Сюжеты

Высоцкий никогда не страдал этими болезнями!

О буйных фантазиях бывшего аспиранта Буянова

Этот материал вышел в № 06-07 от 24 января 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Культура

Как известно, после смерти знаменитых людей число их друзей-приятелей резко возрастает. В случае Высоцкого мы этот феномен наблюдаем уже тридцать лет. Но ладно б только «приятели», которые в одной «баньке по-черному» парились. Сейчас во...

Как известно, после смерти знаменитых людей число их друзей-приятелей резко возрастает. В случае Высоцкого мы этот феномен наблюдаем уже тридцать лет.

Но ладно б только «приятели», которые в одной «баньке по-черному» парились. Сейчас во времена пиара, беззастенчивого и беспощадного, – а самое мощное оружие пиара скандал, – появляется все больше «свидетелей» беспробудного пьянства и прочих непотребств Владимира Семеновича. Если всем им верить, становится совершенно непонятно, когда Высоцкий успевал писать песни и давать концерты, играть в спектаклях Таганки и сниматься в кино.

К нам в редакцию «Новой» пришло письмо от врача, лечившего Владимира Семеновича в шестидесятые годы, Аллы Вениаминовны Машенджиновой. Эта замечательная женщина и прекрасный специалист рассказывает об одном из таких пиарщиков «на Высоцком», бывшем аспиранте.

Как видим, не только недобросовестные журналисты, литераторы и киношники, но и бывшие врачи не прочь засветиться в лучах чужой славы.

25 января Высоцкому исполнилось бы 73 года.

Редакция 


Я врач-психиатр, в 60-е годы была лечащим врачом Владимира Высоцкого в 3-м мужском (санаторном) отделении 8-й психиатрической больницы имени Соловьева, в которой он лечился несколько раз.

В течение долгого времени мы поддерживали дружеские отношения, которые продолжаются и сейчас — с его женой (матерью его детей) Люсей Абрамовой и его сыновьями.

Периодически мне приходилось выступать в печати против нелепых измышлений о нем и его болезни. Впервые это случилось в 1992 году, когда в газете «Начало» (№ 21) была опубликована статья М. Буянова «Когда пало все», где он выдвигал самые нелепые, а порой и клеветнические версии относительно болезни Высоцкого и своих методов лечения, которое он якобы проводил. Например, сеансов гипноза на расстоянии (из зала театра). Или о вызываемом его присутствием отвращении пациента к спиртному.

Причем фактами тридцатилетней давности он оперировал с такой обезоруживающей легкостью, которая говорит не о его хорошей памяти, а только о его богатой фантазии.

Буянов никогда не имел никакого отношения к лечению Высоцкого, а общение с Владимиром Семеновичем у него ограничилось несколькими поездками в театр и обратно, когда по просьбе дирекции театра и Юрия Любимова мы несколько раз отпускали Володю на вечерние спектакли. Тогда в отделении мы и предложили молодому аспиранту Буянову сопровождать Высоцкого в театр, что для Буянова было большой удачей: попасть на Таганку в те годы представлялось почти невозможным.

В этой статье Буянов допускал выражения типа «алкаши», «пьянь», «я их терпеть не могу», что невозможно говорить о пациентах, страдающих такой тяжелой болезнью, как хронический алкоголизм. Не только бывшие врачи (а Буянов именно бывший, так как он оставил врачебное дело несколько десятилетий назад и занимается, как я слышала, какой-то «литературной деятельностью»), но и журналисты часто в выступлениях в печати и электронных СМИ позволяют себе высказывания, оскорбительные и обидные как для больных, так и для их родственников: «шизики», «психи» и т.д., не понимая, какую боль причиняют их слова, и что, касаясь такой темы, надо быть особенно осторожным и деликатным.

Подобная публикация зимой 2007 года появилась еще в одной московской газете, где речь шла опять о Владимире Высоцком, Олеге Дале (которого я тоже лечила), Олеге Ефремове и многих других, не только ушедших от нас, но и живых, с каким-то разухабистым названием «Лучше я загуляю, запью, заторчу». Журналистка позволила себе в грубой форме писать об этих людях, их жизни, их страданиях, не только не сочувствуя им и не страдая за них, а лихо употребляя непотребные слова и выражения.

После моего возмущенного звонка редакция прислала ко мне своего корреспондента и опубликовала мое интервью, которое, к сожалению, свелось к разговору только о Володе Высоцком, не затрагивая всей проблемы в целом.

И вот снова! Что и заставило меня опять взяться за перо. Летняя статья в «Московском комсомольце», приуроченная к годовщине смерти Высоцкого, а 4 января — передача Алексея Егорова «Водка. История всероссийского похмелья» по НТВ все с тем же персонажем — М. Буяновым.

Его фантазии и нелепости из статьи «Когда пало все» из уже не существующей газеты «Начало» в этой новой публикации дали богатые всходы. Теперь он ставит диагнозы, описывает синдромы болезней, которыми никогда не страдал Володя, говорит все о тех же невероятных методах лечения, которые у профессионалов ничего, кроме недоумения и улыбки, вызвать не могут. Такие нелепости, вздорные и противоестественные, как буяновские заявления о том, что запои «поддерживали и усиливали его талант», всерьез возмущают. Любой грамотный человек знает, что пристрастие к спиртному, алкоголизм, запои губят людей, разрушают их личность, убивают талант.

А после газеты — еще и январская телепередача по НТВ, где Буянов снова и снова повторяет свои бредни. Как остановить эту ложь? Или в атмосфере тотальной лжи, в которой мы живем, это невозможно?

Алла Машенджинова
Москва, 14 января 2011 года

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera