Сюжеты

Домодедово. 9 часов без воды в забитом людьми, прокуренном помещении

В транспортном коллапсе виновата погода, но в хаосе внутри аэропорта – люди

Этот материал вышел в № 145 от 24 декабря 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ольга ОсиповаЮлия Балашова«Новая газета»

 

«Приехали, прошли регистрацию. В накопителе куча народу и жутко накурено. Это можно сравнить с метро в час-пик, когда на одном квадратном метре стоит человек пять, сесть невозможно, каждый второй курит и бороться с ними невозможно. Я...

«Приехали, прошли регистрацию. В накопителе куча народу и жутко накурено. Это можно сравнить с метро в час-пик, когда на одном квадратном метре стоит человек пять, сесть невозможно, каждый второй курит и бороться с ними невозможно. Я обращался к сотрудникам милиции, но они в этот момент предотвращали потасовку с пассажирами «Трансаэро». Сказали, что если оттуда уйдут, будет драка. Просто люди дошли уже до точки, сидя в аэропорту с субботы, хотели  получить объяснения от своего перевозчика, голодные и злые, пытались как-то угрожать представителям аэропорта».

Михаил  пересказывает эту историю явно не в первый раз, но предельно эмоционально. Мы едем во вторник вечером «Аэроэкспрессом» из Домодедова в Москву. Через час круг для него замкнется: в понедельник утром он с женой и восьмимесячным ребенком приехал на тот же Павелецкий вокзал, где на стойке регистрации ему сразу сказали, что никакой информации не дадут и надо ехать в аэропорт. Там они и попали в ловушку: «Там не было никакой воды, - продолжает Михаил. - Отечественные бизнес-классы кого-то пускали к себе, а в иностранные не пускали никого. Моя супруга пошла в бизнес-класс Swiss просить принять ее потому, что ситуация была аховая – девять часов без воды с грудным ребенком. Но они отказали. Тут еще в автоматах вода закончилась.

Через девять часов сказали, что предоставят отель.

Во  вторник в полдень отправился багаж, на силу отыскал свою авиакомпанию (Турецкие авиалинии), где мне сказали, что багаж неизвестно где. Через восемь часов я его получил, отстояв три очереди какие-то.

Мой рейс до сих пор не улетел и кто-то уже отказался лететь вообще, а я взял тайм-аут подумать до тридцатого числа. Перспектив правда никаких. Не знаю вернут ли деньги».

Эта маленькая драма – одна из многих тысяч. Вся страна имела возможность  следить за ними в прямом эфире  федеральных телеканалов. Но народ  наш то ли зомбоящику не верит, то ли слишком верит в свою счастливую звезду.

По  крайней мере, во вторник после обеда на Павелецком вокзале было буднично: в фойе при проходе к экспрессу в аэропорт шла регистрация на рейсы, около стоек авиакомпаний - очередь. Народ, улетающий позже, хочет узнать участь своего рейса: стоит ехать в аэропорт или сдать билеты заранее.

«Аэроэкспресс» ходит по расписанию, без сбоев. Сажусь в поезд, все спокойны и уверены: по телевизору ведь говорят, что аэропорт полностью возобновил свою работу. Подхожу к двум дамам, они настроены улететь. На сайте объявлено, к тому же в Дубаи летят. С рейсами в Эмираты, по их глубокому убеждению, задержек быть не может.

В здании аэропорта народа толпится явно больше, чем это бывает «в обычном режиме», пусть и под Новый год. Стойки регистрации работают в режиме русской рулетки: кто-то улетает сразу, а кому-то не повезло, и сидение в аэропорту продолжается вторые-третьи сутки. Паники нет, но обстановка нервная.

Узбеки, таджики, молдаване сидят здесь же на сумках дружными компаниями. Милиция прогуливается по зданию аэропорта, у лиц неславянской внешности документы проверяют еще до прохождения паспортного контроля.

Воду в центре зала аэропорта раздают сейчас всем желающим, какие-то авиакомпании обеспечивали питанием. Аэропорт не несет ответственности ни за что. Итальянцам, летящим в Турин, например, предложили гостиницу, а наши авиаперевозчики мало что предлагают.

На  втором этаже аэропорта немного  спокойнее, там народ что-то ест в кафе, а на полу и подоконниках спят пассажиры, похожие на гастарбайтеров.

Табло с расписание рейсов пестрит красными надписями: «Задержан», «Задержан до 29.12», «Отменен», «Совмещен рейс за 27.12». Одновременно идет регистрация на новые  и новые рейсы. В накопителе, куда попадают пассажиры после прохождения процедуры регистрации, ситуация не лучше, чем та, о которой рассказал Михаил. Люди, которые уже там побывали, говорят, что воды не предоставили, бутылка колы стоит 150 рублей, (продают без кассового аппарата), эскалатор не работает, вентиляция тоже.

С получением багажа до сих пор проблемы, почти все делается вручную работниками аэропорта, хотя компьютеры давно уже работают.

Совмещенные рейсы авиаперевозчики придумали  на скорую руку, чтобы отправить  хоть кого-то из пассажиров отмененных рейсов. Например, израильская авиакомпания «El Al» создала временный тандем с «S7» и отправила совместный самолет в Тель-Авив, но такое возможно, только если места не полностью выкуплены. По общему ощущению, иностранные авиаперевозчики вообще как-то быстрее решают проблемы с отмененными рейсами, поэтому вылетают чаще, чем наши отечественные.

Самолет «Трансаэро», правда, уже улетел полупустой, но дополнительно никого не взяли. Билеты, говорят, надо сдавать и покупать уже у них.

С обменом или сдачей билетов вообще все сложно, на стойках авиаперевозчиков хором говорят, что сдавать билеты надо там, где вы их покупали. В самой проигрышной ситуации оказались те, кто летит по путевкам от турагентств.

Подхожу к девушкам, которые ждут приглашения  на регистрацию, оказалось приехали только что. Одна из девушек, Анастасия, рассказывает, что ее родители два дня назад не смогли улететь в Лилль из Шереметьево, застряли в накопителе. Там был сущий ад, не было никаких необходимых вещей, не говоря уж о памперсах для детей. «Мы знали куда едем. Еда, вода, спальники с собой. Ну, улетим не сегодня, улетим завтра или послезавтра. По ощущениям пока все не так страшно».

Самое неприятное, что авиаперевозчики продолжают врать пассажирам, говоря, что самолеты улетают. Нет абсолютно никакой информации о задержанных и отмененных рейсах, а их общее количество только увеличивается.

Так что коллапс – он тоже прежде всего в головах. Никакая погода не могла помешать сотрудникам аэропорта или авиакомпаний поставить кулер  с водой в накопителе или временно запретить курить в помещении, где полно детей, в том числе грудных. Не зря глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко уже заявил о возбуждении 14 дел. И это, по идее, только начало, ведь счет нарушениям прав потребителей шел и все еще идет на десятки тысяч.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera