Сюжеты

Попробовали — не вышло

Военная реформа завернула в старую колею

Этот материал вышел в № 13 от 7 февраля 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

Павел ФельгенгауэрОбозреватель «Новой»

 

На прошлой неделе на специальном совещании в резиденции Горки-9 Владимир Путин и Дмитрий Медведев окончательно утвердили решение о значительном, в два с лишним раза, увеличении денежного довольствия военнослужащих с января 2012-го. Министр...

На прошлой неделе на специальном совещании в резиденции Горки-9 Владимир Путин и Дмитрий Медведев окончательно утвердили решение о значительном, в два с лишним раза, увеличении денежного довольствия военнослужащих с января 2012-го. Министр обороны Анатолий Сердюков подтвердил, что «лейтенант-выпускник будет получать 50 тыс. рублей». Неназываемые источники утверждают, что рядовой-контрактник будет получать минимум 24,8 тыс. руб., сержант — 34,6 тыс., командир бригады, полковник — 93,8 тыс. Вырастет зарплата не только в Минобороны, но и во всех ведомствах, где предусмотрена воинская служба, а также будут «существенно повышены» военные пенсии.

Эта прибавка была давно обещана и должна, по словам Сердюкова и его первого зама, начальника Генштаба Николая Макарова, привести к существенному повышению престижа воинской службы. Об источниках дополнительного финансирования ничего толком неизвестно, но Сердюков с Макаровым намекали на некие «внутренние резервы». В 2008-м Сердюков объявил о сокращении в два с лишним раза числа офицеров: с 355 до 150 тысяч. Макаров утверждал, что негодных и ненужных уволят, оставшимся будут больше платить и больше требовать, а прежнее войско, в котором полковников и подполковников больше, чем лейтенантов, было мало боеспособно. Сердюков утверждал, что для вооруженных сил постоянной готовностью в миллион человек нужно ровно 150 тысяч офицеров.

Запланированное увольнение 200 тысяч офицеров и еще 140 тысяч прапорщиков и мичманов шло болезненно и стоило дорого, поскольку требовалось обеспечить всех нуждающихся положенным жильем и выплатами. Старые дивизии и полки расформировывались, тысячи людей и горы техники перемещались по стране, одни гарнизоны закрывались, другие раздувались. В сентябре в Минобороны сообщали, что 70 тысяч офицеров, в том числе 10 тысяч выпускников-лейтенантов, выведено за штат в ожидании увольнения, поскольку для них нет мест. Был официально отменен на два года прием новых курсантов во все военные вузы — мол, офицеров и так девать некуда. Тысячи прапорщиков и офицеров были зачислены на должности сержантов (точную цифру никто не сообщает). К декабрю наконец объявили об успешном завершении масштабных преобразований. Правда, по словам статс-секретаря, замминистра обороны Николая Панкова, 40 тысяч офицеров остаются «за штатом», но их надеются уволить, обеспечив квартирами, в течение этого года.

Но вдруг после совещания в Горках Сердюков заявил, что офицеров не хватает, что высшее руководство «приняло решение» срочно «с будущего года» набрать 70 тысяч новых, поскольку «мы разворачиваем дополнительные воинские формирования — создаем целый новый вид вооруженных сил, военно-космическую оборону». Сердюковское объяснение совершенно нелепо. Никакой, кстати, «военно-космической обороны» в природе не существует — создается объединенная система воздушно-космической обороны (ВКО), которая, по словам Макарова, должна «закрыть государство зонтом от всех видов ракет, баллистических и крылатых». ВКО будет сформировано путем слияния уже существующих ПВО ВВС, армейской ПВО, системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН), системы ПРО Москвы А-135. С 91-го года отечественные ПВО сокращали, но они остаются самой мощной и многочисленной наземной системой ПВО в мире. Конечно, вооружение и оборудование во многом устарело физически и морально, планируется перевооружение к 2020 году, создается новая система С-500 сразу для ПВО, ПРО и космических целей. Но для постепенного перевооружения существующих частей никаких дополнительных офицерских масс в 70 тысяч близко не требуется, тем более со следующего года.

Сначала офицеров выгоняли, теперь без всяких внятных объяснений собираются вновь куда-то набирать. Несколько лет назад набирали контрактников, истратив сотни миллиардов, в прошлом году начали набранных массово увольнять, а теперь Сердюков в Горках объявил, что через месяц может быть принято решение о еще одном массовом наборе.

Поскольку реальная численность всех силовых структур в стране засекречена, заявления официальных лиц туманны. В июле председатель комитета по обороне Совета Федерации Виктор Озеров объявил, что в вооруженных силах «15 процентов — офицеры и 25 процентов — контрактники». В декабре на закрытом заседании Госдумы Сердюков вроде как доложил, что офицеров — 181 тысяча, а контрактников — 120 тысяч. Теперь в Горках объявил, что офицеров — 150 тысяч, контрактников — 180 тысяч, но будут увеличивать и тех, и других. Только со срочниками более-менее понятно — в год призывают чуть меньше 600 тысяч.

Подробности расходования госсредств на оборону и безопасность неизвестны. Зарплаты военных и силовиков вырастут в два с половиной раза, офицеров станет на 50 процентов больше, и еще наберут десятки тысяч контрактников. Одновременно принята программа перевооружения до 2020-го на 20 трлн рублей. В результате военные расходы могут вырасти до 5—6 процентов ВВП. Гражданам-налогоплательщикам никто ничего не сообщает. Известно только, по словам замминистра финансов Сергея Шаталова, что принятые решения об увеличении оборонных расходов не предусмотрены утвержденным госбюджетом на 2011—2013 годы, и непонятно, за счет каких источников будет финансирование.

В условиях тотальной секретности и неизбежной безответственности практически любая серьезная реформа в России вырождается в цепь социально-политических экспериментов и организационных импровизаций. Типа попробовали — не вышло, переделали навыворот — снова облом. Построить вооруженные силы постоянной готовности по штатам военного времени не вышло, поскольку боевой основы — профессиональных сержантов — не было, нет, и никто не знает толком, как их готовить и отбирать. Бригады, где солдаты, сержанты и специалисты — сплошь отслужившие несколько месяцев срочники — пушечное мясо, а не армия. В ВДВ с трудом сохранили всего пять реально боеготовых батальонов «немедленного реагирования» — вот, собственно, и всё.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera