Сюжеты

Искусство уходить красиво

Решение об отставке Бориса Ельцина, о котором народ узнал 31 декабря 1999 года, оказалось не в интересах страны

Этот материал вышел в № 11 от 2 февраля 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

Андрей Колесниковспециально для «Новой»

До сих пор степень добровольности ухода Бориса Ельцина с поста президента — одна из тайн российской политической истории. Тайн, тщательно и любовно оберегаемых. Внешне Борис Николаевич, которому 1 февраля исполнилось бы 80 лет, ушел очень...

До сих пор степень добровольности ухода Бориса Ельцина с поста президента — одна из тайн российской политической истории. Тайн, тщательно и любовно оберегаемых.

Внешне Борис Николаевич, которому 1 февраля исполнилось бы 80 лет, ушел очень красиво, как и подобает настоящему политическому деятелю, который не держится за власть до побеления в пальцах, а принимает решение в интересах страны. Наверное, в этой логике лидер и действовал. Только его ведь убедили в том, что так надо. И решение это, как выяснилось даже не годы спустя, а почти сразу, оказалось не в интересах страны. Доказательства? Вот они, за окном: неслыханно коррумпированная, до сих пор бедная, с ограниченным радиусом взаимного доверия, с убегающими капиталами и людьми страна.

Можно по-разному относиться к Ель-цину. Чеченская война была очевидной ошибкой Ельцина, эхо которой мы расхлебываем ровно сегодня — себя взрывают в основном шахиды, родившиеся и выросшие в ходе той «победоносной» кампании. Сам Борис Николаевич нес на себе печать советского секретаря обкома — по манерам и поведению. Но — это был настоящий лидер. Это был политический борец с мощнейшей волей к власти. Это был политический деятель, который дал не только политическую «крышу», но и имя болезненным и необходимым реформам. Это свойство, столь необходимое сегодня, напрочь отсутствует в сегодняшних начальниках. Именно начальниках, а не лидерах. Потому что лидеры до такой степени не бояться потерять собственную власть.

Удивительным образом нынешние руководители «отталкиваются» от эпохи Ельцина в двух, прямо противоположных смыслах. С одной стороны, 1990-е, время Ельцина, для них — «лихие» годы. Тогда был беспорядок и анархия, сейчас — стабильность. После Кущевской, Манежной, приговора Ходорковскому разговоры эти как-то стыдливо потускнели, но отмазка остается отмазкой. С другой стороны, нынешняя власть всем, вот просто буквально всем, обязана Ельцину. Владимир Путин — политик 1990-х. Он таким был, таким и остался. И он знает, кому и чем обязан своей карьерой. Иначе бы не писал предисловия к биографии Бориса Николаевича, написанной Борисом Минаевым. Иначе вечером 1 февраля не отмечалось бы 80-летие первого президента России торжественным концертом с исполнением классической музыки, а 2 февраля не проходила бы конференция памяти Ельцина. Иначе не сказал бы Валентин Юмашев, один из литобработчиков мемуаров Бориса Николаевича и аппаратных «отцов» Владимира Путина в интервью «МК»: «Представьте себе, у вас есть компания, которую вы создавали 10 лет. Вы долго и мучительно ищете преемника на свое место. Находите. И даже если вам кажется, что он стал делать что-то не так, как делали бы вы, будете ли вы его открыто критиковать? На мой взгляд, Борис Николаевич считал Путина своим политическим сыном, своим проектом, своим детищем».

И вот есть характерное противоречие между стилями двух празднований. 80-летие Ельцина — важная дата для демократов. И одновременно — для сегодняшней власти. Пропасть между ними — огромная. Весьма показательно, что утром 1 февраля на могиле Ельцина на Новодевичьем кладбище собрался народ не из нынешней элиты, а из вчерашней, в частности, помощники и советники Бориса Николаевича. А вечером — помпезный концерт в Большом театре с участием Путина, «проекта» и «детища». Многим коллегам пришлось буквально разрываться — побывать и там, и там: и чтобы приличным человеком остаться, и пиетет к власти соблюсти…

Отставка Бориса Николаевича 31 декабря 1999 года была неожиданностью для всех. 30-го числа должна была производиться запись обращения, написанного спичрайтерами. Тогдашний референт президента Андрей Вавра рассказывал мне: «Я пришел с приема в Кремлевском дворце в помещение, где должна была вестись запись. Положил бумаги так, чтобы их удобно было читать. Ждал и думал, что как-то наплевательски начальство на этот раз отнеслось к телеобращению. И уже где-то за полчаса до записи вошел Юмашев и дал мне в руки текст. Увидев обращение, я обомлел: чуть ли не с первых строк — «ухожу в отставку». Утечек никаких не было».

…25 декабря 1991 года в прощальном телеобращении к народу Михаил Сергеевич Горбачев сказал: «Жизненно важным мне представляется сохранить демократические завоевания последних лет. Они выстраданы всей нашей историей». 31 декабря 1999 года россияне услышали от Бориса Николаевича Ельцина: «Прощаясь, я хочу сказать каждому из вас — будьте счастливы. Вы заслужили счастье. Вы заслужили счастье и спокойствие».

Трудно себе представить более разных людей, чем Горбачев и Ельцин. Однако их прощальные слова удивительным образом гармонируют друг с другом, а главное… не потеряли актуальности до сих пор.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera