Сюжеты

На смену Николаю II должен прийти Кеннеди

<span class=anounce_title2a>Сюжет 11/12</span>

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 08 от 26 января 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

Эмиль ПаинПрофессор НИУ ВШЭ

Продолжение. Начало в № 06-07В прошлом номере была опубликована первая часть материала известного российского эксперта по этнополитическим проблемам Эмиля Паина. В ней анализировались причины и последствия событий 11 декабря на Манежной...

Продолжение. Начало в № 06-07

В прошлом номере была опубликована первая часть материала известного российского эксперта по этнополитическим проблемам Эмиля Паина. В ней анализировались причины и последствия событий 11 декабря на Манежной площади в Москве, опасности процесса «этнизации протестного поведения» населения России, а также религиозной мобилизации в российских регионах, связанных с исламом.

Черта оседлости: история повторяется

Многочисленные исследования, проведенные в разных странах, показывают, что в основе ксенофобии лежит не столько реакция на поведение иных этнических групп, сколько перенос на «чужих» комплекса социально-психологической неудовлетворенности, накопившейся в разных сферах жизни носителей фобий. Была бы ненависть, а враг найдется, поэтому он постоянно меняет свой образ. В начале XX века основной формой ксенофобии в России был антисемитизм, а в начале XXI он потеснен в массовом сознании антикавказскими настроениями.

С 1890 по 1903 год по югу России прокатилось несколько волн еврейских погромов. Российская власть тогда ответила на них примерно так же, как и нынешняя, — ужесточением условий проживания тех, против кого и была направлена ненависть. В черте оседлости евреям запретили участие в органах местного самоуправления и выезд из нее тех профессиональных групп, которые ранее имели на это право, например ремесленников. В Петербурге, Москве и других запрещенных для жительства евреев городах начались облавы и выселение людей, которые раньше имели право на жительство в них. К чему это привело? Погромы не прекратились, напротив, в 1905–1906 годах они стали еще более жестокими, но еврейская молодежь в массовых масштабах устремилась на баррикады первой русской революции. После чего последовал новый виток ограничений их прав. Что случилось потом, все знают — произошла последняя для династии Романовых революция.

Сегодня даже образ черты оседлости, одна лишь угроза ограничения прав для этнических групп, которые ими обладали, может привести к политическому взрыву.

В 1890 году 24 виднейших представителя российской культуры (Л. Толстой, В. Короленко, К. Тимирязев, В. Соловьев и другие) подписали «Декларацию против антисемитизма», в которой отмечалось, что всякое возбуждение национальной вражды «в корне развращает общество и может привести его к нравственному одичанию, особенно при ныне уже заметном упадке гуманных чувств, при слабости юридического начала в нашей жизни». Звучит как свежий комментарий к декабрьским событиям на Манежной площади, но ведь в конце XIX века национальную вражду разжигали по старинке, «вручную», без опоры на могущество средств массовой информации.

В начале XX века черносотенные партии были самыми массовыми по числу активных членов политическими организациями в России. С 1905 года, после появления Союза русского народа и всех отколовшихся и ответвившихся от него организаций, черносотенное движение находилось в прямой связи с правительством и финансировалось из специального фонда Министерства внутренних дел. Однако зарождались эти организации за 15 лет до их официального разрешения как самодеятельные движения.

В 1890 году возникла нелегальная организация «Русская дружина», вскоре разгромленная полицией. В том же году появилась полулегальная организация «Русское собрание». Эти движения складывались на юге России, в зоне черты оседлости, в которой этнические русские составляли либо незначительное большинство, либо даже меньшинство в сравнении с местным молдавским, украинским и еврейским населением. Здесь в начале прошлого века бурная индустриализация оставила без средств к существованию массу ремесленников и мелких предпринимателей. Здесь ощущалась острейшая безработица и, соответственно, конкуренция на рынке труда. Здесь в условиях чрезвычайной скученности острее проявлялось множество социальных проблем, включая массовое пьянство. Все эти беды бытовое сознание тогда, как и сегодня, связывало прежде всего с инородцами, а также с продажными чиновниками, которые обеспечивают им преимущества в ущерб русскому народу. Именно здесь впервые были выдвинуты лозунг «Россия для русских» и обращенные к власти требования обеспечить законодательно преимущество русскому народу. Ныне эту идею поддерживает более половины опрошенных во всей России.

Кризис политический — проявления этнические

В чем сходство событий, развернувшихся в России в начале XX и в начале XXI веков? В обоих случаях этнические столкновения стали лишь одной из форм отражения социально-политического кризиса. В начале прошлого века, как и в начале нынешнего, обнаруживались явные признаки дисфункции химерической системы, соединяющей рыночную экономику с окостеневшим полицейско-бюрократическим режимом.

Успехи российской экономики в начале прошлого века были более впечатляющими, чем в начале нынешнего. За 40 лет после отмены крепостного права Россия ворвалась в пятерку самых индустриально развитых стран мира по ряду важных экономических показателей.

Однако даже при росте экономической мощи страны ее самодержавная власть была не способна решить ни одной сколько-нибудь сложной социальной и политической проблемы. Даже талантливые администраторы были ограничены в возможностях проведения социальных реформ.

П.А. Столыпину удалось провести весьма радикальную аграрную реформу, но его более чем умеренные предложения «О пересмотре постановлений, ограничивающих права евреев» (октябрь 1906 года) были отвергнуты царем со следующей мотивировкой: «Несмотря на самые убедительные доводы в пользу принятия положительного решения по этому делу, внутренний голос все настойчивее твердит мне, чтобы я не брал этого решения на себя». Так ведь и сегодня важнейшие социальные и политические решения принимаются келейно, небольшой группой людей, руководствующихся все тем же «внутренним голосом» и индивидуальными стереотипами, не отличающимися от массовых.

И ныне, как и в начале прошлого века, подбор людей на высшие должности в государстве определяется все тем же принципом «личной преданности» в ущерб профессиональным качествам. О том, какую роль в судьбе Российской империи сыграл этот принцип, отмечал в своих мемуарах С. Витте. Характеризуя усиливавшееся при дворе влияние представителей черносотенных партий, он писал: «Большинство ее вожаков политические проходимцы, люди грязные по мыслям и чувствам, не имеют ни одной жизнеспособной и честной политической идеи… И бедный Государь мечтает, опираясь на эту партию, восстановить величие России. Бедный Государь».

И, наконец, главное: вертикальная и закрытая от общественного контроля система управления неизбежно порождает коррупцию, которая неслучайно переводится с латинского как «растление», она действительно растлевает, разлагает общество. Она и есть главная причина той формы межэтнических противоречий, которая складывалась в России прошлого века и еще больше — в нынешней. Тотальная коррупция ведет к тотальному недоверию, а оно легче всего облачается в образ этнического врага. Почему милиционеры выпустили людей, подозреваемых в убийстве Егора Свиридова? Неужели из-за большой любви к кавказцам? Коррупция создает условия для так называемой этнической преступности. Дело в том, что к закрытой коррупционной среде лучше адаптируются группы, сохраняющие патриархальную замкнутость и внутреннюю солидарность.

Каким образом Америке удалось существенно сократить активность и влияние итальянской мафии, сообщения о преступлениях которой ежедневно мелькали на страницах американской прессы вплоть до 1980-х годов? Прежде всего — развитием прозрачности в экономике и во взаимоотношениях политиков с бизнесом. А еще за счет возможности вывести людей из мафии в легальный бизнес, в Синатры и в сенаторы.

Роль открытого общества для решения этнических проблем можно проследить и от обратного, анализируя провал концепции мультикультурализма. Эта концепция, ставшая доминирующей во внутренней политике большинства стран Запада с 1970-х годов, фактически поощряла рост групповой идентичности, ослабляя общегражданскую, и в конечном счете привела к росту этнической замкнутости, к формированию закрытых этнических и религиозных ареалов уже не на основе государственной сегрегации, а на добровольных началах. Ныне страны ЕС отказались от этой политики. Они вновь стали поддерживать индивидуальную интеграцию граждан вне зависимости от национальной и религиозной принадлежности в единое гражданское общество.

В России никто не проводил политики мультикультурализма, в нулевые годы в ней вообще отсутствовала последовательная этническая политика, а государственные институты, которые должны были бы ее проводить, демонтированы. Однако вся социально-политическая среда, как я пытался показать, работает на раскол общества.

Гражданская культура имеет в социологии еще одно название — «партисипаторная» культура участия. Но в чем сегодня можно участвовать активному человеку в России? Социальные лифты заржавели, и социальная мобильность, особенно для молодежи, представляет огромную проблему. Публичная политика фактически отсутствует, поэтому политическая активность невозможна. Профсоюзная тоже парализована. У нас легче протестующим людям перегородить Транссиб, чем объявить забастовку. Путь в футбольные фанаты, в скинхеды или в религиозные секты — это тот небогатый выбор, который оставляет нынешний режим для реализации живой молодежной активности.

Внутренняя политика, знающая только слова «запретить», «ужесточить», «не пускать» и «наказать», оказалась для Николая II самоубийственной в прямом смысле этого слова. Она же оказалась убийственной для экономически успешной Российской империи, поскольку оставила ее активным силам узкую щель для выбора между черносотенным охранительством и большевистской революцией, выбора между огнем и полыменем. Ныне выбор еще уже, поскольку сегодня и охранительство, и революция в нашей стране могут быть только черносотенными. Третьей силы нет. Либералы расколоты еще больше, чем общество. Те из них, кто на виду, спорят о том, куда сесть и на какую часть Триумфальной площади стать.

Полтора года до президентских выборов

События на Манежной площади не похожи на стандартные этнические волнения. Это подспудный социально-политический протест в этнической форме. Но как раз эта форма делает маловероятным направление такой активности в русло гражданской солидарности и гражданского творчества. Впрочем, в новейшей мировой истории опыты подобной трансформации были. Так, почти фантастический по результативности поворот США от тотального расизма еще в 1960-е годы к избранию президентом афроамериканца в 2008 году неразрывно связан с именем президента Дж. Ф. Кеннеди, хотя роль инициатора политики борьбы с расизмом он взял на себя не сразу.

Кеннеди с небольшим перевесом победил на выборах 1960 года. Затем его рейтинг стал падать вследствие ощущения хаоса в стране, вызванного нарастающими негритянскими волнениями. К началу 1963 года в ответ на эти волнения в США резко возрос уровень расистских настроений. Это вынудило Кеннеди затормозить реформы расовых отношений и расширение гражданских прав чернокожих во избежание открытой конфронтации с расистами, чреватой осложнением отношений с конгрессом. Он отказался от поддержки нового законодательства о гражданских правах, включая и законопроект Кларка — Селлера, подготовленный по его же просьбе. До мая 1963 года работа над негритянской проблемой, по воспоминаниям его советника А. Шлезингера, стояла последней в списке планов президента.

Однако уже в июне, примерно за полтора года до выборов, Кеннеди направил внеочередное послание конгрессу, в котором изложил свою программу в области гражданских прав. Ее политический смысл состоял в идее «превращения негритянской революции в мирную и конструктивную». В своей избирательной кампании Кеннеди рассчитывал не столько на поддержку черного меньшинства, значительная часть которого тогда еще была лишена избирательных прав, сколько на сплочение умеренных, здравомыслящих сил белого большинства пред лицом надвигающихся угроз межрасового раскола. Содержащиеся в послании предложения Кеннеди по расовой проблеме были весьма умеренными и компромиссными. Однако спустя годы это послание стали оценивать как переворот в общественных отношениях США, как программу «новых рубежей» в области гражданских прав. Этой программе следовали в дальнейшем все президенты США вне зависимости от их партийной принадлежности.

Можно ли ожидать, что нынешний президент России, политику которого в прокремлевской прессе называют «вторым изданием хаоса 1990-х», воспользуется уроком президента Кеннеди? Можно, но, увы, только в качестве рождественской сказки.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera