Сюжеты

Как рушатся властные пирамиды

Вслед за Тунисом массовые волнения начались и в Египте

Этот материал вышел в № 10 от 31 января 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

Тунис, Египет, Йемен… Что объединяет бурные события, которые происходят в этих странах, похоже, по одной и той же схеме: массовые волнения с максималистскими требованиями смены режима, а не частичного реформирования чего бы то ни было? Не...

Тунис, Египет, Йемен… Что объединяет бурные события, которые происходят в этих странах, похоже, по одной и той же схеме: массовые волнения с максималистскими требованиями смены режима, а не частичного реформирования чего бы то ни было?

Не соглашусь с теми, кто называет происходящее «желудочными революциями». Конечно, общее социально-экономическое неблагополучие было и остается важным источником потрясений, но сказать, что произошло нечто драматическое, причем сразу в трех странах, — будет явным преувеличением. Проблемы «хлеба насущного» были и останутся надолго важным фоном, на котором развиваются протесты самого разного рода повсюду в мире. Да и «желудочные» потребности бунтарей в каждой из рассматриваемых стран весьма существенно разнятся: йеменцы, например, привычны довольствоваться совсем не тем, чем даже египтяне, не говоря уже о тунисцах. Кстати, и системы «общественного подкорма» населения в каждой из этих стран таковы, что от голода там мало кто умирает в буквальном смысле (столовые социальные и при мечетях, магазины для бедняков и т.д.).

Независимо от того, чем завершатся беспорядки в Египте и Йемене, уже сейчас можно утверждать, что свершилось нечто кардинально важное. Если до «истории с Тунисом» египтяне и йеменцы привычно наблюдали гигантский разрыв в условиях существования своего и правящей верхушки, мирились с этим как с данностью, то развязка ситуации в Тунисе (бегство президента Бен Али) показала явственно: эту данность в виде несменяемых правителей и их кланов изменить можно. А уж как скажутся перемены на «желудках» бунтовщиков — вопрос другой. Расчет, разумеется, на лучшее.

Второй общий для бунтарей вывод таков: осевший на вершине властной пирамиды клан лишь «выпускает пар» имитацией выборов — избирательный процесс искажается (нерегистрацией партий, недопуском нежелательных элементов к СМИ), результаты народного волеизъявления неизменно фальсифицируются. Словом, только всенародным бунтом и можно добиться справедливости, полагают демонстранты.

Меня не удивило, что сразу после отбытия из Туниса Зин аль-Абидин Бен Али был политически отринут руководством всех ведущих стран мира. И это притом что он считался вполне прозападным и, в частности, проамериканским. Во-первых, за 23 года своего правления он ничего не совершил такого, за что США и Европа должны были бы быть ему безмерно благодарными. Тунис — далеко не ключевая страна региона, вокруг которой обычно плетутся интриги и от позиции лидера которой многое зависит для мировых игроков. Второе, и самое важное: масштабы коррупции окружения Бен Али были такими, что закрывать глаза на них становилось невозможным.

Иное дело — египетский президент Хосни Мубарак. Не будет преувеличением связать с этой правящей в Египте уже ровно 30 лет фигурой отсутствие масштабных войн в регионе, удержание Страны пирамид в разряде современных светских государств, да и сохранение умеренного лагеря в арабском мире в целом. Коррупция и кумовство? Разумеется, были и есть. Но отнюдь не в таких масштабах и не столь откровенно, как в случае с тем же Бен Али. Неудивительно, что в разгар беспорядков, в пятницу вечером, 28 января, госсекретарь Хиллари Клинтон призвала стороны воздер-жаться от насилия, а Мубарака — пойти на требуемые реформы. То есть глава госдепа США явно выразила беспокойство перспективой свержения Хосни Мубарака — чего и в помине не наблюдалось в ходе аналогичных событий в Тунисе в отношении Бен Али.

При всем кажущемся сходстве канвы развития событий принципиальное различие ситуаций в Египте и Тунисе в том, что если для тунисцев угроза исламизации — не более чем фантом, призрак, нечто малореальное, то для Страны пирамид эта угроза реальна и конкретна. Достаточно напомнить такие факты: пресловутая раскинувшая свои сети по всем странам региона организация «Братья-мусульмане» зародилась именно в Египте в 20—30-е годы и с тех пор имеет там серьезные корни и достаточно масштабную поддержку. Предшественник Мубарака президент Анвар Садат был убит членом этого самого «мусульманского братства» в ноябре 1981 года; сам Хосни Мубарак то и дело подвергается покушениям со стороны «братьев». С двумя последними лидерами Египта у «братьев» свои особые счеты — исламисты отомстили Садату за подписание сепаратного мира с Израилем в 1979 году, а Мубараку мстят за сохранение этого мира. Неудивительно и то, что в минувшую пятницу Каир временно покинули все без исключения сотрудники израильского посольства. Иными словами, Египет президента Мубарака — это не просто крупнейшая и самая мощная в военном отношении арабская страна, но и важнейший элемент, если угодно, оплот мирной конструкции в регионе Ближнего Востока. И в этом нет преувеличения. Согласимся, что в этом аспекте сравнивать Тунис и Египет даже несерьезно.

Решающее значение Египта для сохранения мира в регионе всегда побуждало американцев не только поддерживать Хосни Мубарака, но и изучать возможные альтернативные сценарии развития событий — «после Мубарака». Работая в Каире, в 90-е годы я довольно часто слышал сетования египетских официальных лиц на то, что вот американцы, мол, вступают в тайные контакты с оппозицией, что вызывает недоумение властей. И это было чистой правдой: аккуратно, чтобы не сильно раздражать окружение Мубарака, американские дипломаты действительно общались с представителями оппозиции, но только не с исламистами. Как теперь становится ясно, в том числе и из утечек WikiLeaks, подобный взрыв недовольства американские аналитики не исключали уже давно, о чем, кстати, регулярно предупреждали и самого Мубарака, побуждая его к проведению реформы политической системы. Но тот отвечал американским доброжелателям одним аргументом:  «У нас все под контролем». Как выяснилось, не все.

Сегодня аналитики Египта, США да и других стран тщательно изучают, в какой степени Мухаммед аль-Барадеи, возглавивший одну из оппозиционных структур и претендующий на лидерство оппозиции в целом, мог бы стать реальным наследником Хосни Мубарака. А пока суд да дело, самого аль-Барадеи держат под домашним арестом.

Вот почему главным сценарием развития событий в Египте, судя по всему, будет тот, который предполагает максимальные усилия во имя сохранения Хосни Мубарака в качестве президента — как минимум на переходный период, когда ему будет подготовлен «преемник» (предыдущий вариант преемничества сыном Гамалем уже, понятно, отпадает), который пройдет через выборную систему с расширенным участием политических игроков из числа оппозиции. Ставка на этот сценарий предполагает, что в случае продолжения массовых выступлений дальнейшего кровопролития среди демонстрантов не избежать.

Между тем эхо столкновений демонстрантов с полицией в крупных городах докатилось и до курортных зон на Красном море, где в этот сезон любят отдыхать российские туристы. Мощные акции протеста прошли в Луксоре и в Хургаде. Общее количество российских граждан, отдыхающих сейчас в Египте, по оценкам Ростуризма, достигает 20 тысяч человек. Им рекомендовано не покидать места своего проживания. На момент подписания номера в печать сообщений о пострадавших среди россиян не поступало. Впервые сотрудники МИДа, Минспорттуризма и Ростуризма  создали совместный оперативный штаб (с участием также операторов туристических и авиакомпаний) для решения возможных проблем россиян в этой стране.

Информация на момент подписания номера

EPAАхмед, житель Каира:

— Армия охраняет только несколько объектов в центре Каира — Египетский музей, национальное ТВ, министерства. Горячего питания для солдат не организовано, и жители окрестных домов приносят для них еду и воду. Я видел, как старший офицер возглавлял колонну протестующих. Говорят, что армейские командиры переходят на сторону народа.

Полиции на улицах нет вообще. Ходить действительно опасно. Многие преступники в эти дни были освобождены по амнистии министерства внутренних дел, другие сбежали во время штурма тюрем. Много отморозков в городе. Сначала они выламывали витрины, выносили компьютеры, бытовую технику, даже одежду. Теперь они врываются в дома. Произошло несколько десятков убийств во время ограблений. Сейчас египтяне организуют уличные патрули, чтобы защищать свои дома. Я тоже в таком патруле. Мы охраняем наш квартал от грабителей. Огнестрельного оружия у нас нет — мы вооружены ножами, дубинками, битами. Мы понимаем, что нарушаем комендантский час и можем быть арестованы, но мы не можем сидеть и ждать, пока к нам вломятся.

Почти все продуктовые магазины закрыты или разграблены. Невозможно купить продукты. Закрыты многие предприятия и компании, и люди, свободные от работы, тоже выходят на улицы.

Интернета нет, сотовая связь то и дело отключается.

На улицах гарь — все время что-то горит.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera