAX.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera