Сюжеты

Борис НЕМЦОВ: «К нам в камеру подсадили человека, оказалось, что у него открытая форма туберкулёза»

Оппозиционный политик считает, что его отсидка в СИЗО сопровождалась целой серией провокаций

Этот материал вышел в № 06-07 от 24 января 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Общество

Валерий ШиряевНовая газета

- Омар попал к нам в камеру за хранение наркотиков в малых дозах, за это ему дали административный арест. - За какие наркотики — он не говорит? - За какие-то таблетки, я к наркотикам никакого отношения не имею, так что не знаю. По-моему...

- Омар попал к нам в камеру за хранение наркотиков в малых дозах, за это ему дали административный арест.

- За какие наркотики — он не говорит?

- За какие-то таблетки, я к наркотикам никакого отношения не имею, так что не знаю. По-моему амфетамины. Он наркоман, по профессии - врач. Ему около сорока. Он сказал, что наполовину русский, наполовину дагестанец. Поскольку я болел, а он единственный врач, то он пытался меня лечить, полоскали горло фурецелином. Он произвел на меня вполне нормальное впечатление. У нас вообще обстановка в камере была человеческая, нормальная. Со времен царя, к политическим всегда с почтением относились. Ко мне относились достаточно уважительно, никаких особых проблем у меня там не было. Я был в общей камере и отношения с милицией были ровные, никаких эксцессов, проблем. То, что возможны какие-то провокации мне и в голову не приходило. Мне только вчера объяснили ребята, что в камеру к нам подсадили Василия из Молдавии, оказалось, что у него открытая форма туберкулёза. Как только я ушёл из тюрьмы, его сразу перевели в карантинную камеру. Теперь придётся проходить диспансеризацию. Я честно даже не думал, что могут быть какие-то провокаторы, но эта деталь стала ясна. После я встретился с Георгием Новожиловым и его другом Александром, с которыми мы тоже были в камере. Они за мелкое хулиганство сидели, сейчас тоже вышли. Ничего такого экзотического я в поведении Омара не заметил. Наоборот, мне показался он вполне добродушным человеком. Несчастье у него такое, наркоман он, ему тяжело. Всё, что делали в камере: читали мои доклады "Путин.Итоги", "Лужков.Итоги".

- Откуда они там взялись?

- Мне их приносили. Литературу можно приносить. Долго обсуждали политические вопросы. В конце концов, ребята, которые со мной сидели все поняли, кто такой Путин, Медведев, Сурков, Якеменко и что такое оппозиция. Омар тоже интересовался, он даже интересовался "стратегией 31", можно ли участвовать в акциях 31го числа.

- Из чего вы делаете вывод, что люди, которые пришли с предложением за деньги дать показания под запись об этом якобы состоявшемся изнасиловании относятся к каким-либо молодёжным движениям?

- Дело в том, что когда я еще находился в камере, с 7 числа, рождества Христова, начались провокации. Сначала мне пытались передать книги вроде "как себя вести, если тебя изнасиловали". Чтобы передать что-то, нужно написать свою фамилию, имя, отчество, время передачи, подпись. Фамилию передававшего мы взяли, посмотрели ее в нашей картотеке, его опознали. Это парень из Мордовии, есть его адрес и фотография, он числится в молодёжной организации "Сталь". Потом через несколько дней по Москве они развесили плакаты-самоклейки на столбах и вокруг тюрьмы, они есть в интернете. Плакаты о том, что по информации, которой они располагают, Немцов подвергся сексуальным домогательствам. Авторство этих плакатов также принадлежит "Стали", плакаты есть на их сайте, сайте "Наших" и "Полит-онлайн". "Наши" и "Сталь" устроили чёрную пиар-компанию уже по моему выходу из спецприёмника. То, что произошло с Георгием Новожиловым и Александром - продолжение этой операции. В воскресенье утром им позвонил Андрей, телефон которого у меня есть, предложил им записать на видео сообщение о том, что Немцов сидел с ними в камере, к нему подошёл голый бомж и стал до него домогаться, дотрагиваться до его гениталий. Им сказали, что если те на камеру подтвердят, что Немцова насиловали, что он давал милиции взятки, чтобы те относились к нему по-особенному, что он вёл себя высокомерно и по-хамски, то за это им заплатят по три тысячи долларов каждому, но десять тысяч рублей будет откатом тем, кто записывает. Поскольку ребята посчитали, что это несусветная подлость, они позвонили мне. Ещё в камере мы обменялись телефонами. Мы встретились, они были в абсолютном шоке и рассказали всё мне, разговор был записан. после этого они поехали на встречу с этими негодяями, встреча состоялась на Перовском шоссе около 9 часов вечера. Во встрече участвовали три человека со стороны этих "нашистов". Они сказали, что они запишут разговор, а потом заплатят деньги. Георгий с Александром отказались от таких условий, требуя деньги вперёд. Тогда "нашисты" поехали к Омару. Это стало известно уже после. Когда ребята мне позвонили и рассказали о прошедшей встрече, я их попросил позвонить остальным сокамерникам и предупредить о возможной провокации. Когда они поздно ночью дозвонились до Омара, он сказал, что к нему уже приезжала бригада с камерой и он всё рассказал. Тогда ребята сказали, что им надо встретиться, уже договорились о встрече, но Омар отключил телефон, встреча не состоялась.

- Для того чтобы позвонить тем, кто сидел с вами в одной камере, и Новожилову, и Омару, те должны были иметь их телефоны.

- Я думаю, что они их взяли в тюрьме. Когда человек попадает в спецприёмник, он заполняет анкету. В ней фигурирует фамилия, имя, отчество, адрес и контактный телефон. Кроме того, все телефоны тех, кто сидит находятся в специальном боксе у милиции. Для того, чтобы узнать номер, достаточно просто включить его и позвонить на чужой телефон, тогда он определится. Поскольку эта провокация организована властью, я думаю, что они непосредственно связаны с милицией, получить номера сидящих в спецприёмнике им ничего не стоит. Ведь они знают не только их номера, но и где Новожилов и Александр живут. Потому, что когда Георгий приехал на встречу, эти негодяи ждали его прямо у подъезда. На вопрос Георгия о том, откуда они знают, где он живет, те сказали, что вообще все про него знают. Очевидно, что они получали информацию в том числе из правоохранительных органов. Иначе как они могли всё это вычислить? Это серьёзная операция, в которой задействован не только министр по делам молодёжи и его куратор Сурков, в ней задействована милиция.

- Таким образом получается, что если бы вы решили задокументировать с помощью милиции акт передачи денег и съёмки, с большой долей вероятности милиция бы сказала, что дело потеряла?

- Когда "нашисты" и "Сталь" участвовали в акциях у тюрьмы, когда я выходил, они стояли с плакатами и клетками с петухами. Они это активно педалировали, хотя вся моя жизнь связана с женщинами и я этого не скрываю, даже горжусь. Так что они избрали меня в качестве объекта по своему полному идиотизму. Так вот когда "нашистов" задерживали у тюрьмы, раздавался "звонок" и их отпускали. Не было ни одного случая, чтобы провокаторы, которые гнусным образом нарушают закон и порядок, представали перед судом. То, что сейчас произошло - это принуждение к клеветническим показаниям.

- То есть во время вашей вынужденной "отсидки", кто-то из них задерживался?

- Задерживали представителей "Наших", "Стали", "Молодой гвардии". Например, стоит один наш парень с плакатом "свободу Немцову", одиночный пикет у нас разрешен и не требует предварительного согласования. К нему подходит "нашист" со своим плакатом. И так как это уже не одиночный пикет, их тут же вместе забирают. Но потом нашему парню дают повестку в суд, а этого отпускают. За время, что я находился в камере, таких случаев было семь.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera