Сюжеты

Президент как сигнальщик

Жанр аккуратных недомолвок и многозначительных умолчаний начинает утомлять

Этот материал вышел в № 13 от 7 февраля 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

Что-то мы запутались в сигналах. Празднование юбилея Ельцина сигнал? Еще какой. И примерно ясно кому. Но от кого? От тандема или лично от президента Медведева, который слетал по этому случаю в Екатеринбург и после открытия памятника провел...

Что-то мы запутались в сигналах. Празднование юбилея Ельцина сигнал? Еще какой. И примерно ясно кому. Но от кого? От тандема или лично от президента Медведева, который слетал по этому случаю в Екатеринбург и после открытия памятника провел там выездную сессию Совета по правам человека? Где от широкой души раздал еще целую пригоршню сигналов слегка озадаченным членам данного консультативно-совещательного органа. Кстати подоспело и решение Верховного суда по делу Ходорковского и Лебедева. Которое, при всей его мутности, тоже, конечно, сигнал. Загадочный, будто из созвездия Тау Кита. Верховный суд сомневается в законности содержания обвиняемых под стражей после внесения президентской поправки о режиме расследования экономических преступлений. Ну и мы, в свою очередь, тоже сомневаемся: что это вдруг?

Членам совета президент пообещал в текущем году сразу три встречи — против одной в прошлом году. Тоже сигнал? Господи, чего только не бывает в России в предвыборный год. Премьер Путин с чувством глубокого удовлетворения докладывает, что домодедовский теракт раскрыт; мол, готовы приступать к следующему… А президент Медведев в ответ — будет вам пиариться-то!

Старожилы такого не помнят.

Конечно, сигналы от внеземных цивилизаций поступали и раньше. Например, президент упорно повторял, что не стоит гнать волну по МБХ, покуда решение не прошло апелляционные инстанции. При желании между строк можно было прочесть следующее: «Напрямую с путинской командой ссориться из-за Ходорковского у меня нет ни резона, ни ресурса. Но зато я вам гарантирую систему, в которой квалифицированный адвокат отыщет и построит хорошие оборонительные позиции. Вот и валяйте, стройте. Вплоть до Страсбургского суда. Не все ж на доброго царя уповать».

Тогда лыком в строку ложится и нарочито нелепый приговор, где столько наворочено, что только идиот не найдет контраргументов для настоящего суда. Хотя жаль, конечно, что подобное настоящее правосудие в Россию завозится только по импорту и с немыслимой таможенной наценкой.

С другой стороны, при отсутствии желания меж тех же строк можно прочесть и прямо противоположное. Тоже понятно-знакомое: «Процесс пошел! А от меня-то что вы хотите?»

Плохо то, что оба подхода попахивают недорогой византийщиной. Золочеными кремлевскими завитушками. Но как иначе, если мы и живем в Византии? Все лучше, чем в Золотой Орде, как 70 лет назад. Когда был Ельцин маленьким, с кудрявой головой… Так что валяйте, граждане, расшифровывайте. Сигналов теперь будет — успевай принимать.

Во время встречи с советом президент был сдержан и аккуратен. Разумное принимал, в сомнительном сомневался. Ну ведь правда, что суд присяжных — палка о двух концах. Профессиональные судьи, с высшим юридическим образованием, хотя бы формально защищенные — и то куда как зависимы. А люди с улицы, особенно где-нибудь в национальной провинции, наглухо встроенные в локальный мирок, — смогут ли объективно рассмотреть дело, где «наш» против «чужих»? Это не значит, что суды присяжных надо прикрывать. Просто относиться к ним следует осторожно, чтобы не пересолить.

Спорить трудно. Как и с тем, что правильные разговоры о независимости суда легко переходят в неправильные действия по превращению судей в изолированную профессиональную корпорацию, свободную от любого контроля вообще. Не только со стороны начальства, но и со стороны общества. Здесь тоже пересолить не хотелось бы.

Всего обсуждалось три главных темы. Модернизация сознания и освобождение от тоталитарного мышления. Современная семейная политика. Реформа судебной системы.

Из наиболее существенных конкретных решений — предложение создать общедоступную базу персональных данных по жертвам сталинских репрессий, включая закрытые по сей день архивные материалы. Независимая правовая оценка процессов Магнитского и Ходорковского — Лебедева. Ну и целый набор более частных вещей. Практика исключения  неудобного адвоката из судебного процесса через допрос его в качестве свидетеля… Практика лжесвидетельства в милиции при разборе дел о задержании уличных демонстрантов… Беззаконное выселение/переселение семей в Чечне вообще без юридических оснований — для очистки места под строительство прогрессивного Аргун-Сити… Миграционную службу предложено выводить из сферы действия силовиков в сферу гражданского управления — как оно и было в лихие 90-е… Переаттестация кадров в МВД…

Ничего сверхъестественного. Более того, все эти благие намерения могут быть и, скорее всего, будут замотаны на уровне практического исполнения. В связи с чем президент согласился с идеей ввести в режим работы совета специальный раздел по контролю исполнения принятых предложений. Обольщаться нет ровно никаких оснований — но и разочаровываться тоже. Улита едет, не скоро будет.

Но, в конце концов, это жизнь. Каждое такое предложение ущемляет конкретные интересы влиятельных людей. Вряд ли они будут рыдать от верноподданнического восторга, когда урезают их полновластие или ограничивают коррупционные источники доходов. Так что сопротивление и контратаки обеспечены. Собственно, и говорить было бы не о чем, если бы не эти самые «сигналы», которые в Екатеринбурге раздавались с непривычной щедростью. С новой силой встали старые вопросы.

Медведев все-таки хочет выдвинуться из тени Путина и в преддверии выборов подкрепить свой личный имидж цивилиста-прагматика, политика, который (в отличие от некоторых) опирается на закон, а не на произвол?

Или они так договорились, чтобы у каждого была своя электоральная поляна, и согласованно продолжают игру в доброго и злого следователя?

А может, это просто лебединая песня?

Как и прежде, черт их знает с их высокой политикой. Сам по себе жанр аккуратных недомолвок и многозначительных умолчаний начинает полегоньку утомлять. Да, на этот раз президент сказал больше обычного. И, в общем, в правильную сторону. При полном сочувственном понимании ограниченности его политических ресурсов со стороны много повидавшей аудитории.

Беда в том, что эти сигналы уже мало кого возбуждают. Какая, собственно, разница, если время в стране застыло и на гладкой кисельной поверхности ничего не происходит. Все процессы спрятаны в глубине, где непонятные бактерии вырабатывают то ли гексоген, то ли алкоголь, то ли заурядный сероводород. Иногда оттуда всплывают пузыри. И тут же лопаются. Кому-то пахнет резедой, кому-то кровью и селитрой. Кому-то еще чем.

Некоторым — Тунисом. А другим напоминает коктейль Брежнева с Андроповым.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera