Сюжеты

Процесс о двух видах патриотизма

Стахович против князя Мещерского — рабочие материалы к сегодняшним спорам о русском народе

Этот материал вышел в № 06-07 от 24 января 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

В эти дни исполняется 150 лет со дня рождения Михаила Александровича Стаховича (1861—1923), выдающегося русского политика и парламентария либерального направления. Ровесник «крестьянского освобождения» (чем он всю жизнь гордился), Михаил...

В эти дни исполняется 150 лет со дня рождения Михаила Александровича Стаховича (1861—1923), выдающегося русского политика и парламентария либерального направления. Ровесник «крестьянского освобождения» (чем он всю жизнь гордился), Михаил Стахович, выходец из знаменитой орловской семьи, близкой к  Льву Толстому, многие годы занимал выборные должности в Орловской губернии. Был депутатом первой и второй Государственной думы, затем членом Государственного совета Российской империи, где снискал заслуженную славу одного из лучших политических ораторов России. Весной 1917 года был назначен Временным правительством генерал-губернатором Финляндии, затем — последним послом демократической России в Испании. Скончался в эмиграции в 1923 году, похоронен на кладбище Сен-Женевьев де Буа.

В богатой событиями жизни Михаила Стаховича было немало ярких эпизодов, вполне поучительных как для тех, кто называют себя в России либералами, так и для их оппонентов, любящих рядиться в тогу «русских патриотов». Одним из таких эпизодов, несомненно, стал судебный процесс 1904 года — «Стахович против Мещерского», вошедший в историю как «процесс о двух видах патриотизма».

В 1904 году в петербургском журнале «Право» была напечатана статья Стаховича (тогда орловского губернского предводителя дворянства) по поводу нанесения полицией Орла смертельных увечий ни в чем не повинному мусульманину-сарту, направлявшемуся в Мекку. Власти увидели в этом вполне естественном человеческом возмущении крамолу, подкоп под устои государственности. Номер газеты был конфискован, а статья Стаховича вышла в неподцензурном «Освобождении», издававшемся тогда в Штутгарте известным либералом Петром Струве.

Ответом на опубликованную за границей статью Стаховича стала публикация в официозном «Гражданине» князя Владимира Мещерского — одного из самых влиятельных идеологов черносотенства в самодержавной России, столпа «государственного патриотизма». Еще при жизни императора-реформатора Александра II сей князь публично объявил своей целью «поставить точку реформам», после чего наследник — цесаревич Александр Александрович (будущий Александр III) был вынужден разорвать с ним отношения. Однако после воцарения в 1881 году царя-контрреформатора эти отношения были не только восстановлены, но и еще более укрепились. Мещерский сохранил позиции и при Николае II: именно его влиянию приписывалось назначение министром внутренних дел крайнего реакционера В.К. Плеве после убийства эсерами в мае 1902 года Д.С. Сипягина.

В своей статье в «Гражданине» князь Мещерский обвинил Михаила Стаховича ни много ни мало в «сотрудничестве с революцией» и в намерении «бросить обвинительную тень на административную власть». Князь-черносотенец нашел в статье Стаховича «оскорбление патриотизма, почти равное писанию сочувственных телеграмм японскому правительству». В условиях войны России с Японией это обвинение выглядело особенно сильным!

Вопрос стоял принципиально, и группа молодых правоведов-либералов решила нанести контрудар по князю Мещерскому, подав на него в суд за клевету на Стаховича. В заседании Петербургского окружного суда 22 ноября 1904 года интересы Стаховича (который был в то время на маньчжурском участке военных действий во главе санитарного отряда от орловского дворянства) защищали мэтр русской адвокатуры Федор Плевако и ее восходящая звезда Василий Маклаков, товарищ Стаховича по либеральным кружкам.

В своем выступлении Плевако не стал делать акцент на юридической стороне дела: он произнес яркую политическую речь, ставшую обвинением Мещерского не столько в клевете на Стаховича, сколько в «извращенном понимании патриотизма». Напомнив суду, что Мещерский упрекнул Стаховича в сочувствии японцам, Плевако заявил: «За это отрицание в Стаховиче права быть русским и любить более всего на свете свое князю Мещерскому отомстила судьба, и как отомстила! Многие русские люди пошли на японскую войну добровольцами. И что же: имени патриота князя Владимира Мещерского мы не находим там… Но среди святых граждан и гражданок страны внесено имя Михаила Стаховича». Плевако так завершил свою блестящую речь: «Нет, сколько бы ни исписал бумаги князь, не краснеющий и бесстрастный, он не докажет честно мыслящим русским людям, что нежелательны Стаховичи и нужны только Мещерские. Довольно с нас и одного Мещерского, дай Бог, побольше таких людей, как Стахович! Тогда мы встретим их и на ратном поле, умирающими за родину, и в лазарете, утоляющими раны и боли мучеников, и в мужах совета, говорящими смелую правду».

В результате нашумевшего процесса «Стахович против Мещерского» либеральная общественность получила полное удовлетворение: влиятельный черносотенец и личный друг императора был осужден за клевету на либерала Стаховича к двухнедельному аресту на гауптвахте.

Поучительный урок! Как тут не вспомнить знаменитые слова уже упоминавшегося Петра Струве: «Либерализм — это и есть истинный патриотизм».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera