Расследования

Дональд Туск: Лучше знать правду и не иметь войны, чем знать правду и иметь войну

Как ситуация вокруг расследования смоленской катастрофы обсуждалась в польском сейме

Этот материал вышел в № 05 от 21 января 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

Андрей Липскийзам. главного редактора

Политический скандал (тянет даже на статус политического кризиса), начавшийся в Польше после оглашения на прошлой неделе доклада МАКа о катастрофе польского президентского самолета, продолжается и развивается. Как известно, официальная...

Политический скандал (тянет даже на статус политического кризиса), начавшийся в Польше после оглашения на прошлой неделе доклада МАКа о катастрофе польского президентского самолета, продолжается и развивается.

Как известно, официальная Варшава оценила доклад МАКа, в котором ни слова не было сказано о том, что происходило на диспетчерской вышке аэродрома в Смоленске, как неполный, односторонний  и необъективный.

Тут же последовали острейшие, на грани фола, а иногда за пределами политических приличий, атаки на премьера Туска со стороны оппозиционной правоконсервативной партии «Право и справедливость» (ПиС), возглавляемой братом-близнецом погибшего президента Ярославом Качиньским. По мнению писовцев, «русские» с самого начала расследования водили поляков за нос, что-то постоянно скрывая, поскольку в той или иной степени были виновны в катастрофе (из этой среды шли даже прямые публичные обвинения России в том, что она была заинтересована в гибели президента Леха Качиньского и чуть ли не «организовала» катастрофу). А правительство Туска представлялось почти предателями польских интересов, которые в жертву улучшению отношений с Россией принесли правду о трагедии на аэродроме «Северный», случившейся 10 апреля прошлого года, и постоянно вводили польскую общественность в заблуждение, говоря о «беспрецедентно открытом» сотрудничестве России с Польшей в расследовании обстоятельств трагедии. Оппозиция потребовала срочного созыва сейма, чтобы обрушить критику на Туска и его партию, имеющую в нижней палате парламента самую крупную фракцию, и отмести «российские инсинуации» в отношении ошибок польских летчиков и вины высоких польских должностных лиц в психологическом давлении на экипаж. В выступлениях лидеров оппозиции под вопрос ставилась и в целом политика польско-российской нормализации. Однако срочный созыв сейма не состоялся — он собрался лишь в среду, 19 января. 

Но до этого обе стороны — сначала польская, потом, в ответ на этот шаг поляков, российская — опубликовали записи переговоров, которые вели диспетчеры российского аэродрома.

Заседание сейма в минувшую среду было долгим (длилось шесть часов и закончилось, когда в Москве уже была ночь) и бурным. Выступление премьера Туска, а затем его ответы на вопросы депутатов сопровождались громкими комментариями, выкриками и прямыми оскорблениями премьера. Особо шумно вела себя гостевая ложа, откуда были слышны крики «Предатель!».

Вот что говорил премьер Туск:

— что надо одновременно «выиграть правду о Смоленске, выиграть политический мир в международных отношениях и политический мир, элементарную политическую стабилизацию внутри страны»;

— что «Польше лучше знать правду и не иметь войны, чем знать правду и иметь войну»; 

— что с первых часов после катастрофы стало понятно: «Есть другие взгляды, другие политические интересы, нежели те, что мы определяли как приоритетные. Это значит, что не все были заинтересованы в полной правде о смоленской катастрофе и далеко не все были заинтересованы в том, чтобы эта катастрофа не переродилась в катастрофу отношений между Польшей и ее соседями, в том числе Российской Федерацией»;

— что на нынешнем этапе отношения с Россией, к сожалению, стали намного сложнее, чем до 10 апреля, но нельзя допустить «поиска аргументов в пользу нарастающего конфликта» и новой «холодной войны». 

Все это — о важности отношений с Россией и о неконструктивности оппозиции, пожелавшей возложить ответственность за катастрофу на Россию и сорвать процессы нормализации.

А вот — о расследованиях, подготовленных обеими сторонами:  «Сегодня мы располагаем двумя материалами, которые во многих пунктах, во многих местах сходны, но когда мы сравниваем, что польская сторона смогла задокументировать, с российской версией доклада, мы ясно видим, что польская документация показывает более полную правду об обстоятельствах и причинах». Это, конечно, о том, что в докладе МАКа, спровоцировавшем политическую бурю, ничего не сказано о действиях диспетчеров и тех, кроме них, кто  находился на диспетчерской вышке накануне и во время катастрофы.

В заключение Дональд Туск сказал, что не собирается назначать виновных и произносить вердикты. И что те, кто активно домогается этого,  могут быть «сильно разочарованы тем, как выглядит правда». Для ее полного выяснения есть специальная комиссия, есть прокуратура, есть, наконец, общественное мнение, которое способно оценить всю опубликованную документацию.

Аргументы премьера были жестко раскритикованы Ярославом Качиньским,  заявившим, что под руководством такого премьера «дело идет к потере чести, и свобода также в опасности». Кризис в Польше продолжается. Выход из него будет зависеть не только от точности действий польского правительства, но и от деликатности, сдержанности и готовности к дальнейшему сотрудничеству (в том числе и в связи с выяснением обстоятельств смоленской катастрофы) официальной Москвы.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera