Сюжеты

«Путеводитель переговорщика. Майор Измайлов, verbatim»

Отрывок из книги

Этот материал вышел в № 02 от 14 января 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Культура

«Путеводитель переговорщика. Майор Измайлов, verbatim» — это рассказ о личном опыте Афганистана и первой чеченской от лица военного обозревателя «Новой газеты» майора Вячеслава Измайлова. Книга вышла в конце декабря в издательстве «Логос»...

«Путеводитель переговорщика. Майор Измайлов, verbatim» — это рассказ о личном опыте Афганистана и первой чеченской от лица военного обозревателя «Новой газеты» майора Вячеслава Измайлова. Книга вышла в конце декабря в издательстве «Логос» (проект letterra.org). При составлении книги был избран театральный метод Verbatim, иначе говоря, «Дословно». Записывать речь, не опуская вставных конструкций, не «выпрямляя текст» по хронологии, а следуя лишь логике самого рассказа, которая всегда, как волны — подступает и отступает.

Чечня. «Возьми одного»

В той нашей поездке с Сашей Любимовым и Эдуардом Черняевым мы были в гостях в доме, не в резиденции, а в доме у вице-президента Чечни Вахи Арсанова, и тогда он говорил о том, что ему нужно время — месяц примерно, чтобы антитеррористический центр Чечни сработал по заложникам, Ильясу Богатыреву и Славе Черняеву. «Месяц», — он сказал, но я понимал, что все это только слова, только слова, здесь нет никаких действий, а для меня важны были люди, и я знал, что в 15-м городке в Грозном (в 15-м военном городке — там раньше дислоцировались части 42-й дивизии, а теперь пограничные таможенные службы Ичкерии) держат 20 гражданских и военнослужащих, которые находятся в заложниках. И вот я подхожу к Вахе Арсанову, я уловил тот момент, когда он был разгорячен, когда он был очень даже близок и хотел оказать помощь Любимову. В этот момент я говорю ему: «Ладно, Ваха, вот ты через месяц решишь этот вопрос, но отдай мне из 15-го городка хоть кого-то из заложников. 15-й городок — там находятся люди, которые не воевали, они просто заложники». И Ваха Арсанов, в этот момент он не мог отказать, сказал: «Ну, обо мне скажут опять, что я занимаюсь похищением людей». Я так и сяк его уговаривал, и он сказал: «Ладно, возьми одного». Я не мог сказать — другого, третьего, четвертого, пятого. Двадцать человек там было. Он сказал: «Возьми одного». И два дня пробыв в Чечне — Саша Любимов, Эдуард Анатольевич и Э.Н., они улетели самолетом, — я остался один, чтобы забрать этого пленного, о котором я просил Ваху Арсанова, и я с его человеком поехал в 15-й городок в Грозном…

Открывает нам один ворота, я спрашиваю: «Какое у тебя звание?» Он говорит: «Майор». Я говорю: «Как? Все в Ичкерии — полковники-генералы, один ты майор. Одного тебя нашли». Он говорит: «Я разжалован». И он открывал мне ворота… В общем, построили мне 20 человек, 20 заложников в этом 15-м городке было, и каждый глазами говорил: «Выбери меня!». И там находились и офицеры, там находились и гражданские лица, среди этих построенных, и я почувствовал себя в таком состоянии, что я как Бог должен выбрать одного. Какое я имею право! Но сейчас, если я не выберу одного, то вообще мне никого из них не дадут. И меня спас именно солдатик, который еле-еле шел. Это был Сережа Худяков. Я сказал: «Этого солдатика я возьму» — он был больной. Вот я взял Сережу Худякова, одного из этих людей, Сережу Худякова, который из Свердловской области, на границе с Тюменской. Из глухой деревни. У него, по-моему, уже сейчас двое (в последний раз было двое) детей, а тогда ему было 18 с небольшим лет. Он всего лишь три месяца отслужил в российской армии, он служил в буйнакской бригаде и попал в заложники. Вот я взял Сережу.

Когда я привез С.Х. в Москву, это была суббота. Где я его держал? У себя дома… В «Новой» появился тогда материал и его фотография. И я писал, что он фактически меня спас тем, что из всех я должен был кого-то выбрать — и из всех он был самым больным, и его я выбрал. Это оправдывало как-то меня. А потом я его привел к Нелли Константиновне Логиновой. (У Нелли Константиновны дочка была замужем за сыном Старовойтовой. Их общему внуку, то есть внуку Галины Старовойтовой и Нелли Константиновны, Тёме, Артёму, тогда было 8 лет, сейчас он уже большой парень), вот у них дома… мы с Э.Н. и Нелли Константиновной хотели его одеть. У соседей одежду попросили, одели Сережу Худякова. И я с ним пошел в эту президентскую комиссию по розыску без вести пропавших. И зампредседателя этой комиссии мне говорит: «Почему ты взял солдата, а не офицера?» И что я ему мог ответить? А потом мы дальнейшую судьбу Сережи Худякова должны были решить при Центральной комендатуре в Москве, на Красноказарменной, она там находится. Там имеется часть, ну, туда все бегуны из различных частей собираются, и с ними беседует прокурор. И вот мы — я, Эльвира Николаевна Горюхина и Сережа Худяков — находимся у прокурора. И он ему грозно говорит:

«Мы еще должны посмотреть, как ты попал в плен». И Сережа Худяков, который не плакал, находясь у боевиков в Чечне, Сережа Худяков закрыл глаза руками и горько заплакал, этот восемнадцатилетний мальчик. Я говорю ему: «Если даже прокурор захочет тебя посадить, он не посадит тебя, не плачь, я ему не дам тебя посадить!» Потом Галина Васильевна Старовойтова определила Сережу в Подольский военный госпиталь, он находился там, и мы с Э.Н. ездили в этот госпиталь его проведывали. Сережу Худякова комиссовали впоследствии из армии. Потом он присылал письма, посылки Нелли Константиновне и Э.Н. Это, что касается Сережи Худякова, но после того как этот человек был освобожден, я уже увидел всех тех заложников, знал всех тех заложников, которые находятся там, я теперь должен был заниматься всеми этими людьми…

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera