Сюжеты

Самая лучшая

<span class=anounce_title2a>Женщина года (по версии «Новой»)</span>

Этот материал вышел в № 145 от 24 декабря 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Это та самая девочка, про необыкновенную одаренность которой в середине 90-х заговорили сначала в Челябинске, а потом, когда она заиграла в «Метаре», — и во всей России. Это та самая, кого в 17 лет отправили к великому и ужасному Николаю...

Это та самая девочка, про необыкновенную одаренность которой в середине 90-х заговорили сначала в Челябинске, а потом, когда она заиграла в «Метаре», — и во всей России. Это та самая, кого в 17 лет отправили к великому и ужасному Николаю Карполю — он многому ее научил, но не смог удержать в «Уралочке» даже 10-летним невольничьим контрактом (расторгала через суд). Это та самая, рыдавшая навзрыд после финала Олимпиады в Сиднее — не только потому, что сборная проиграла, а потому, что молодой организм не выдержал нагрузок и на площадку она не выходила. Это та самая, которая, уже будучи лидером сборной России, дважды серебряным призером Олимпиады и двукратной чемпионкой Европы, первое «золото» чемпионата мира взяла только в 2006 году в Японии. Это та самая, которая четыре раза уступала в финале Лиги чемпионов с тремя разными командами («Уралочка», московское «Динамо», «Фенербахче»), уезжала на год за границу и уходила из сборной, а вернулась к чемпионату мира-2010. Это та самая, которую признавали и лучшей блокирующей, и лучшей подающей, а самой ценной признали только сейчас, в Японии-2010. Это та самая, которая принесла сборной России ровно треть добытых командой очков в финале и без которой не было бы главной российской победы в уходящем году. Это та самая, которая не считает себя необыкновенной, но цену себе знает.

Это та самая Катя Гамова. Просто лучшая.

Владимир Мозговой


На такие посторонние вещи, как интервью, она редко отвлекается — времени нет. Поэтому о новогодних мечтах, планах на будущее и некоторых подробностях частной жизни мы поговорили с Екатериной Гамовой за чашкой жасминового чая в ее единственный выходной.

 — Если будет выбор: зеленый или черный чай — выберу зеленый. Никогда не добавляю сахар. Зачем? Тогда можно просто кипяток с сахаром намешать — тот же результат. Я, кстати, к сладкому абсолютно равнодушна.

 — Кухней сами занимаетесь?

— Есть некоторые фирменные блюда, которые, как говорит мой муж, у меня хорошо получаются и которые я готовлю по большим праздникам. Шарлотка, оладушки из кабачков, сырный пирог… Вообще, так повелось, что дома обычно муж готовит. У него все и всегда получается вкусно.

— А «дом» — это Челябинск, где вы родились?

— Нет, дом — там, где я живу. Квартира — в Москве, муж — в Москве.

— А вы, получается, в Казани?

— В Казани я играю. А в Москве теперь окажусь только после Нового года, в середине января. Правда, до праздников обещают короткие каникулы, но тратить три выходных дня на дорогу не хочется. Лучше уж пусть муж ко мне пораньше приедет: накупим продуктов, организуем праздничный стол и вдвоем отметим Новый год.

— Какие подарки вы получали от Деда Мороза?

— Обычно куклы. Это только потом понимаешь, что подарки дарят родители. Как-то ждала Деда Мороза, а он почему-то не пришел. Правда, когда проснулась, моя тетя объяснила: «Он приходил, но ты уже спала. Поэтому попросил тебя поздравить и передать подарок». Мне этого хватило… А сейчас прежде всего загадываю, чтобы были здоровы близкие, родные, друзья. Чтобы сбывалось хорошее – то, чего мы друг другу желаем. Спортивных результатов это тоже касается.

— Со стороны кажется, что у Гамовой все легко получается. А бывают моменты, когда все так из рук валится, что даже заплакать хочется?

— Не на площадке, конечно, и не во время игры. Я обычная спортсменка, а в спорте никто не застрахован от ошибок и неудач. Но, слава богу, я правильно воспринимаю эти вещи и знаю, как исправить положение. А ситуации, когда мне не хочется никого видеть и слышать, конечно, бывают.

— Вы злитесь на подруг по команде? Например, когда не по вашей вине атаку запороли?

— Бывает, злюсь. Но я пытаюсь договориться. Просто сердиться и отворачиваться нельзя — идет игра, а нам нужен результат. Главное в команде — взаимодействие, мы должны помогать друг другу. Наш вид спорта накладывает сильный отпечаток даже на наше поведение в обычной жизни. Волейболистки чаще думают о других, чем о себе.

— О себе, наверное, тоже иногда надо думать — всякое в жизни случается…

— Тогда мне приходится из глубины души доставать свой эгоизм. Порой это очень сложно, но необходимо.

— В чем для вас сейчас главный стимул продолжения спортивной карьеры?

— Победа, любая победа.

— Вы и так выиграли все, что возможно…

— Не все. Еще осталось олимпийское «золото». И, конечно, я буду стремиться попасть в Лондон. На прошлой Олимпиаде в Пекине у нас были проблемы. Но, думаю, во второй раз подряд выиграв чемпионат мира, мы возродили надежду. И победа на предстоящих Олимпийских играх теперь всем нам кажется более реалистичной.

— Каким видится будущее после завершения спортивной карьеры? Станете тренером, как ваша тетя?

— Точно знаю, что тренером быть не хочу. Но я бы хотела остаться рядом со спортом. Может быть, стану функционером, потому что знаю многие явления и процессы изнутри.

— Сейчас вы — знаменитая волейболистка, действующий игрок, все вращается вокруг вас: тренеры, менеджеры, врачи, массажисты, агенты и т.д. А что будет после?

— Если вокруг человека все, как вы сказали, крутятся, а он еще это воспринимает как должное, единственно возможное, правильное, и вдруг в какой-то момент это прекращается — тогда, конечно, будет тяжело. Но у меня такого нет. Когда понимаешь, что «крутятся» не персонально для тебя, а для общего успеха команды, — это совсем другое. А по поводу того, что будет дальше… Понятно, что спортивная карьера когда-нибудь закончится. И мне не хочется заранее думать о том, что я потеряла, просто в будущем, надеюсь, займусь тем, что будет мне интересно.

— Сейчас многие спортсмены делают карьеру в политике, на государственной службе. А вам бы хотелось попасть в Государственную думу или, может быть, в Министерство спорта?

— В Министерстве спорта мне, может быть, было бы интересно. А вот сидеть в Государственной думе — нет.

— А журналистика? Ведь это ваше второе высшее образование?

— Ну, я еще не журналист. В данный момент нахожусь в глубоком академическом отпуске. Мне предлагали получить второе высшее по упрощенной программе, но я так не хочу. Учиться так учиться, а для этого необходимо время, которого сейчас нет. Но я все-таки надеюсь, что в конце концов завершу то, что начала.

— Для вас главное событие уходящего года — победа в чемпионате мира?

— Для меня, естественно, да. Но это — мое личное, я не хочу впереди себя нести транспарант: «Мы выиграли! Мы выиграли!». Задачу мы выполнили. Я, безусловно, рада, но впереди новые цели.

— После такой громкой победы на чемпионате мира народу на волейболе прибавилось?

— В Москве — нет. Событий много, а из рекламы одна цветная афиша на дверях спорткомплекса «Дружба». В Казани с этим лучше. Я была приятно удивлена: играем в большом зале, а народу много.

— Вы признаете, что многие приходят именно «на Гамову»?

— Не задумывалась над этим. Приходят, и слава богу. И чем больше народу на трибунах, тем лучше. Вот сейчас если подходят ко мне на улице за автографом, то я приглашаю на матчи. Там и распишусь, и сфотографируюсь с удовольствием. Надо же как-то привлекать и приобщать людей. Наш волейбол того стоит.

— Вы слышали, что вас называют Екатерина Великая?

— Совсем недавно услышала от телекомментатора Дмитрия Губерниева. Очень странно было. Конечно, приятно, но отреагировать на это в стиле «вау!» и «круто!» мне бы и в голову не пришло, таких эмоций не было. Нет, не из скромности, просто я, наверное, более трезво смотрю на такие вещи.

— Вы играли у многих тренеров. Какой подход считаете наиболее правильным?

— Ну, на меня нельзя давить. Потому что начну упираться, доказывать свою правоту. Со мной, наверное, проще договориться.

— Тяжело ли вам дался переход в казанское «Динамо»?

— Нет. Тяжело было объяснить руководству турецкого клуба, что я не буду за них выступать в следующем году. Меня очень-очень долго просили остаться, и до сих пор агент «Фенербахче», встречая живущую в Турции мою подругу, спрашивает: «Ну, что мне сделать, чтобы Катя вернулась?». Подруга отвечает: «Подождать, пока она сама не захочет приехать».

— С чем связано ваше решение вернуться и играть в России? Родина тянет?

— И родина тянет, и семья тянет, и друзья. Мне комфортно в кругу людей, которые близки по духу. И меня абсолютно не пугают наши морозы. В Турции снега практически не видела, он и выпадал всего-то два раза за зиму. Как-то приехала домой — все в сугробах, просто замечательно. Мне этого на самом деле не хватало.

— Если выдается свободный вечер, как он обычно проходит?

— В данный момент я живу в другом городе и абсолютно одна. Вечером… Готовлю ужин, звоню родственникам, может быть, смотрю телевизор. Пока так. Сейчас мне больше нравится спокойная, размеренная жизнь, а не тусовки-бары-рестораны.

— У вас бывают такие моменты, когда вы чувствуете, что «переели» волейбола?

— Да, конечно. А ничего не сделаешь. Каждый спортсмен поймет меня. Когда «надо», приходится работать через «не могу». Потом как-то это состояние проходит, ты успокаиваешься, открывается второе дыхание — и все продолжается так, как и должно идти.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera