Сюжеты

Дело закрыто в связи с особой важностью

Резонансное убийство оппозиционера расследовать или не хотят, или боятся

Этот материал вышел в № 13 от 7 февраля 2011 года
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Боброваредактор отдела спецрепортажей

Справка «Новой» Макшарип Аушев — крупный коммерсант и видный ингушский общественный деятель. Принимал непосредственное участие в протестной кампании против президента Ингушетии Мурата Зязикова. Владел оппозиционным сайтом «Ингушетия.ру»,...

Справка «Новой»

Макшарип Аушев — крупный коммерсант и видный ингушский общественный деятель. Принимал непосредственное участие в протестной кампании против президента Ингушетии Мурата Зязикова. Владел оппозиционным сайтом «Ингушетия.ру», но отказался от дальнейшего участия в его работе после отставки Зязикова.

Именно при Зязикове за Макшарипом Аушевым закрепилась слава правозащитника: пытаясь вернуть собственных похищенных родственников, он поднял проблему похищения людей в республике и вывел эту дискуссию на федеральный уровень. Хотя «правозащита» — это не совсем точное слово для того, чтобы охарактеризовать его деятельность.

Выполняя свою гуманитарную функцию, Макшарип прибегал к помощи тех людей, с которыми высшее руководство страны «переговоров не ведет».

По некоторой информации, нынешнее руководство Ингушетии, пытающееся «умиротворить» республику, тоже прибегало к помощи Макшарипа в качестве медиатора.

Макшарип Аушев был убит 25 октября 2009 года. Неизвестные обстреляли его машину в Кабардино-Балкарии, на подъезде к Нальчику.


О том, что следствие по делу об убийстве Макшарипа Аушева приостановлено, родственники погибшего узнали на прошлой неделе чисто случайно.

— Мы поехали в Ессентуки (там находится ГСУ СК по ЮФО, занимающееся расследованием. — О. Б.) спросить, как продвигается расследование, — рассказывает Магомед Аушев, отец Макшарипа. — Там нам сообщили, что дело, оказывается, было приостановлено еще 25 октября. Нас об этом не уведомили: якобы следователь отправил письмо, но оно где-то потерялось.

25 октября 2010 года истек ровно год со дня убийства Макшарипа Аушева. Олег Цибулькин, следователь, ведущий это дело, имел возможность в очередной раз обратиться за санкцией на продление сроков расследования к Бастрыкину. Не исключено, что и обратился. Однако в результате расследование все равно было свернуто. Формально в качестве обоснования своего решения следователь ссылается на 208-ю статью УПК РФ: приостановление предварительного следствия возможно в том случае, если «лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено». (Попытки получить комментарий Цибулькина успехом не увенчались. Пишем Бастрыкину запрос на интервью со следователем.)

Прежде адвокат потерпевшей стороны Муса Плиев заявлял ходатайство об отводе той следственной группы, которая занималась расследованием убийства Макшарипа, — специалисты, в нее входящие, были в непосредственном подчинении следователя по особо важным делам ГСУ СК по ЮФО Саврулина. Этот запрос был отклонен. Но ведь несколькими годами ранее именно Саврулин вел уголовное дело против Макшарипа и его сторонников — по делу об организации массовых беспорядков в Назрани 26 января 2008 года. Макшарип тогда даже сидел в СИЗО. Его близкие, как и он сам, полагали, что Саврулин действовал «по заказу» тогдашнего руководства республики. Спустя несколько месяцев Москва сменила в Ингушетии президента, и это уголовное дело как-то само собой потухло. А Аушев ушел из публичной политики, заявив, что главной своей цели — свержения Зязикова — он добился.

Официальное расследование близкие Макшарипа с первых же дней не принимали всерьез. Встретили «по одежке»: Маркин заявил в качестве основной версии убийства какую-то любовную интригу. Так что друзья и близкие Аушева организовали «Независимый общественный комитет по расследованию убийства». Туда вошли ингушские старейшины, адвокаты и общественные деятели — всего девять человек. За любую информацию, которая может быть полезна для этого расследования, была объявлена награда.

Про контакты между официальным расследованием и деятельностью комитета Магомед Аушев говорит:

— С самого начала расследования следователи с нами связи не имели. Один раз приехали, и больше мы их не видели. А мы давали им все данные. Они знают имена убийц.

Результаты работы комитета не разглашаются. Однако даже если судить по тем крупицам, которыми комитет делится, результаты эти есть — и они более существенные, чем те, которых добилось официальное расследование.

К примеру, в потоке автомашин, которые вместе с автомобилем Макшарипа следовали в сторону Нальчика, неофициальное следствие установило машину с поддельными номерами — «Ладу Приору», из которой и расстреляли Аушева. Определены владельцы этой машины. Магомед с гневом отмечает: «Допросили хозяев всех остальных машин, которые в Нальчик на рынок картошку везли, а убийц так и не допросили».

Относительно мотивов убийства сына Магомед Аушев говорит с полной определенностью: «Это заказное убийство, к которому причастно официальное лицо из числа ингушских чиновников, не стоящее в стороне от нынешнего расследования». Однако он допускает, что среди возможных мотивов «могут быть и деньги».

Говорят, что за пару недель до гибели Макшарип испытывал трудности, касающиеся бизнеса: у него был серьезный конфликт интересов с кем-то из крупных местных «китов». Говорят также, будто бы он ездил в Турцию с тем, чтобы найти человека, который мог бы снять эти противоречия. В Турции проживает много авторитетных кавказцев, которым можно было бы делегировать функции переговорщика. Однако эти переговоры так и не успели состояться.

Также не исключено, что устранение Макшарипа Аушева было делом чести для кого-то из его политических противников. По всей вероятности, на него злился не только экс-президент Ингушетии Зязиков, но и другие региональные лидеры. К примеру, Макшарип совершенно намеренно шел на конфликт с Чечней — это была его личная «война», открытая после того, как чеченские менты украли на предмет выкупа его сына и племянника. Аушев смог вернуть своих близких, однако, поскольку ни одна официальная структура не почесалась ему в этом помочь, он прибег к помощи сил, таящихся в лесу. Макшарип раскрыл крупную подпольную тюрьму в чеченском селении Гойты, где жестоко убивали людей. Так что Макшарип крепко досадил чеченцам и потом не упускал случая всякий раз это противоречие обострить.

Примечательно, что еще за день до того, как достоянием общественности стал тот факт, что дело прекращено, президент Ингушетии Евкуров заявил — следствие продолжается. Отец Макшарипа воздерживается от критики президента: «Если бы дело расследовалось в республике, то давно бы уже был суд».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera