Сюжеты

Как убивали Стаса и Настю

Два года назад, 19 января 2009 года, состоялась публичная казнь адвоката Станислава Маркелова и журналиста «Новой газеты» Анастасии Бабуровой

Этот материал вышел в № 04 от 19 января 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

 

27 января начнется отбор присяжных по делу Тихонова—Хасис, обвиняемых в убийстве адвоката-антифашиста Станислава Маркелова и журналиста-антифашиста Анастасии Бабуровой, совершенном 19 января, в 14 часов 20 минут, около дома № 1 на улице...

27 января начнется отбор присяжных по делу Тихонова—Хасис, обвиняемых в убийстве адвоката-антифашиста Станислава Маркелова и журналиста-антифашиста Анастасии Бабуровой, совершенном 19 января, в 14 часов 20 минут, около дома № 1 на улице Пречистенка.

Это будет не просто громкий процесс. Это будет процесс политический — открытый суд над русским фашизмом, который — под ласковым присмотром властей — прошел путь от уличных клоунов и сопливых гопников, резавших таджикских дворников, до боевых террористических групп, ставящих своей целью создание в стране ситуации хаоса и террора, их средство — убийства общественных деятелей, журналистов, адвокатов, судей, прокуроров, сотрудников правоохранительных органов и чиновников.

15 февраля 2009 года на электронную почту «Новой» пришло сообщение: «19 января в центре Москвы были уничтожены одиозные враги русской нации Станислав Маркелов и Анастасия Бабурова. Прошлогодняя смерть антифашистского лидера Федора Филатова и данная январская акция являются нашими последними предупреждениями всем антирусским правозащитникам, журналистам, антифашистам, ментам и чиновникам. Мы требуем остановить русофобию на улицах, в СМИ и в судебных учреждениях! В противном случае полетит еще больше голов. Отныне никто из врагов русской нации не находится в безопасности». Подписано: «Боевая организация русских националистов — БОРН».

Никакой БОРН на самом деле не существует — это единый бренд для нескольких автономных подпольных групп, вброшенный в интернет ради пропагандистского эффекта. БОРН нет, но угрозы не остались словами: от имени этого бренда совершены убийства антифашиста Ивана Хуторского, лидера кавказской молодежной группировки «Черные ястребы» Расула Халилова, неудачный подрыв здания Кунцевского отдела СКП и общежития азербайджанцев на улице генерала Белова в Москве. А также — казни минимум троих азиатских гастарбайтеров.

Среди вещественных доказательств, изъятых у обвиняемых Тихонова и Хасис, — документы: списки «на уничтожение», в которых указан в том числе и Халилов (с телефоном и адресом), фотографии судей, участвовавших в процессах над наци, и адреса с номерами машин сотрудников милиции и антифашистов. В этих документах много говорится о БОРН. Судя по всему, обвиняемый Тихонов, которому приписывают соавторство в написании нацистского плана террора «Стратегия 2020», тоже приложил свои усилия к раскрутке террористического бренда: бумажной и практической.

«Раскрутка» началась 19 января 2009 года.

Орудие преступления — браунинг найден на съемной квартире у обвиняемого в убийстве Тихонова. Именно из этого браунинга было совершено 3 выстрела в упор — с расстояния 20 сантиметров. Два — в Стаса Маркелова, в затылок, один в Настю Бабурову — в висок. Кроме того, на съемной квартире у обвиняемого Тихонова, который делил ее с обвиняемой Хасис, помимо нацистской литературы, книг по терроризму и самиздата на предмет изготовления бомб, инструкций по подрыву железнодорожного полотна и опор электропередачи, изготовлению глушителей и самопальных отравляющих веществ изъяты: автомат Калашникова, пистолет «CZ», револьвер «Наган», глушитель, самодельные взрывные устройства, сварганенные из «лимонок», запалы, взрыватели и россыпь патронов на любой вкус. А также — парики, накладные усы, борода и поддельные паспорта, в которых была вклеена фотография Никиты Тихонова — историка и журналиста, как называют обвиняемого в убийстве его сторонники. Спустя несколько месяцев он, конечно, начал отрицать, что это оружие имеет к нему хоть какое-то отношение. Но — за одним исключением: то, что браунинг его, — Тихонов не отрицал.

Его взяли в дверях съемной квартиры: на вечернюю прогулку 3 ноября 2009 года он собрался с автоматом и револьвером. Хасис была с ним. Потом ее адвокат в суде по гражданскому иску, который обвиняемая Хасис пыталась предъявить «Новой газете», будет юлить: мол, его подзащитная на той квартире и не жила, а зашла, типа, случайно.

Но есть двухнедельная прослушка (санкционированная судом), из которой следует: обвиняемые Тихонов и Хасис жили вместе; вместе обсуждали, кто заслуживает смерти, а кто нет; вместе разбирали и чистили оружие, намереваясь отстреливаться в случае задержания; вместе обсуждали новые убийства. «Правозащитница» Хасис очень настаивала на личном участии в одном из них — из-за этого даже вышел скандал. Из убийств, что обсуждали обвиняемые Тихонов и Хасис, совершено было минимум два: антифашиста Ивана Хуторского и «ястреба» Халилова. Причем можно предположить, что Тихонов осуществлял наружное наблюдение за подъездом одной из жертв (о чем делился впечатлениями с Хасис). Кстати, ствол, из которого убивали Халилова, был найден там же, только стрелял — не Тихонов.

Подозреваемый Тихонов сознался в убийстве Маркелова и Бабуровой. И сознался не один раз, а минимум трижды — в присутствии адвокатов, экспертов-криминалистов, под видеозапись и при понятых. При этом его показания, в том числе с проверкой их на месте, в мельчайших деталях совпадают с объективной картиной преступления: и как стрелял, и откуда, и как уходил.

Ни о каком давлении (шантаже или побоях), о котором сейчас так любит говорить защита, на суде, когда избиралась мера пресечения, ни Тихоновым, ни Хасис, ни их адвокатами заявлено не было. Как никто и не пытался оспорить в суде законность проведенного обыска и задержания. Пиар на этот счет появился много позже, когда стало очевидно: доказательства есть — и неопровержимые. Да и маску-«мешок», вокруг которой был в свое время поднят грандиозный скандал, Тихонов попросил надеть на себя сам…

Есть несколько свидетелей, которые видели обвиняемого Тихонова на месте преступления с пистолетом в руке (они его опознали и лично, и по видео), есть свидетели, которые видели его на станции метро «Кропоткинская» и именно в том наряде, в котором его запечатлели минимум десяток камер видеонаблюдения. Есть сравнительная фототехническая экспертиза. Есть одежда со следами пороховых газов, изъятая у свидетеля — журналиста одной из центральных российских газет, который подтверждает: эту одежду принес ему Тихонов. Есть, в конце концов, показания бывших «соратников», которые — кто в большей, кто в меньшей степени — подтверждают версию обвинения. Одному из них — руководителю легальной националистической организации «Русский образ», дружившему с Тихоновым, Илье Горячеву, хватило то ли ума, то ли смелости следствию все рассказать — под видеозапись и собственноручно. Смысл его показаний: Тихонов лично в ходе ссоры признался в том, что совершил убийство.

Видели рядом с местом преступления и Хасис — она, по версии следствия, стояла около часа на Пречистенке в ожидании Маркелова, который должен был появиться после пресс-конференции, а увидев его, быстрым шагом пошла по противоположной стороне улицы — это и был условный сигнал: заметив предполагаемую сообщницу-«маячок», обвиняемый Тихонов, по версии следствия,  вышел из скверика навстречу жертвам, прошел мимо них, развернулся, догнал и расстрелял в упор. Есть видеозаписи, на которых, согласно экспертизе, — Хасис; есть свидетели, опознавшие ее.

За Маркеловым следили давно. И Анастасия Бабурова, судя по всему, видела Тихонова и других его сообщников еще в ноябре-декабре 2008 года, когда только началась подготовка к убийству. Знала Бабурову и Хасис — они сталкивались на фашистских процессах, где Настя работала как журналист, а обвиняемая — в качестве сотрудника организации «Русский вердикт», что оказывает материальную и юридическую помощь нацистам, обвиняемым в тяжких преступлениях. С этой организацией плотно сотрудничает адвокат Васильев, ныне — защитник Хасис, ранее сидевший в ряде «фашистских» процессов, в том числе и по делу «белых волков» — последнем процессе убитого московского судьи Чувашова. Руководит «Вердиктом» некто Барановский — свидетель, который каким-то удивительным образом знаком с материалами уголовного дела и беспрерывно выступает в защиту Тихонова и Хасис.

Адвокаты и соратники обвиняемых особый упор делают на том, что, по их данным, следствие не принимало в расчет иные версии, кроме их — фашистской. Заявление — удивительное, хотя бы потому, что стороне защиты об этом не может быть известно по определению. На самом деле, версии отрабатывались: и бытовая, и возможная связь с делом Буданова, и — Кадета-Лапина, и — с процессами в Чечне, и — с покушением на Михаила Бекетова, и даже с теми делами Маркелова, о которых широкой общественности вообще ничего не известно. Но то, что Тихонов сразу попал в поле зрения оперативников, действительно не случайно.

Судьбы предполагаемого палача и жертвы уже однажды пересекались. Как говорят свидетели, Никита Тихонов — выходец из жестокой нацистской банды ОБ-88 (88 — цифровой год, обозначающий «Хайль Гитлер!»), на счету которой много крови, включая убийство таджика, чью отрезанную голову подкинули к зданию администрации одного из подмосковных районов. Несколько активных членов этой группы привлекались в свое время к ответственности за убийство антифашиста Рюхина. Но в те времена правоохранительные органы еще не получили сигнал сажать фашистов за фашизм. Следствие было проведено не просто плохо, а плохо абсолютно. И арестованных Шитова, Анциферова и Реуцкого удалось привлечь только за «хулиганку». Интересы потерпевших в суде представлял как  раз Станислав Маркелов. Именно он настаивал на переквалификации дела и требовал активного поиска двух скрывшихся подозреваемых: Тихонова и Паринова. Благодаря Маркелову, Тихонов и Паринов, некогда работавший вместе с Хасис продавцом в спортивном магазине, и были объявлены в розыск.

Так Тихонов оказался на нелегальном положении, что не мешало ему проживать в Москве и даже выезжать за границу. Он, почувствовав опасность, собирался уехать туда вновь — в первых числах ноября 2009-го, но не успел: был арестован.

Вполне очевидно, что помимо ненависти к «одиозному врагу русского народа» Маркелову, который был известен как последовательный антифашист, много сделавший для того, чтобы на скамье подсудимых оказалось как можно больше отморозков, у Тихонова (предполагаем, что и у Хасис) могли быть и личные мотивы к расправе.

Сейчас, используя, впрочем, вполне оправданную нелюбовь общества к сотрудникам следствия и правоохранительных органов, фашистские адвокаты и соратники-нацисты пытаются представить «журналиста» Никиту Тихонова и «правозащитницу» Евгению Хасис жертвами произвола.

«Жертва произвола журналист» Тихонов говорит своей подельнице: «Я думаю, может быть, это ты будешь тот, кто валит из нагана». «Жертва произвола правозащитница» Хасис отвечает на это: «Кайф. <…> Я уничтожу <…> Я за радость кого-нибудь «вальнуть» сейчас».

Защита обвиняемых изначально строилась на вранье. То вдруг появится информационный вброс, что в Маркелова стреляли из другого оружия — из того же, что в судью Чувашова, — следовательно, вещдока у следствия нет. Оказалось — ложь. То заявляли, что на убийце была шапка-маска, потому опознать его невозможно. Но был постоянно спадавший шарф, который преступник то и дело подтягивал, и платок, которым пытался закрыть лицо от видеокамер. То, что все свидетели — из правоохранительных органов, нашедшиеся спустя год. Но основные свидетели к правоохранительным органам не имеют никакого отношения и были опрошены тут же — на месте преступления и в день преступления. То — что прослушка была незаконной, хотя она санкционирована судом. На предварительном слушании вдруг оказалось, что экспертизы у защиты не сходятся и «подтасованы», хотя и обвиняемые, и их адвокаты читали вопросы, поставленные следователем, ДО проведения экспертиз, читали результаты и после их проведения, — замечаний не было никаких, а вопросы, которые ставились в дополнение, тут же разрешались допросом эксперта.

На провокационной пресс-конференции, которую адвокаты обвиняемых дали вчера — за день до годовщины убийства, было совершено еще одно преступление: оглашены фамилии ключевых свидетелей — того же Горячева, давшего следствию исчерпывающие показания. Говорилось, что его якобы запугали. Учитывая, что в адрес свидетелей действительно уже поступали угрозы, а их бывшие друзья пытались шантажировать их деталями личной жизни, рассекречивание до суда их фамилий и рассказ о сути данных ими показаний можно расценить однозначно: именно это и есть угрозы и давление на свидетелей, определение «целей» для оставшихся на свободе соучастников убийства.

Адвокаты вообще много говорят, несмотря на подписку о неразглашении данных следствия. В том числе и о нарушениях. Якобы, например, при обыске съемной квартиры оперативниками было похищено 17 тысяч евро. Только непонятно в этой связи, почему тогда в гражданском иске к «Новой» Хасис и ее адвокат Васильев пытались оспорить факт обнаружения денег, посчитав его задевающим честь и достоинство обвиняемой…

Собственно, осталось подвести итог: с чем мы имеем дело и с чем столкнется суд присяжных? С тем, что под прикрытием легально действующих националистических организаций, с которыми заигрывает власть, образовались малочисленные, но крайне эффективные автономные боевые организации. Их члены, как правило, находящиеся на нелегальном положении, изучают рукопашный и ножевой бой (инструкторы — из бывших спецназовцев), взрывное дело, тактику оперативно-разыскной деятельности, огнестрельное оружие, методику ведения партизанской и диверсионной борьбы. И эти навыки все чаще и чаще применяют на практике.

Через своих «легальных» товарищей они поддерживают связь со «своими» фашиствующими журналистами, «своими» адвокатами, «своими» правозащитниками, «своими» сотрудниками правоохранительных органов и спецслужб, политиками и чиновниками. Им уже не интересна уличная война, они испытывают искреннее презрение к малолетним нацистам-гопникам, которые входят в фанатские мобы, одеваются в «бомберы» и «говнодавы», жрут пиво, вскидывают руку в «зиге» и дерутся на улицах. Их цель иная: индивидуальный террор государственного масштаба — только он, по их мнению, может разбудить «спящее быдло».

Инфраструктура русского фашистского подполья создана — а как она действует, станет ясно в открытом судебном процессе по делу Тихонова—Хасис.

P.S. Кстати, расследование убийства Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой еще не закончено. В отдельное уголовное дело выделены материалы, касающиеся иных причастных лиц.

Московское шествие памяти
Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой состоится сегодня, 19 января, с 19.30 до 20.00

Его участники пройдут по Тверскому бульвару от памятника Тимирязеву до Новопушкинского сквера. Затем в 20.00 в сквере будет митинг.

Акции солидарности пройдут также в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Перми, Саратове, Тюмени, Уфе, Ярославле, Севастополе (где родилась Настя Бабурова). Планируются мероприятия в Киеве, Алма-Ате, Познани. Столичная акция санкционирована московскими властями.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera