Сюжеты

Третий день оглашения приговора. Данилкин: Ходорковский и Лебедев выводили прибыль по заниженным ценам

Этот материал вышел в № 145 от 24 декабря 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

Лебедев сидит с затычками в ушах. Ходорковский иногда тоже, но реже. Затычки – не форма протеста. Просто, чтобы не отвлекаться на тараторящего 800-страничный вердикт Данилкина. Не отвлекаться – потому что все это уже слышали. И...

Лебедев сидит с затычками в ушах. Ходорковский иногда тоже, но реже. Затычки – не форма протеста. Просто, чтобы не отвлекаться на тараторящего 800-страничный вердикт Данилкина. Не отвлекаться – потому что все это уже слышали. И обвинительное заключение в исполнение Лахтина в начале процесса, и перлы того же Лахтина во все последующие месяцы того же процесса…

Вот так, с затычками в ушах Лебедев гадает кроссворды, читает прессу, книги, улыбается детям и жене Маше. Но иногда затычки все же вынимает, прислушивается и все слышат его гогот. Пассажи Лахтина, над которыми судья и сам раньше смеялся, он теперь читает максимально быстро и еще тише прежнего, словно стыдясь…

В приговор, который держал в руках Данилкин, в этот день каким-то образом затесался второй экземпляр одно и того же листка. То есть Данилкин прочитал лист, потом снова его зачитал, на середине понял, что это тоже самое, что читал ранее и сообщил, что «данный текст оглашен ошибочно»…

Читал теперь Данилкин осторожнее, словно всматривался в то, что читает. А в лежащих перед ним листках далее говорилось о том, что Лебедев и Ходорковский «виновны» в банкротстве банка «Менатеп» в 1998 году и создали долги огромные перед консорциумом западных банков…

А ведь Платон Лебедев суду целую лекцию читал о дефолте 1998-го, об истории причинах и предпосылках банкротства банка «Менатеп». Как специалист читал. Как финансист. И доказал: с каждым западным банком, у которого брался кредит, «Менатеп» расплатился. И судья его с неподдельным интересом слушал…

А теперь, анализируя эпизод легализации, повторил ровно то, что говорил ранее Лахтин – обанкротили Ходорковский и Лебедев, а не дефолт…

Лахтин продолжал тщательно сверять читаемое судьей со стопками листков, разложенных перед ним на столе.

- Подсудимые  выстроили структуру внешне зависимых компаний. С помощью этого похищали денежные средства… - читал тем временем судья, хотя в хищении денег «аквариум» вроде до этого дня не обвиняли… - Запутывали движение денежных средств. Ходорковский и Лебедев по сути распоряжались всеми средствами ЮКОСа и средствами подконтрольных им сотрудников. Свидетель Ребгун подтвердил следующее…

Журналисты в  этот момент по скайпам обсуждали другого свидетеля – Грефа.

- «Мужик!». «Что он такого сделал?». «Ничего. Просто молодец, что не промолчал».

Грефу, показания которого днем ранее Данилкин положил в копилку «доказательств вины подсудимых», в этот день на какой-то пресс-конференции по совершенно другому поводу в лоб был задан вопрос, как, мол, относится к интерпретации его показаний. Ответ - ни «за», ни «против» Ходорковского показаний не давал. Давал показания как свидетель, по событиям, очевидцем которых был… 

Христенко, чьи  показания тоже угодили в копилку обвинительных, ничего не комментировал.

- ЮКОС представлял собой холдинг взаимозависимых обществ, управлявшийся членами преступной группы… - шел дальше судья. - Суд установил, что Ходорковский и Лебедев выводили прибыль ПО ЗАНИЖЕННЫМ ЦЕНАМ (весьма необычно)… умудрялись заниматься легализацией, будучи в тюрьме. Указания по совершению финансовых операций передавали членам ОПГ якобы через адвокатов… Легализация шла через благотворительную организацию «Открытая Россия»…

Что, конечно, было перебором. А ведь Лебедев на пальцах объяснял: не они с Ходорковским легализацией занимались, а прокуратура, в 2006-м арестовавшая счета «Открытой России», но законному владельцу деньги так и не возвратила… И кто-то до сих пор крутит арестованные денежки в российских банках.

- И если посчитать среднюю ставочку, то за этот срок у них немало вышло, - говорил тогда Данилкину Лебедев. Но в приговоре у Данилкина слов Лебедева не оказалось…

Зато, видимо, для закрепления опять говорилось про «хищение денег», про выплату вознаграждений и бонусов сотрудникам и акционерам из «похищенных денег», про обман аудиторов, про счета в офшорах, про то, что денежными средствами Ходорковский и Лебедев распоряжались как своими собственными, руководствовались интересами личного обогащения, пытались вывести ЮКОС из-под контроля акционеров, сделали подконтрольным себе…

Что было странным. Как можно собственную компанию сделать подконтрольной себе?

Еще говорилось: Ходорковский в ходе дачи показаний признался, что распоряжался прибылью по своему усмотрению…

Что тоже было странно. А по чьему еще усмотрению нужно распоряжаться прибылью своей собственной компании?

Вообще, все эти  дни о контроле Ходорковского над собственной компанией говорилось много. Почему-то контроль руководителя компании над этой самой компанией оказывался преступлением...

Лебедев то и дело хохотал. Ходорковский удивленно вскидывал брови… Точно также один из них вскидывал брови, а другой смеялся, все два года процесса, когда прокурор Лахтин обвинял их в установлении контроля за ЮКОСом. От удивления, что можно такое придумать. Теперь - от удивления, что такое можно повторить ив приговоре.

Лебедев теперь прямо во время оглашении привстал со скамьи и демонстративно, приложив руку ко лбу, смотрел на судью…

Зал посмеивался. Данилкин нервничал. А вскоре перенес оглашение на следующий день. 

- ЮКОС был  фиктивный, нефть была фиктивная, деньги были фиктивные, люди были фиктивными, сделки были фиктивные. Это что ж тогда такое было - ЮКОС?! – прокомментирует «Новой» после заседания Лебедев. - Это не ЮКОС фиктивный, а Данилкин – подписант фиктивного приговора. С лишним листом…

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera