Сюжеты

Сергей Митрохин: «Почему я пришел на Кронштадский бульвар»

Объяснительная записка лидера «Яблока» — читателям «Новой»

Этот материал вышел в № 02 от 14 января 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

Надежда Прусенковакорреспондент

 

- Партия «Яблоко» не является ни участником, ни организатором шествия на Кронштадтском бульваре. Так получилось, что мой помощник Артур Гроховский в личном качестве является одним из организаторов. Он свою задачу видит в том, чтобы не...

- Партия «Яблоко» не является ни участником, ни организатором шествия на Кронштадтском бульваре. Так получилось, что мой помощник Артур Гроховский в личном качестве является одним из организаторов. Он свою задачу видит в том, чтобы не допустить никаких националистических эксцессов. Не допустить того, чтобы трагическая гибель болельщика Егора Свиридова была использована националистами в своих человеконенавистнических целях, как это произошло 11 декабря. 

В самом шествии я участвовать не стал. В пятницу о своем участии заявило ДПНИ. Я не могу идти в одной колонне с ДПНИ, поэтому я только возложил цветы на место гибели Егора и ответил на вопросы прессы. После этого я ушел. Есть какие-то слухи, якобы меня оттуда прогнали. Никто меня оттуда не прогонял. Действительно, я вступил в полемику с несколькими националистами, которым не понравились мои ответы журналистам. Я им сказал, что я лично и партия «Яблоко» являемся принципиальными противниками любых проявлений национализма, мы считаем, что национализм несет в себе потенциал разрушения нашей страны. Ведь межнациональный мир является одним из столпов, на которых она держится.  Если Россия заразится вирусом национализма – она перестанет существовать как государство.  Но мы этого не допустим, - сказал я журналистам. Но стоявшие рядом несколько человек националистических, видимо, взглядов, вступили со мной в полемику, выражая недовольство тем, что я сказал. Мне пришлось очень коротко им ответить. Они, кстати, не требовали от меня уходить - просто со мной спорили.

Это мероприятие не является националистическим. Среди организаторов нет представителей ни одной националистической организации. Это частные лица, болельщики. На траурное мероприятие в личном качестве могут придти националисты, но они не могут заявлять себя в качестве организации, приносить свою символику. За этим должны жестко следить организаторы. И пресекать все малейшие проявления такого рода. Если бы среди организаторов были националисты – события развивались бы в совсем ином ключе. Но при таком составе организаторов подобный сценарий невозможен. Конечно, нельзя исключать провокаций, но пока все идет нормально.

Недавно я был в эфире НТВ, где обсуждали события 11 декабря. И там представителей политических сил спросили: вы критикуете милицию, что она бездействовала, а что вы сами сделали для того, чтобы это предотвратить? Силы, наверно, неравны. Но надо хоть что-то делать, чтобы этого не происходило. Вот мы и делаем.

Самое неприятное: память убитого молодого человека пытаются приватизировать националисты. Они ориентируют молодежь, которая возмущена убийством и тем, как повело себя следствие, что это темой занимаются только националисты. Надо что-то противопоставлять. Люди должны видеть, что их проблемами интересуются не только фашисты, что есть другие силы, которые принимают их боль, чтут погибших. Поэтому как человек, который является последовательным противником национализма, который добился, чтобы за агрессивное нацистское поведение посадили такого человека как Тесак, я считаю своим долгом прийти и почтить память Егора Свиридова. Я неоднократно, кстати, получил угрозы от нацистов. И думаю, что они будут очень обозлены, что я предпринял попытки по предотвращению и этого националистического шабаша.

Я жестко осудил любые проявления национализма при обширном присутствии прессы. И я это повторил в той ситуации и в тот момент, когда можно быть услышанным. Эти моменты и есть реальное противодействие. Я вижу, что на страну надвигается фашистская угроза. И никто с этим делать ничего не собирается. Безропотно отдает молодежь под влияние фашистов. А государство начинает тушить пожары, только когда они бушуют у Манежной площади. Поэтому на такие мероприятия должны были прийти все партии и руководители государства. Тогда бы никто из фашистов и пикнуть не посмел бы. Все это бы восприняли как общенациональную трагедию. Если человек гибнет, а в ходе следствия возникают такие безобразия – это проблема всей страны.
Поэтому я пришел на Кронштадский бульвар. А 19 января, как и год назад, я приму участие в шествии памяти Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera