Сюжеты

Кто кому наставил Африканский Рог

Военная операция против сомалийских пиратов оказалась неэффективной, изменила геополитические расклады, затруднила охрану судов и освобождение заложников и привела к эскалации насилия. Кому это выгодно

Этот материал вышел в № 03 от 17 января 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

Войтенко МихаилВедущий эксперт по морскому пиратству

Сначала немного официальной статистики — итоги пират-ства-2010 в цифрах и фактах. Убытки мировой экономики от пиратства составляют 7—12 млрд долл. в год, 95% из которых можно «списать» на сомалийских пиратов (данные британского института...

Сначала немного официальной статистики — итоги пират-ства-2010 в цифрах и фактах. Убытки мировой экономики от пиратства составляют 7—12 млрд долл. в год, 95% из которых можно «списать» на сомалийских пиратов (данные британского института Chatham House). По сравнению с 2005 годом потери выросли в пять раз.

Однако, по большому счету, ясной картины на сегодняшний день нет: все те, кто ведет подобные подсчеты, учитывают все без исключения, захваченное пиратами, а это — неверно в принципе. Дело в том, что захваченные суда делятся на две категории: суда, числящиеся в международных справочниках и службах, имеющие известных судовладельца и историю, а также  уникальный номер IMO; и суда, которые не имеют вышеперечисленных данных, — так называемые «доу», главным образом индийские, йеменские и пакистанские, и плюс к тому — рыболовные суда. «Доу» я вообще бы не включал в статистику, хотя бы потому, что зачастую абсолютно непонятно, кто там преступник, а кто жертва. Известны случаи сговоров владельцев «доу» с пиратами, в результате которых суда используются морскими разбойниками в качестве плавучих баз. «Доу» замешаны и в противозаконных перевозках: от контрабанды наркотиков, оружия и шкур редких животных до живого товара. В свою очередь, рыболовные суда, не имеющие номера IMO и «прозрачной» истории, часто подозреваются в браконьерстве. Таким образом, включение в статистику всех судов без разбора предоставляет широкое поле для манипуляции, а желающих в этом поучаствовать — предостаточно, и я попытаюсь объяснить почему.

В настоящее время в плену у сомалийских пиратов (по подтвержденным данным) находится 24 торговых судна и 7 рыболовных, причем все 7 не имеют номера IMO и подозреваются в браконьерстве. На захваченных судах томятся в плену 380 моряков и 131 рыбак. Всего в 2010 году пираты захватили 31 торговое океанское судно. В 2009-м — 29 судов, в том числе 2 рыболовных. В 2009 году средняя продолжительность плена заложников составляла 3—6 недель, в 2010-м она резко выросла — в среднем 4—6 месяцев. Резко увеличились и суммы выкупов: если в 2009-м они в среднем составляли 1,5—2,0 миллиона долларов, то по итогам 2010- го можно, видимо, говорить о 3—4 миллионах. Рекордно дорогим стало освобождение супертанкера Samho Dream с полным грузом сырой нефти, за него, по неподтвержденным данным, было выплачено 9,5 миллиона долларов.

И все это несмотря на то, что 2010 год прошел под знаком «беспрецедентной» военной операции по защите морского судоходства, в которой принимали участие все кому не лень. Ничем особо выдающимся это не закончилось, зато благодаря действиям военных появилось новое, крайне опасное явление — использование захваченных ранее судов в качестве пиратских баз, для выхода далеко в океан. Раньше пираты использовали для этого суда типа «доу» и небольшие рыболовные, но никогда еще — до 2010 года — они не выходили в океан на огромных торговых судах. Даже супертанкер Samho Dream с 250 или 280 тысячами тонн нефти в грузовых танках бегал по океану в качестве пиратского корабля…

Плюс к тому — неимоверно усилилась «секретность». Совершенно перестали поступать в открытый доступ данные о ходе переговоров с пиратами и суммах выкупа, хотя до 2010 года мы знали по этому поводу если не все, то многое. И стало абсолютно непонятно, почему так резко увеличилась длительность переговоров и, следовательно, усилились страдания пленников… Попробуем разобраться, что происходит на самом деле, не беря на веру праздничные репортажи журналистов, побывавших на военных кораблях, курсирующих неподалеку от Африканского Рога.

А на самом деле попытки военных как обезопасить хотя бы коридор Восток — Запад (прежде всего Аденский залив), так и блокировать известные пиратские базы вдоль побережья Сомали полностью провалились.

Если говорить об эффективности присутствия военных в регионе, то достаточно обратиться к приведенной вице-премьером РФ С. Ивановым цифре: российские военные,  с гордостью доложил он в конце года,  провели за год 189 судов, ни одно не было захвачено. Только в этой связи стоит напомнить: в сутки коридором Восток — Запад проходит до 200 судов. То есть российские военные обеспечили в течение года менее суток безопасности, и только коридора Восток — Запад, притом что коридор Север — Юг совершенно не защищен. Если это успех, то что такое неудача?

Значительно повысить эффективность военных может только одно — сведение ВМС всех стран, присутствующих в регионе, под единое командование. Однако кроме стран НАТО и ЕС все остальные гуляют сами по себе и объединяться категорически не желают.

О действиях тех военных, что гуляют сами по себе, можно поведать много любопытного. Именно их методы, которые иногда в прессе описываются словом «жесткость», привели к заметной эскалации насилия и росту риска для гражданских моряков. Особенно отличились в этом плане ВМС Индии, Китая и России. Многие помнят нашумевшую историю о захвате в прошлом году танкера ОАО «Новошип» «Московский университет» и последующем его освобождении морской пехотой с БПК «Маршал Шапошников» — «блестяще проведенная боевая операция», писали взахлеб российские газеты. Сообщалось также, что озверевшие пираты причинили танкеру большие повреждения, особенно досталось мостику, где они разбили и расстреляли очень дорогую аппаратуру связи, навигации и управления судном. Да, убытки были очень большие. С небольшой поправкой — надстройку и мостик изрешетили огнем дорвавшиеся до «горячего» морпехи-призывники — что с пацанов взять?.. С тех пор «Новошип», по имеющимся у меня данным, нанимает частную вооруженную охрану — платные профессионалы обходятся в конечном счете дешевле бесплатных призывников.

Самый главный вывод по итогам 2010 года — ситуация в регионе стала неуправляемой. И речь идет даже не о контроле за пиратской активностью — его не было, нет и вряд ли он будет. Речь идет о действиях государств и международных организаций. Ряд стран, прежде всего азиатские гиганты — Китай, Корея и Япония,  быстро поняли, что пиратство представляет прекрасный предлог для военного присутствия вблизи Персидского залива, от нефти которого они очень даже зависят. Кроме того, это великолепная возможность потренировать свои ВМС в условиях, приближенных к боевым, рядом с кораблями всех ведущих военных флотов мира.

Подобная конфигурация вполне устраивает и руководство государств, и военных. В конце концов, ущерб от пиратства и риск попасть в плен остаются минимальными (30 захваченных судов в год и до 200 судов, следующих только коридором Восток — Запад только в сутки:  нетрудно оценить степень риска), а военное присутствие — дорогого стоит…

Международные морские организации, прежде всего Международная морская организация при ООН (IMO), чутко уловив истинные устремления государств, от которых они очень сильно зависят, как во все тяжкие бросились поддерживать тот беспредел, который царит в регионе. Они, эти организации, имеют с такой вот видимости борьбы определенные и немалые выгоды.

Не с пиратством, конечно, но с потенциальной его угрозой можно покончить очень быстро, сведя убытки и возможности форс-мажора к минимуму. Технически в течение месяца можно легко снабдить вооруженной военной (хорошо — пусть не частной) охраной все суда как минимум в коридоре Восток — Запад, от южной части Красного моря до Шри-Ланки. Для этого требуются две вещи — искреннее желание обеспечить безопасность судоходства и искреннее сотрудничество заинтересованных государств. Но многие государства заинтересованы совсем в другом. А те же страны НАТО не могут ни выйти из игры, ни справиться с пиратами в одиночку, прекрасно понимая, что джинн уже выпущен из бутылки и что выгнать из региона совсем им там не нужные ВМС тех же Китая или Индии будет крайне трудно.

Так и получилось, что сомалийское пиратство стало, выражаясь языком наших стратегов, геополитической силой. Малограмотные разбойники изменили баланс сил в регионе Индийского океана, будучи при этом вооруженными не супероружием тех, кто с ними воюет, а всего лишь ржавыми Калашниковыми и гранатометами.

И судовладельцы давно уже наплевали на военных, организации, рекомендации и призывы: те, кто хочет гарантировать безопасность судна, нанимают вооруженную охрану, невзирая на явное недовольство государств и международных организаций подобной самодеятельностью. Да-да — именно так: государства откровенно и все более ощутимо возражают против вооруженной частной охраны. Государства пытаются помешать и выплате выкупов (это  в первую очередь США, вот, видимо, чем вызвано столь значительное затягивание переговоров и освобождение захваченных судов). Политические элиты и военные требуют, чтобы частные граждане и компании не проявляли никакой инициативы и полностью полагались на них. Взамен вооруженной охраны морякам рекомендуют запираться в труднодоступном машинном отделении и молиться, чтобы помощь успела прийти прежде, чем пираты их выкурят. Парадокс, но, по сути, защищать себя единственным надежным методом, а также выкупать захваченные суда ныне можно только скрытно, полулегально. Государства же рады бы вообще запретить «самодеятельность», но побаиваются серьезных экономических потрясений — если судоходство, лишившись возможности гарантированно себя защитить или выкупить, пойдет в обход Суэцкого канала, то это нанесет мировой экономике сильнейший удар.

…Я стал смотреть на мировое так называемое сообщество  совсем по-другому после двух историй — с Arctic Sea и продолжающейся, не имеющей видимого конца истории сомалийского пиратства. Государства могут грызться между собой и даже воевать, но они удивительно дружны там, где требуется скрыть от общественности неблаговидные делишки и сомнительную политику. Так что только полная правда о том, что творится в Индийском океане, может радикально изменить ситуацию и избавить судоходство от этой напасти XXI века — сомалийского пиратства. А кто-то еще гадает: хорошо это — WikiLeaks — или плохо? WikiLeaks (если называть этим словом не одиночный проект Ассанжа, а тенденцию прорыва правды, публичного освещения того, что вытворяют государства ради якобы нашего блага) — это одна из наших немногих возможностей сделать будущее более безопасным и комфортным, защищенным от произвола государств, на мой взгляд, угрожающего нам куда большими неприятностями, чем сомнительное глобальное потепление или вред от курения.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera