Сюжеты

Анатомия боли

Родственники погибших в теракте на Дубровке — родственникам погибших в теракте в «Домодедово»

Этот материал вышел в № 12 от 4 февраля 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Общество

Галина Мурсалиеваобозреватель «Новой»

«… На месте теракта с родственниками пострадавших работают психологи…» — эта фраза, как ни чудовищно она звучит, стала для нас привычной. Нам кажется, что в заданных трагических обстоятельствах все идет правильно. А людям, которые хоронили...

«… На месте теракта с родственниками пострадавших работают психологи…» — эта фраза, как ни чудовищно она звучит, стала для нас привычной. Нам кажется, что в заданных трагических обстоятельствах все идет правильно. А людям, которые хоронили своих близких, погибших в терактах, все видится иначе…

Как они справлялись с горем? Что помогало? Как они такое пережили? И что могут сказать тем, чья боль сейчас разверзлась?

Наталья и Владимир КУРБАТОВЫ, родители 14-летней Кристины. Девочка была исполнительницей главной роли в мюзикле «Норд-Ост»… Успела вывести из зала младшую сестренку…

Наталья: Прошло восемь с половиной лет, но я как сейчас помню первые 40 дней, когда ты пьешь таблетки, чтобы заснуть, но просыпаешься очень быстро от острой боли… Если зуб болит, ты знаешь, что делать, а если болит потеря, которую ничем, никак, никогда не восполнить… Ломка, адская боль. Спасло то, что мы объединились, люди общего горя. Нас извне никто другой не мог понять, мы всех воспринимали как чужаков. И я сейчас могу сказать только одно: люди, потерявшие своих близких в теракте, — объединяйтесь! Мы устраивали чаепития и рассказывали друг другу о своих погибших. Слушали каждого, не перебивая, и каждый имел возможность говорить.

Владимир: Неизвестно, что поможет конкретному человеку… Но путь скорби бесконечен. Резкая и сильная боль — внезапная, страшная гибель родного человека… Это слегка притупится, но останется навсегда. Вся жизнь переоценится. Я бы обратился не к тем, кто сейчас потерял близких, а к тем, кто с ними знаком. Их надо просто не оставлять одних. Не замалчивать, не взывать: «Все, ладно, успокойся…» — в момент, когда человек говорит о своем погибшем… Существует такая каменная точка зрения, что не надо человеку напоминать о его горе. Да он не забывает о нем ни на минуту! Но если его не слушают, он просто уходит в себя, замыкается…

По нашему дикому опыту...  Мы, потерявшие близких, собирались по 12—15 человек. Так сложилось, что у многих погибли мужья, и я был единственным мужчиной в кругу плачущих женщин. Казалось, что мы никогда не выйдем из этого горя, повторяясь многократно. Но это спасло: надо дать возможность говорить, говорить, говорить…

До сорокового дня я смотрел, повсюду искал свою дочь. Безотчетно… Потом понял, осознал: это безвозвратно. Что теперь — другая жизнь. Моя Кристина рядом, просто ее нет физически.

Наталья: Людям надо как-то найти свою соломинку, чтобы дальше жить. Руки опускаются. Сил придавали наши акции: мы зажигали свечи, делали карточки с именами и фото погибших. Много совместных дел, иначе человек тонет в самокопании, он может оттуда и не вынырнуть…

Может показаться, что нам, родственникам погибших при теракте на Дубровке, было проще познакомиться, потому что ситуация была другой. Наших близких держали в заложниках, был создан штаб, там люди узнали друг друга. А в аэропорту все случилось молниеносно. Нет, многие из нас тоже не были знакомы друг с другом. Знакомились позже, к примеру, в клинике неврологии…

Друзьям и знакомым пострадавших хочу сказать: нет ничего больнее, чем понимать, что окружающие начинают забывать о твоем горе.

Владимир: Возможно, кому-то помогли специалисты. Нашей семье — нет. Они все время «зазывали» нас в нереальность: таблетки, уколы… Моей жене говорили: «Уберите все фотографии погибшей с глаз». Притом что на  рабочем столе того, кто говорил, стояли рамочки с фото дочери и внуков…

Может быть, нам просто не повезло. Но я убежден, что помочь может только тот, кто искренне сочувствует, кому тоже больно. Кто трудно, тяжело, но вытаскивает тебя в реальность…

Наталья: Мы — навсегда надломленные люди. Но вместе мы — выжили. Многие встали на крыло. У нашей старшей дочери родился ребенок. Мы живем. По-другому, но живем.

Виктория ЗАСЛАВСКАЯ, мама 13-летнего Арсения Куриленко, исполнителя главной роли в спектакле «Норд-Ост». В день захвата заложников он не должен был быть на сцене, пришел специально, чтобы посмотреть на игру Кристины Курбатовой. Он был влюблен в нее, ребята дружили. Похоронены рядом…

Виктория: Наверное, так, как мы понимаем  людей, чьи близкие погибли в аэропорту «Домодедово», их не понимает никто. Ну что это было: на тебя как будто мешок надели, и мир перестал существовать… Про себя могу сказать, что мне без помощи специалистов было бы не обойтись. Меня спасали в Институте Сербского, я лежала в маломестном стационаре. Тяжелые разговоры шли на пользу, а вот медикаментозное лечение помогало только поначалу. Потом я стала понимать, что начинаю «подсаживаться»… И если бы не наш кулак из людей, также похоронивших своих родных, то трудно даже и сказать, как бы дальше все сложилось. Со стороны это, должно быть, выглядело страшно: мы с утра до ночи говорили одно и то же, переливали из пустого в порожнее… Но именно от того, что все были в одинаковом положении, это было естественным. А через какое-то время почувствовали в себе силы для других забот.

Но люди разные, среди нас были те, кому такое не помогало, которые отгораживались. Это все очень индивидуально… Человеческая психика по-разному защищается и выставляет блоки. Происходит глубочайшая перестройка внутри: к примеру, я работала актрисой в театре «У Никитских ворот», но после случившегося так ни разу и не вышла на сцену. Как отрезало: меня той, бывшей Виктории Заславской, больше нет…

Я не жалею о своем выборе. Есть много стадий горя: сначала человек думает: «ЗА ЧТО?» Потом: «Для чего?» Не верьте тем, кто говорит, что время лечит. Просто надо заново научиться жить, не отворачиваться от того, что случилось, но жить по другим правилам.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera