Сюжеты

Налог на болванов

В России уже был государственный деятель, которого называли «Два процента». Теперь появился режиссер, которого вместо имени можно называть «Процент»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 09 от 28 января 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Общество

Алексей ПоликовскийОбозреватель «Новой»

Этот налог абсурден. Про это уже сказано тысячу раз, и все-таки стоит повторить, что математик, покупающий ноутбук для работы, и фотограф, покупающий флешку для записи своих фотографий, и студент, покупающий нетбук для болтовни в Скайпе, и...

Этот налог абсурден. Про это уже сказано тысячу раз, и все-таки стоит повторить, что математик, покупающий ноутбук для работы, и фотограф, покупающий флешку для записи своих фотографий, и студент, покупающий нетбук для болтовни в Скайпе, и еще тысячи и тысячи людей — являются невинными жертвами режиссера Михалкова, который под шелест патриотических речей обложил налогом всю цифровую Россию.

Это только в сладких мечтах о прошлом предметами народного обихода являются горшок с кашей, крынка с квасом и картуз, содранный с головы при приближении барина. В сегодняшней России предметами народного обихода являются компьютеры, принтеры, сканеры, флешки и мобильные телефоны, которые тоже попали в список облагаемых налогом вещей. И это совсем не «налог на болванки», как его называют, — это налог на всю совокупность цифровых технологий, но прежде всего на болванов, которыми являемся в этой ситуации все мы. Сквозь страницу с текстом постановления о введении налога так и сочится государственная наглость: «Да куда они денутся, эти болваны, все равно заплатят!»

С тем же успехом писатели могут обложить налогом принтеры, создатели выкроек швейные машинки, авторы кулинарных рецептов газовые плиты, а художники — производителей бумаги. Все это тоже примеры вещей и технологий, использующихся для копирования, воссоздания, воспроизведения. Но можно ли представить себе Льва Толстого, пишущего письмо в компанию Canon с требованием платить ему процент с каждого сканера, потому что он может быть использован для снятия копии со страницы «Анны Карениной», и можно ли вообразить себе Илью Репина, задумавшего взять процент с каждого проданного листа бумаги на том основании, что на нем может быть воспроизведен его рисунок?

У нас уже был государственный деятель, которого вместо имени все дружно называли «Два процента». Теперь у нас появился режиссер, которого вместо имени можно называть «Процент». Цифирки процентов гораздо лучше выражают суть этих людей, чем их лирические заявления и политические декларации. Правда не то, что они говорят, а то, что они делают. И этот налог очень хорошо показывает, что они делают и что хотят делать.

Рост цен составляет 20% в год. Инфляция — не меньше. Рост цен на ЖКХ опустошает карманы. Бензин дорожает. Гречка тоже. Может быть, в таких условиях имеет смысл принять закон, обязывающий всех работодателей России раз в полгода индексировать зарплату в соответствии с инфляцией? Но такую идею не пустят даже на порог правительства — зато время обсудить и принять постановление о введении в действие нового налога всегда найдется!

И какой же это налог они находят время обсудить и ввести? Налог на нефтяные компании, который весь, до последней копейки, пойдет на повышение пенсий? Налог на частных лиц, покупающих спортивныt клубы за рубежом? Налог на автомобили высшего ценового сегмента, который весь будет истрачен на ремонт детских домов? Налог на строительство дворцов, поступления от которого пойдут на ремонт хижин? Нет, о таких налогах наши министры и думать не думают, но зато налог на компьютеры они вводят без долгих размышлений.

Этот небольшой — в 1% — налог, как маленькое зеркальце, отражает всю нашу реальность. Можно петь итальянские арии о передовых технологиях, можно ковать планы по созданию электронного правительства, можно вести блоги и даже на заседания правительства приходить с модным планшетом, но вся эта приверженность прогрессу лопается как пузырь, как только появляются резоны посильнее. Какие же?

А простые. Если кто-то ходит к лидеру нации на именины, то он и получит на откуп целый налог. И вот блестит сусальное золото поучений, струится приторная патока хорошо интонированного голоса. Откинувшись на мягкое сиденье большой черной машины, учитель жизни, собирающий со всех нас — по копеечке, по копеечке! — свой законный 1%, мчится с мигалкой мимо людей, покорно стоящих в пробках на улицах столицы. Мчится — и вальяжно учит нас всех любви к власти и почитанию начальства. Но в каком священном тексте этот поборник православия вычитал, что учителя жизни могут носиться по улицам с мигалками? В каком тексте философа Ильина он прочитал, что художник должен быть бизнесменом, возводящим отели, и мытарем, дерущим денежку с народа? Синяя мигалка и искусно выписанная самым лучшим художником цифра «1%» достойны быть на его гербе.

Арбитражный суд лишил михалковский РСП права распоряжаться налогом, собираемым с продаж компьютеров, дисков и DVD-проигрывателей. Конкурирующий РОСП, претендовавший на эти же деньги, торжествует. Все остальные смотрят на схватку бульдога с бультерьером со смесью любопытства и отвращения.

Это бьются не «Спартак» и  ЦСКА — нам болеть тут не за кого.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera